Колумнисты

Посмотрите на них: самому старшему на вид 22—23 года, это что — опасные преступники?

Кого задержали на антикоррупционном митинге в Петербурге

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге»

Политика

Борис Вишневскийобозреватель

7

Воскресный вечер в родном Петербурге я провел в отделе полиции. Привезли двенадцать задержанных на Невском проспекте, куда вышли тысячи участников антикоррупционной акции протеста. Им дали беспрепятственно дойти по тротуарам Невского до площади Восстания, а потом поступила команда «винтить».

В общей сложности задержали 131 человека, 12 из них оказались в отделе полиции № 60 на улице Кораблестроителей. Среди них было двое журналистов, три школьника (их на акции было очень много), остальные — студенты вузов и колледжей.

Приехав в отдел полиции почти сразу, как их привезли, я сообщил полицейским, что пока всех не отпустят, отсюда не уйду, и стал узнавать, почему их задержали и в чем обвиняют.

Выяснилось, что привезли их три бойца Росгвардии (майор и два сержанта), которых всего лишь попросили (как по закону) «оказать содействие» полиции в задержании. Общались они не очень охотно. Хотя, что примечательно: люди грамотные, законы знают и умеют цитировать их нормы. Заявили, что, мол, вы же депутат, обязаны знать, что не было согласовано шествие по Невскому! Ну да, не было, и оно в принципе не могло быть согласовано (еще в 2014 году наш городской парламент принял драконовский закон, запретивший на Невском проспекте, Дворцовой и Исаакиевской площадях любые публичные акции, кроме одиночных пикетов).

«Хорошо, пусть шествие не согласовано, — спросил я. — Но если люди ничем иным не нарушали общественный порядок — не били стекла, не матерились, не переворачивали машины, — то зачем было их задерживать? Посмотрите на них: самому старшему на вид 22—23 года, это что — опасные преступники? Вам не с кем больше бороться в стране?» Мне ответили, что они — военнослужащие, и выполняют данные им приказы. Хотя по реакции гвардейцев было видно, что они (здоровые, накачанные мужики) понимают, как абсурдно было бросать их на молодых ребят отнюдь не мощного телосложения.

Одного из задержанных — Матвея Туманова — ударили дубинкой по голове, при этом никаких требований («вы нарушаете закон, немедленно прекратите») полиция не предъявляла: она сразу начала бить. Более того, никаких требований не было и к остальным задержанным, хотя полицейские потом заявили, что по Невскому ездили машины и через динамики что-то объявляли. Что касается Матвея, то он плохо себя почувствовал, и я вызвал в отдел полиции «скорую». Когда она приехала, врачи сразу обнаружили у него гематому на голову и хотели забрать в больницу. Но полиция его не отдала. Всего, что удалось добиться, так это обещания первым оформить на него протокол об административном нарушении. После этого Матвея передали врачам, и его увезли. На следующий день он позвонил, сказал, что есть справка о травме, хотя, к счастью, серьезных повреждений нет…

Журналистов — Надежду Зайцеву из «Ведомостей» и Сергея Сатановского из питерской «Новой газеты» — задержали, несмотря на их профессиональный статус, при этом у Сатановского достаточно грубо отобрали удостоверение, заявив, что, мол, в полиции разберутся. В полиции с ним и Зайцевой «разбирались» в моем присутствии почти час, но, наконец, отпустили.

Школьников отпустили позже, когда за ними приехали родители. По их словам, они всего лишь шли в общей колонне — было весело и интересно. Говорят, что ничего не кричали (а даже если и кричали, то нарушением закона это не является). Что политикой не интересуются, но смотрели фильм про «Димона». Надо сказать, что их старшие «товарищи по несчастью» тоже практически все смотрели фильм, и им не нравится, что начальство так много ворует. Ни на какие митинги практически никто из них раньше не ходил, а тут пошли, потому что тема «зацепила».

В отделении. Фото: Сергей Сатановский

Часа через два(!) наконец-то приехали полицейские, которые задерживали ребят. И, опросив их, стали выписывать всем одинаковые «протоколы о доставлении». Мол, шел по Невскому, кричал: «Россия будет свободной!» и «Свободу Навальному!» (то есть Олегу, брату оппозиционера, отбывающему срок в колонии. — Б. В.). Чем «привлекал внимание к несанкционированному шествию» и нарушил статью 5.2 закона Санкт-Петербурга о митингах и демонстрациях (запрещающую шествия и демонстрации на Невском. — Б. В.). Почему это «страшное нарушение» требовало именно задержаний и доставки в участок — никак не объяснялось. Протоколы выписывали долго. Я успел сбегать в ларек и принести воды и кексов для ребят. Предлагал и полицейским, но они отказались. Еще воды и еды потом принесли волонтеры — группы по оказанию помощи задержанным в Петербурге работают эффективно, и к нам в отдел полиции приехали сразу трое волонтеров.

И вот началось главное: составление протоколов о собственно административном нарушении. У меня были опасения, что кому-то попытаются вменить печально известную статью 19.3 КоАП — о неповиновении сотруднику полиции, по которой можно держать в полиции двое суток, а потом арестовать по суду на 15 суток. Однако этого не случилось, ограничились статьей 20.2, по которой грозит только штраф и по которой в полиции после доставления можно держать только три часа. «Время уже прошло. Почему не отпускаете?» — спросил я у дежурного по отделу. Мне стали жаловаться на то, что много задержанных и что они не успевают. «Не задерживали бы ребят — так у вас бы этой работы не было, — заметил я. — И кто вам мешает сейчас их отпустить? Тогда и протоколы не понадобятся».

В итоге последнего задержанного освободили (обязав явкой в суд) только через четыре с половиной часа после доставления. Это еще одно нарушение, причем очевидное. И я советовал всем задержанным подать жалобы в прокуратуру. Для справки: я такую жалобу на депутатском бланке уже написал.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera