Сюжеты

Следствие принимает удар

В связи с нападением на полицейского возбуждено дело, предполагающее пожизненное заключение. Очевидцы говорят о провокаторах на площади

Фото: Светлана Виданова

Этот материал вышел в № 32 от 29 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

26

Помимо административных арестов и штрафов после воскресной акции протеста появилось и уголовное дело — по весьма тяжкой статье 317 УК — «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов», наказание по которой — вплоть до пожизненного. Дело — в производстве центрального аппарата СК. Нападавших на полицейского пока не задержали, но в Техническом переулке обещают принять «исчерпывающий комплекс мер» к поиску и привлечению виновных к ответственности. В то же время очевидцы утверждают, что на Тверской были провокаторы, переодетые в футбольных фанатов и ведшие себя крайне агрессивно. Один из них и ударил с разбега ногой полицейского по голове и сразу же скрылся.

Инцидент произошел ближе к концу акции. Люди не расходились, и бойцы ОМОНа стали выдавливать толпу протестующих шеренгами. Однако на пути шеренг всплывали молодые люди, похожие на футбольных фанатов, которые выкрикивали оскорбительные нецензурные кричалки. Некоторые бойцы и полицейские стали гоняться за ними. Но «футбольные фанаты» бегали явно быстрее. Один из провокаторов на бегу ударил сзади ногой по шлему полицейского. Мужчина сразу упал на землю, а нанесший ему удар скрылся. Коллеги пострадавшего полицейского, заметив неподвижное тело на тротуаре, окружили его, попытались поднять, но тот был не в сознании, на место вызвали «скорую». Камера Русской службы Би-би-си зафиксировала этот момент. Первым же об этом инциденте и сообщил журналист Би-би-си Андрей Сошников. В Twitter он выложил видеозапись, снабдив ее следующим комментарием: «Мужчина ударил омоновца в полете с ноги, тот потерял сознание. Сейчас его коллеги избивают вообще всех».

Людей, подошедших посмотреть на потерявшего сознание полицейского, действительно стали разгонять.

33-летний полицейский с черепно-мозговой травмой был госпитализирован в больницу в тяжелом состоянии. Московское управление Следственного комитета возбудило уголовное дело по весьма редко применяющейся статье — 317 УК — о «Посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов», предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет, либо пожизненное заключение.

Сразу после митинга против коррупции по делу о «посягательстве на жизнь сотрудника полиции» в разных ОВД Москвы стали допрашивать некоторых задержанных участников акции. Однако причастность митингующих установить не смогли. Всех допрашивали как свидетелей и после составления административных протоколов о «нарушении порядка проведения митингов» отпускали, рассказал «Новой газете» адвокат одного из допрошенных (18-летнего Вячеслава Новикова) Олег Елисеев. «К нападению они не были причастны и имели алиби на время совершенного нападения. Их отпустили». Но в настоящее время (понедельник. — Ред.) людей в качестве свидетелей еще допрашивал Следственный комитет, но данные мне их неизвестны», — добавил Елисеев.

Следственный комитет, в свою очередь, на следующий день после акции выпустил заявление, в котором руководитель пресс-службы ведомства Светлана Петренко сообщила, что уголовное дело о посягательстве на жизнь сотрудника полиции передано в производство Главного управления по расследованию особо важных дел СКР:

«Следствием будет принят исчерпывающий комплекс мер, направленных как на установление обстоятельств преступления, так и на скорейшее установление и задержание всех без исключения лиц, причастных к нападению на полицейского. Посягательство на сотрудника правоохранительного органа законодатель не случайно отнес к преступлениям особой тяжести. Ведь от полицейского, исполняющего обязанности по охране общественного порядка, зависит жизнь и здоровье многих граждан. И таким преступным действиям по отношению к стражам порядка Следственный комитет давал и даст самую жесткую правовую оценку».

На момент подписания номера нападавшие на полицейского найдены не были.

Между тем ряд юристов и гражданских активистов опасаются, что справедливое желание следствия по столь резонансному делу быстрее найти виновных может вылиться в задержания непричастных к нападению на полицейского участников митинга. Ведь задержали же в рамках «болотного дела» вообще не находившегося в Москве 6 мая 2012 года Дмитрия Бученкова по обвинению в «применении насилия в отношении представителя власти» (318-я УК) и «участии в массовых беспорядках» (212-я УК). Задержали лишь потому, что он, по мнению СК, оказался «похож» на мужчину в черном капюшоне и кепке с зеленым козырьком, который на видеозаписи бил полицейских. Но Бученков в это время находился в Нижнем Новгороде. Несмотря на то, что даже на фотографиях он не похож на провокатора, следствие отправило дело в суд, а защите отказывают в проведении экспертиз. Скоро, кстати, начнутся прения, а потом приговор…

Реальный же нападавший, на тщательные поиски которого СК решил не тратить много времени, спокойно ходит на свободе, и не исключено, что продолжает провокации на акциях, подобные нападению на полицейского в воскресенье.

Кстати, выяснилось, что пострадавший полицейский Евгений Гаврилов, являвшийся бойцом 2-го оперполка ГУВД Москвы, ранее проходил потерпевшим по делу «болотника» Ивана Непомнящих, осужденного на 2,5 года. The Village нашел аккаунт Гаврилова в соцсетях. Человек на фотографиях, опубликованных на странице, похож на пострадавшего полицейского с видеозаписи. Адвокат Непомнящих Ольга Динзе подтвердила, что человек с фотографий похож на свидетеля обвинения по «болотному делу». По версии следствия, Гаврилов и Виктор Колмаков, старший сержант того же полка, изрядно пострадали на Болотной площади 6 мая 2012 года — обоих целых семь секунд одной левой избивал 21-летний Непомнящих. К слову, Непомнящих задержали только спустя 3 года после описываемых событий, когда полицейские внезапно «вспомнили», что их избивал именно этот юноша. Непомнящих обвинял их во лжи и отмечал, что Калмыков при задержании даже ударил его кулаком в лицо.

Впрочем, даже это, очевидно, формальное участие в качестве «потерпевшего» полицейского Гаврилова в «болотном деле» не отменяет того, что он, Гаврилов, действительно тяжело пострадал от действий провокаторов в ходе акции 26 марта. Примечательна же во всей этой истории избирательность правоохранительных органов: если по факту нападения на полицейского сразу возбуждают уголовное дело, причем сразу по тяжкой статье, и его в больнице навещает глава Совета по правам человека (СПЧ), то по факту избиения самими полицейскими участников митинга… никаких дел не возбуждается.

Так, руководителя московского отделения «Партии прогресса» Николая Ляскина после задержания на акции 26 марта из ОВД госпитализировали в Боткинскую больницу. Как он сообщал в своем Twitter, в автозаке сотрудник полиции ударил его по голове. Работники скорой помощи диагностировали у него подозрение на сотрясение мозга. Однако на следующий день Ляскина забрали прямо из больницы на суд, где присудили 25 суток административного ареста за «повторное нарушение правил проведения митингов».

Еще одно уголовное дело по статье 318 «Применение насилия в отношении представителя власти» возбудили в Волгограде в отношении студента местного социально-педагогического университета. По версии правоохранителей, во время митинга молодой человек «ударил ногой полицейского в момент, когда правоохранитель задерживал другого протестующего». В то же время представители штаба Навального сообщили, что самого студента «избивали» и «заставляли дать показания о том, что организатор митинга Алексей Волков подстрекал к применению насилия к представителям власти».

Комментарий эксперта

Алим Бишенов
управляющий партнер BMS Law Firm:

— Практика применения статьи 318 Уголовного кодекса показывает (особенно на «болотном деле»), что суды достаточно сурово наказывают обвиняемых по ней. Хотя санкция данной статьи предусматривает разные виды наказания — от штрафа в размере до 200 тысяч рублей до лишения свободы сроком на 5 лет. Это в том случае, если речь идет о применении насилия, не опасного для жизни и здоровья представителя власти. В случае применения насилия, опасного для жизни и здоровья, может быть назначено наказание до 10 лет лишения свободы. Учитывая еще и обстоятельства совершения деяния, суд вполне может назначить реальный срок. Что касается статьи 317 УК, то максимальным наказанием за совершение этого преступления действительно может стать пожизненное лишение свободы. Данная статья применяется достаточно редко, однако наказывается деяние обычно очень сурово, поэтому тем, кого в итоге по ней обвинят, будет грозить длительное лишение свободы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera