Колумнисты

Педофобское

Нормальным людям дети всех дороже. Адептам ада дети всех страшней

Этот материал вышел в № 34 от 3 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Дмитрий Быковобозреватель

6
И вот Новороссия — это, грубо говоря, одна из таких ценностей. Она снимется лишь тогда, когда на земле не останется никого, кто сомневается в том, что эта земля — Россия, Русская Земля.
Ну а уж наши дети обязаны думать так по умолчанию. И мы должны заставить их так думать. И должны дать по зубам, а в экстремальных случаях — и поставить к стенке, если они эту простую мысль предают. И никаким «Они же дети», «У них другое поколение и другой взгляд» мы придавать значения не должны.
Егор Холмогоров
— Совершенно с вами согласна, — сказала Пеппи и даже на мгновение перестала прыгать. — Всех детей надо бы перестрелять.
— Как ты можешь так говорить? — ужаснулся Томми.
— Да-да! Надо перестрелять всех детей, — настаивала Пеппи. — Но, увы, это сделать нельзя, потому что откуда тогда возьмутся всякие важные дяденьки? А без них ведь никак не обойтись.
Астрид Линдгрен, «Пеппи Длинныйчулок»
Петр Саруханов / «Новая»

Мочить детей сегодня — тренд эпохи. Их вяжет вся омоновская рать. Я думаю и сам, что дети плохи — они умеют только жрать и срать. Все зло сегодня в этих поросятах, их главная интенция ясна — с них начался бардак шестидесятых, майданы и «арабская весна». Им может верить только ненормальный. По счастью, дети — это меньшинство. Конечно, их использует Навальный, но и они используют его. Им хочется подраться, насосаться, им не права нужны, а сервелат. В душе они холопы англосакса. По совести, их надо расстрелять. Они сырье продажного протеста, без них его случиться не могло б… Россия — заколдованное место: кто педофил — тот втайне педофоб! Я был готов к подобному сюрпризу, меня не раз травили те и те — ведь ровно те, кто защищали Лизу*, сейчас сулят расстрелы школоте! О, школота — единственное слово, что применимо к подлой их среде. Одни инстинкты, ничего святого, гормоны вместо мозга и тэ дэ.

Политика — растленье малолетних, их перевод на гумус и помол. Не будем вспоминать о грязных сплетнях, что окружали «Наших» и «Румол» — их лидеры не стоили расстрела. У нас таких орлов хоть попой ешь, понятно всем, что это не растленье, что это не политика, а кэш. Которые за бабки, за карьеру — потупчившись, вливаются в ряды. Опасны те, в ком мы усмотрим веру: идеалисты, сволочи, жиды, топтали нас в двадцатых, в девяностых… Их никогда никто не выбирал! Опасность не в нацистах, не в прохвостах. Не больно страшен даже либерал. Видал их поредевшие ряды я, их нынче и ленивый бьет с ноги… Действительно опасны молодые. Они — биологически враги.

Есть логика в подобном мрачном взгляде: понятно, что стареющий режим, обрюзгшие, озлобленные дяди относятся к подросткам как к чужим, вот этим существам инопланетным. Они страшней, чем креативный класс. Покуда дети есть — покоя нет нам. Читал — «Из мира вытеснят и нас»?** Мочить детей — естественнейший вывод, правитель должен быть упрям и тверд: младенцев избивал библейский Ирод, убили сыновей Иван и Петр… Для старца кто враждебней молодежи? Они вплотную к нам подобрались, мучительны их рожи, их одежи, их анархизм, цинизм, радикализм! «Они зажрались! Нет на них Афгана!» — взывает бард Стрелкова тыловой, который, что особенно погано, стремительно дряхлеет головой. Дряхлеют все, от нищих до министра. Какой-то вирус старчества в крови — так в армии деды стареют быстро, о чем давно писал Максим Леви. «Чуть вылупился — глядь, уже занесся!» Сплошной Альцгеймер: патлами трясем, брюзжанье, скопидомство, резонерство и тень маразма явного на всем — на каждом кадре и на каждом слове. Нет сил заткнуть поток, сдержать мочу. Молчу о Соловьеве, Киселеве, о Ване Охлобыстине молчу… Сегодня отвращенье к молодежи — единственный запрос родных клешней. Нормальным людям дети всех дороже. Адептам ада дети всех страшней.

Над школотой смеяться неуместно. Их креативность юную ценя, я сам их ненавижу, если честно, — они же вытесняют и меня! Меня, с моей дозволенною фрондой, которая чем дальше — тем серей, с мечтательностью вялой и бесплодной, с советскою закваскою моей… Мы старики. Мы жертвы почечуя. Никто с цепи сорваться не посмел. Расстреливать их, правда, не хочу я — есть средства радикальней, чем расстрел. Они, возможно, тоже не посмеют. До срока скиснув, тупо обозлясь, при Путине состариться успеют, усвоят скрепы типа «англосакс» — и через десять лет исчезнут в Лете, задохшись в травле, убоявшись битв.

А будут ли еще в России дети — уже не знаю. Может и не быть.

*Прошлогодний скандал с немецкой девочкой, солгавшей, что она была похищена мигрантами. Раздувался широким спектром русских нацистов не без участия министра иностранных дел.
**Из Пушкина.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera