Интервью

Владимир Гревцев: «У подростка, попавшего под влияние «групп смерти», мало шансов выжить в одиночку»

Как искусственно создается этот азарт, заставляющий пройти все уровни «игры», ведущей к смерти?

Фото: PhotoXPress

Этот материал вышел в № 34 от 3 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

4

«У нас сегодня такого размаха проблема, что решить ее сможет только создание специального межведомственного подразделения. Нужно выстроить систему, в оперативном блоке которой будут сотрудники МВД и ФСБ, занимающиеся профилактикой суицидов и выявлением тех, кто доводит детей до самоубийств», — говорил в интервью «Новой» начальник отдела 1-го управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления СК РФ по Санкт-Петербургу Антон Брейдо, возглавляющий расследование по делу Филиппа Лиса (Будейкина) — первого арестованного персонажа из «групп смерти».

Читайте также

Кто виляет Лисом. «Группы смерти» в интернете создают теперь армии ботов и запугивают родителей фейковыми угрозами

В последнее время профилактикой всерьез занимается общество. Волонтеры отслеживают опасные группы, сидят в чатах и потому видят, когда для кого-то из детей ситуация уже становится смертельно опасной, потом ищут и находят родителей или учителей, пытаются их предупредить… Возможно, так и было в Чите — там в краевую клиническую психиатрическую больницу им. Кандинского были вынуждены поместить сразу шестерых подростков, самой младшей из которых оказалась 11-летняя девочка, остальные — подростки 16–17 лет. Все они находились под влиянием «групп смерти», наносили себе по так называемому «игровому» заданию телесные повреждения, верили только кураторам групп в соцсетях и слышать ничего другого не могли и не хотели. Были готовы к суициду в назначенный день.

«Заб.ТV» (телевидение Забайкалья) предоставило слово Татьяне Снегуряк, заместителю главного врача клинической психиатрической больницы, в которой оказались дети. Она рассказала: у этих ребят изначально не было как такового желания умереть или навредить себе — был другой мотив: «азарт, интерес, попытка найти что-то новое…»

Как искусственно создается этот азарт, заставляющий пройти все уровни «игры», ведущей к смерти? Об этом мы говорим с экспертом по IT- стратегии одной из самых известных корпораций мира в области программного обеспечения Владимиром Гревцевым.

На протяжении десяти последних лет российский IT-специалист Владимир Гревцев занимал ведущие посты в крупных российских компаниях. Он был директором по информационным технологиям в компании «Комплексные энергетические системы» (КЭС),  IT-директором в компании «Роснано», а в настоящее время — эксперт по IT-стратегии в одной из самых известных мировых корпораций в области программного обеспечения. Названия корпорации мы не указываем, так как Владимир Гревцев согласился ответить на наши вопросы как частное лицо.

— Наверное, еще в ноябре прошлого года я бы от интервью отказался. Но в декабре случилась трагедия с одноклассником моей дочери. Мальчик совершил самоубийство. Он рос в благополучной, приличной семье. Я стал исследовать его странички в социальных сетях. И тогда же открыл вашу публикацию «Группы смерти».

Да, я бы не хотел, чтобы вы называли номер школы, в которой погиб мальчик. Все, что я могу сказать, так это то, что мальчик, по имени Дима, — ученик 10-го класса.

Я начал изучать личности тех, кто реагировал на его публикации. Изучил динамику преподнесения информации Димой, взяв для этого почти годовую ретроспективу его записей.

Поначалу он размещал свои фото вместе с друзьями, какие-то смешные картинки — то есть обычная страничка школьника. А потом пошло нечто непонятное — например, такая запись: фото грустной девушки с подписью: «Твои мечты и надежды на мусоропроводе», фото порезов на руках. А еще фото, которое, наверное, никакой тревоги не должно было бы вызывать, — фото самого высотного прыжка Баумгартнера из стратосферы. Но на страничке Димы фото развернуто и напоминает по форме кита. И есть к нему подпись: «Ты не одинок — у тебя есть космос». А уже незадолго до трагедии на его страничке стали появляться фото мертвых животных и птиц. Даже у его сверстников это вызывало вопросы, его спрашивали: «Каев?» (сленговое слово, означающее вопрос: «Зачем?»).

Группа, в которой он состоял и был активен, называется «Лефортово». Здесь много неоднозначных, странных постов, довольно-таки тревожных, связанных со смертью. По лайкам тех, кто отметился под фото мертвых животных на странице Димы, я нашел еще ребят, состоящих в этой группе. У них тоже — депрессивные картинки с характерными подписями: «Ничего не вернуть», «Станция конечная, поезд дальше не идет»…

Вот девочка, задавшая тот самый вопрос «каев?», — она на тот момент явно еще была далека от всего этого системного воздействия, которое оказывают на подростков «группы смерти». У нее еще были фото с подружками на даче. Но в динамике я вижу, что месяцев через пять и у нее на страничке в «ВК» появляются тревожные и инородные для ее лексики посты. Например, тревожный пост с фото небоскребов района «Москва-Сити», видны и крыши, а снизу вверх смотрит девушка в черном. Подпись под фото: «Все заканчивается». И дальше все в подобном духе. А потом уже и репост фото, где американский астронавт пытается совершить суицид в разных вариантах, — целый набор способов сведения счетов с жизнью.

Я вижу на многих примерах, как в определенный момент появляется первое странное сообщение, которое прежде не было человеку свойственно, затем проходит меньше года, как тема суицида начинает у ребенка вытеснять все остальное. Такой, видимо, примерный период времени обработки.

— Допускаете ли вы мысль, что за всем этим стоят только депрессивные подростки, которые индуцируют друг друга в социальных сетях?

— Однозначно — нет. Я чуть позже объясню подробно, почему это так. Пока же хотел бы рассказать про еще одно фото, которое мне лично показалось крайне любопытным с точки зрения нейролингвистического программирования. Блок сигарет «Мальборо», крупно взята надпись «Smokers die young» («Курильщики умирают молодыми»). На заднем плане — другие блоки сигарет, они выложены так, что сливаются не только с фоном, но и со словом «smokers». Посмотрите, у нас остается и читается только «die young». А это уже читается не как «умирают молодыми», а «умри молодым».

Выглядит как некая установка?

— Да, и эта картинка, как и другие, выполненные в подобной методике, встречаются довольно часто у подростков, которые находятся под воздействием этих групп. Подобных «крючков» очень много. Вообще, можно «включить систему раннего оповещения» для родителей и учителей о том, что ребенок, возможно, в опасности. Все дети-жертвы себя немножко выдают какими-то фразами, ключевыми словами. Родители могут попросить своего ребенка посмотреть вместе с ним картинки, ролики и фото, которые он выкладывает в Сеть. И завязать разговор: «Интересно, это ты делал или кто?» Здесь важна реакция. Например, когда у Димы спросили: «Это что?» — по поводу одной непонятной фотографии, которая, возможно, была связана с выполнением каких-то заданий «групп смерти», его реакция оказалась неадекватно агрессивной. Так вот, если в ответ на простой вопрос возникает агрессия, вероятно, вы попали во что-то тайное и очень важное для подростка.

— Говорили ли вы об этих вещах с дочерью?

— Она совсем немного времени проводит в социальных сетях. Но когда погиб одноклассник, сильно переживала. Как и многим ее сверстникам, ей хотелось разобраться в случившемся самостоятельно. Я сказал ей: «Доченька, не надо искать эти группы, потому что нельзя собой пытаться остановить поезд. Там такой силы манипуляции, что ты можешь даже не заметить, как превратишься в жертву».

Я рассказал ей о своем друге. По первому образованию он — психолог, и ему как-то стало интересно проверить себя, когда к нему подошли цыгане. Начал с ними общаться, будучи уверенным, что ничего на него не подействует, а в итоге отдал им все, что было. Говорил мне потом, что получил удивительный опыт, как отключается сознание и ты действуешь не по своей воле.

Я предложил дочке вместе зайти на страничку Димы и показал: «Посмотри, здесь фото, видео и музыка. Просто музыка, но я — айтишник, и мне приходится такие вещи знать, — так вот, в этой музыке присутствует рассинхронизация каналов. Смотри, к музыке — цифры, давай такой номерочек введем в поиск «аудионаркотики». И вот этот номер — нашлось!

— Я помню, что-то такое обсуждалось много лет назад. В чем там суть?

— Суть понятия «аудионаркотики» базируется на простом, психологически доказанном механизме, связанном с предобработкой аудиозвука. Слушать надо обязательно в стереонаушниках. Можно записать вполне себе обычную музыку, но чуть-чуть сдвинуть по времени левый канал по отношению к правому. Мозг перегружается. Перегрузка каналов получения информации приводит к трансу. И я сказал дочери: «Смотри, ты хотела просто музыку послушать, а тебя уже ввели в состояние, в котором можно любую информацию воспринимать в обход механизма анализа и критики».

— После нашей первой встречи, Владимир, я успела получить комментарий психофизиолога, консультанта клиники биоакустической коррекции (Санкт-Петербург) Дмитрия Мирошникова. Он сказал следующее: «Лет пять назад происходил невероятный бум по поводу этой темы, это был легкий способ выемки денег из карманов. Но потом так называемые аудионаркотики появились в Сети бесплатно, и все потеряли к ним интерес. Те, кто хотел получить транс, послушали и забросили, потому что на человека, у которого с психикой все нормально, это не влияет. Другое дело — воздействие на людей, у которых психика не уравновешена. В эту категорию входят и подростки, поскольку такая возрастная стадия. Возможность довести их этой музыкой до транса есть. Как это действует? Подается в наушники тон определенной частоты, который, сам по себе, абсолютно не опасен. Но в одно ухо подается немножко отличающийся тон, к примеру, на 10 герц. Разница составляет частоту, которая сравнима с частотой мозга. Это в резонанс может с человеком войти и привести в измененное состояние сознания».

— Измененное состояние — это снижение критичности, подчиненность внушениям извне. Но есть еще одна важная тема. Знаете, когда отвечаешь за IT в крупной компании, приходится постоянно читать материалы по информационной безопасности. Мы с коллегами изучали одну из тайн интернета — кибергруппы под названием «Цикада 3301». Впервые они появились в 2012 году в так называемых закрытых top-сетях, и в них пользователям давались головоломки — в картинках и цифрах. Те, кто отгадывал, попадали на определенные ресурсы. Люди в разных городах мира находили обклеенные стикерами столбы с изображением цикад и QR-кодами, которые содержали ссылки на другие интернет-ресурсы.

Это была игра, сочетающая в себе определенные аспекты различных религий и истории. Все было устроено по принципу воронки: сначала играет большая группа, дальше — подгруппа, затем закрытые комьюнити — объединение материалов или авторов по определенной тематике или цели. В итоге открывались какие-то номера телефонов. До сих пор нет никаких подтвержденных данных о том, что это была за игра. Те, кто проходил все уровни, ничего про это не рассказывали.

Но мы видим, что модели схожи: детей же тоже привлекают с помощью головоломок, тайных шифров и знаков. Так же идет фильтрация, так же для прошедших все уровни игры открываются закрытые группы.

И я бы хотел еще вспомнить заявление очень известной европейской исследовательской компании Gartner, специализирующейся на рынках информационных технологий. Три или, возможно, четыре года назад аналитики этой компании заявили, что, по их данным, киберпреступность меняет свой облик и до 2017 года произойдет первое чистое киберубийство, с применением только IT-технологий. Судя по всему, именно это и происходит, потому что доведение подростка до суицида нельзя считать самоубийством в чистом виде. Это больше похоже на убийство.

Извините за жесткую аналогию: это такой психологический терроризм, и ребенок становится исполнителем, которого готовят, как шахида. Сводя счеты с жизнью, он «подрывает» вокруг себя многое: семья, родня, одноклассники, соседи, — это взрыв для всего сообщества.

— Аналогия, и в самом деле, неоднозначная...

— Давайте разберемся: есть группа людей, которая подготавливает детей. Посмотрим видеоинтервью двух этих администраторов, или кураторов, не знаю, как их правильно назвать. Там было два Филиппа, как я помню: один уже арестованный Лис, другой шел под ником «Море». Они появились в публичном пространстве чуть ли не сразу после первой вашей публикации по этой теме. Там еще был журналист, который им подыгрывал, не помню фамилии. Но он им буквально подсказывал, что, мол, вы же, наоборот, детей спасали. Однако опубликованы уже скриншоты, и всем стало видно, как «спасали», раздавая номера и указывая способ смерти. На самом деле культивировалась идея некоего мифического персонажа, пророка, мессии, идея лучшей-худшей жизни, ада-рая, — а это классический образ создания любого культа. И я предполагаю: есть те, кто управляет теми, кто управляет. То есть, продолжая аналогию, те, кого мы все считаем палачами-администраторами, — на самом деле «шахиды» второго уровня. Анализируя их слова, я не могу поверить, что именно они стоят по-настоящему за всем этим. Здесь, как мне кажется, все серьезнее. Не могли сами подростки, инфицируя друг друга, создать такое массовое и действенное явление, как не могли создать его и молодые взрослые, — те, что сейчас на виду. Они — исполнители.

Посмотрите, какое ключевое слово использовалось? «Выпиливаться». Что думать по этому поводу?

— Мне поначалу само это слово — «выпиливание» — казалось странным. А позже выяснилось, что среди хиппи 1970—80-х существовал глагол «пилиться», который означал процесс нанесения ран на запястья без цели суицида.

— Возможно. Но самое главное здесь то, что слово в повседневной жизни крайне редко используется. Просто чем слово реже звучит, тем лучше оно запомнится. Есть же аналоги для ситуации — уходим, улетаем. Но берется слово редкое. Кит в космосе — небылица. Но запомнится легко. Это все вместе с визуальным рядом, подпитанным определенной музыкой, вызывающей транс, — атака, направленная на то, чтобы перегрузить все в человеке. Аналитический аппарат отключается. И дальше в человека просто закладывается то, что нужно. Но не подкопаешься: обычные вроде бы фото, правильные слова, например, если вспомнить картинку с «Мальборо» о вреде курения. Но «записалось» в мозгу другое. А у подростка в год случается несколько трагедий уровня вселенских катастроф, он априори психологически неуравновешен. Да, если посмотреть на все взрослыми глазами, — ерунда какая-то, но для подростка это важно. Именно в этот момент его психику и расшатывают, запуская деструктивную «программу».

— Появляются группы риска в группе риска...

— Это так. И, возвращаясь к палачам-администраторам-кураторам-исполнителям, важно понять, что и они — в обработке. Дети чувствуют себя в игре нужными и интересными каким-то взрослым, а эти молодые взрослые чувствуют свою власть, возможность раскрутить свою музыку, получить популярность. Хайп. Заметьте, на каждом уровне «игры» удовлетворяются нужные ступеньки пирамиды потребностей Маслоу.

Если вспомнить, как вели себя на видео администраторы, можно заметить, что у них есть выверенная стратегия защиты, множество хитрых способов избежать наказания. Что, сами придумали? Если система учит убивать, значит, она учит, прежде всего, и защищать саму систему. При этом: никто ведь пока не взломал эти кибергруппы смерти. Как взломали детей, мы знаем.

Администраторы, на мой взгляд, прошли специальный тренинг — условно говоря, тренинг на тему, «Как манипулировать людьми». Смотрите. Любой человек, даже с отклонениями в психике, все равно отдает себе отчет в своих действиях — это внутри есть даже у самого кровавого палача. А эти ведут себя так, будто внутри ничего нет. Найти тех, кто их обработал, кто манипулирует манипулирующими, — самая важная задача.

— В заключении специалистов Федерального департамента независимой судебной экспертизы, которые по заказу «Новой газеты» провели комплексное исследование представленных им материалов, связанных с «группами смерти», говорится, в частности, про Филиппа Будейкина — Лиса: предложения в его высказываниях «…не содержат маркеров, с помощью которых выражается отношение говорящего к содержанию, форме события, источнику информации…». Он пользуется «предложениями объективной модальности… Вводные конструкции, наречия, модальные слова, выражающие отношение говорящего к содержанию… в высказываниях отсутствуют». Как будто речь о роботе, а не о живом человеке.

— Нужно и возможно выйти на тех, кто это организовывает. Только с теми, кто на поверхности, нужно работать не только как с преступниками, но и как с жертвами: пробиться сквозь защиту, которой их обучили, допустив, что все, что они говорят, — выученная ложь, защита самой системы.

Со своей стороны я постараюсь помочь, чем смогу. В нашей компании есть интересный сервис машинного обучения и интеллектуальных анализаторов когнитивных явлений. Есть и интересный пример: ребята из Массачусетского технологического института по транскрипту содержания «Игры престолов» с использо ванием машинного обучения предсказывают вероятность того, что произойдет с героями в следующих сериях. И угадывают. Возможно, мне удастся попробовать проанализировать ключевые слова, каким-то образом понять паттерн тех, кто все устроил, чтобы установить, кто они такие.

Единый Всероссийский телефон доверия для детей, подростков и их родителей: 8 800 2000-122.

Важно

Пусть эта ссылка будет всегда под рукой —
https://vk.com/tvoya_territoria —
онлайн-линия экстренной психологической помощи детям и подросткам фонда «Твоя территория».
Время работы — с 15.00 до 03.00.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera