Расследования

Расправы над чеченскими геями (18+)

Публикуем истории выживших свидетелей

Ночной Грозный, Чечня. Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 35 от 5 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

73

Публикация «Убийство чести», в которой мы сообщили о массовых задержаниях и убийствах жителей Чечни по обвинению или одному лишь подозрению в гомосексуальной ориентации, вызвала огромный резонанс. Официальные представители Чеченской Республики привычно заявили о «клевете» и распространении «сплетен». Пресс-секретарь МВД по ЧР высказал мнение, что это «неудачная первоапрельская шутка». Советник Рамзана Кадырова по делам религии Адам Шахидов обвинил «Новую газету» в «оговоре целой нации», а Союз журналистов Чечни предложил «не считать отныне сотрудников «Новой газеты» журналистами». При этом все как один чеченские чиновники, депутаты, общественные деятели отрицали сам факт существования гомосексуалов среди чеченцев. И — одновременно — констатировали: таким людям не место в Чечне. Они вообще не заслуживают права на жизнь.

В это же самое время на горячую линию (kavkaz@lgbtnet.org), созданную Российской ЛГБТ-сетью в координации с «Новой газетой» и российскими правозащитниками (ее контакты за день до публикации были распространены в соцсетях), начали поступать первые обращения. Люди, попавшие в Чечне под преследования из-за своей сексуальной ориентации, выходили на контакт по разным каналам. Кто-то смог уехать в Европу самостоятельно и занимается теперь сбором информации от своих друзей, оставшихся в Чечне. Кто-то выехал за пределы республики, в российские города, и оттуда связался с нами. Кто-то до сих пор находится в Чечне и прячется.

Совместно с активистами из Российской ЛГБТ-сети мы получили три свидетельства от жителей Чечни, которые в очном общении рассказали нам о том, что с ними произошло. На данный момент все эти люди и их семьи находятся в безопасности, за пределами России. Также мы получили еще три истории, герои которых или погибли, или прячутся в Чечне (в распоряжении редакции есть голосовые сообщения одного из скрывающихся. — Е. М.).

Все эти свидетельства получены в разное время, от разных людей, проживавших в разных районах Чечни, имевших в обществе различный социальный статус и не знакомых друг с другом. Тем не менее

во всех свидетельствах есть повторяющиеся моменты, которые позволяют восстановить хронику массовых репрессий против чеченцев, заподозренных в гомосексуальной ориентации.

В предыдущей публикации мы отталкивались от информации наших источников из УФСБ и МВД по ЧР. Они связывали массовые репрессии против чеченского ЛГБТ-сообщества с заявлением о проведении гей-парадов в четырех кавказских городах, которое подали активисты интернет-проекта GayRussia.ru в начале марта. Однако эти заявления, вызвавшие огромный негативный резонанс на Кавказе, спровоцировали вторую волну репрессий.

Потому что была и первая.

Она началась вполне «традиционно» для Чечни. В 20-х числах февраля был задержан мужчина, находившийся, по данным «Новой газеты», в состоянии наркотического опьянения. Надо сказать, что в Чечне однотипными методами борются не только с террористами, салафитами и гомосексуалами, но и с наркоманами и даже — нарушителями ПДД: для начала правоохранители исследуют их телефоны.

При изучении базы данных телефона задержанного наркомана в ней были обнаружены фотографии и видеоролики откровенного содержания и десятки контактов местных гомосексуалов. Именно эта база данных и спровоцировала первую волну задержаний и расправ. К тому времени, когда руководитель проекта GayRussia.ru Николай Алексеев решил вовлечь в свою общероссийскую акцию Кавказ, в Чечне уже были убитые. Но сама волна пошла на спад. По крайней мере,

в одной из секретных тюрем, которая фигурирует буквально во всех показаниях опрошенных нами людей, на момент подачи провокационного заявления от активистов GayRussia.ru, задержанных по подозрению в гомосексуальности, уже выпустили. А теперь — тюрьма снова полная.

О секретной тюрьме в городе Аргуне мы получили информацию от источников в силовых структурах еще полторы недели назад. Тюрьма представляет собой несколько зданий, которые формально пустуют. В 2000-е годы тут располагалась военная комендатура, затем там размещался РОВД г. Аргуна. Сейчас ОМВД России по г. Аргуну переехал на новое место, а бывшая военная комендатура (адрес: г. Аргун, улица Кадырова, 99б) стала одним из многочисленных мест тайного содержания людей в Чечне. 

Бывшая военная комендатура в Аргуне

Также источник «Новой газеты», находящийся в данный момент в Европе, прислал нам фотографию с изображением полицейских. Фотографию сопровождал комментарий: «эти двое (имелись в виду люди на переднем плане.Ред.) начили уничтожать первым в аргуне нетрадиционный Аренотация парней Городе аргуне» (орфография и пунктуация источника сохранены. — Е. М.).

Эту фотографию «Новая» затем нашла в Инстаграме Аюба Катаева, начальника ОМВД России по городу Аргуну. На фоне сотрудников чеченской полиции четко видны двое: спикер парламента Чечни Магомед Даудов (более известный по своему позывному «Лорд») и сам начальник ОМВД по Аргуну Аюб Катаев. Фотография была размещена в Инстаграме 7 марта.

Магомед Даудов («Лорд») и начальник ОМВД по Аргуну Аюб Катаев. Фото: Instagram Аюба Катаева

По данным нашим источников, в том числе тех, кто сидел в аргунской тюрьме, именно «Лорд» присутствовал при освобождении задержанных и при передаче их родственникам.

Не представляет особого труда для следствия проверить регулярность посещения спикером чеченского парламента заброшенной бывшей военной комендатуры в феврале и марте. Один из самых простых способов (но далеко не единственный) — пробить телефон Даудова по базовым станциям операторов мобильной связи, под обслуживание которых попадает адрес: улица Кадырова, 99б. Немаловажный факт: ОМВД России по Аргуну находится теперь по другому адресу и обслуживается совсем другими базовыми станциями. Какой был повод приезжать по старому адресу?

Также из свидетельств, полученных «Новой газетой» и активистами Российской ЛГБТ-сети, следует, что среди задержанных было большое количество «случайных жертв».

Телефоны задержанных намеренно были оставлены включенными: и все мужчины, которые на них звонили (даже по совершенно невинному поводу), тут же попадали в «паутину» массовой кампании за сексуальную чистоту Чечни.

Их также незаконно задерживали, избивали, пытали током и, в лучшем случае, выпускали за огромный выкуп. Нам известны ситуации, когда родственники вынуждены были в срочном порядке продавать квартиры и имущество, чтобы спасти своих близких.

К сожалению, спасти удавалось не всех.

На данный момент «Новой газете» известно о троих погибших. Их смерть перекрестно подтверждена многочисленными свидетельствами (как очевидцев убийств, так и источников «Новой» в правоохранительных структурах Чечни). Также есть сведения о потенциальной четвертой жертве.

Жив этот человек или нет — сможет выяснить только Следственный комитет России. Но за годы обращений в СКР с заявлениями о преступлениях, мы выявили печальную тенденцию: любое заявление о преступлении (каковым по Закону о СМИ автоматически является любая публикация, тем более информирующая о фактах насильственной смерти) Следственный комитет России регистрирует как обращение и не проводит никакой проверки.

Учитывая этот момент, мы намерены обратиться к генеральному прокурору России с требованием обязать председателя СКР Бастрыкина провести проверку по нашим публикациям в соответствии со ст. 144—145 УПК РФ. Если генпрокурор Чайка вынесет такое требование, у Следственного комитета России не останется возможностей для пренебрежения законом. Если же прокурор такого требования не вынесет, то появится повод привлечь его к ответственности за бездействие.

Генпрокурор Юрий Чайка (крайний слева) и председатель СК Александр Бастрыкин (справа, стоит). Фото: РИА Новости

За последние два года — ровно с момента убийства Бориса Немцова, которое очевидно сошло с рук заказчикам, — массовые репрессии в Чечне стали плохой традицией. И с каждым разом эти репрессии становятся все более катастрофичными по своим масштабам и все более абсурдными по своим поводам.

Отсутствие адекватной правовой реакции со стороны федеральных правоохранительных органов обеспечивает правовой иммунитет чеченским силовикам.

Это — классический «принцип омерты».

С другой стороны, массовым репрессиям, безусловно, способствует молчание самих жителей Чечни.

Однако кампания против местного ЛГБТ-сообщества имеет шансы положить конец чеченскому молчанию. За последние дни мы получили не только большое число сообщений на горячую линию. Но и увидели, как люди побеждают страх, потому что хотят рассказать о том, что с ними произошло. Этому, возможно, есть объяснение. Дело в том, что представители ЛГБТ-сообщества отличаются от всех других активистов и правозащитников. Можно перестать быть правозащитником, можно поменять свои политические взгляды, можно даже изменить веру. Но нельзя — цвет кожи или свою сексуальную природу. Именно поэтому ЛГБТ-активисты и чернокожие стали в Америке мотором движения за права человека. Именно поэтому в Чечне преследуемые гомосексуалы перестают молчать.

Есть и еще одно обстоятельство: в Чечне у любого задержанного, за какие бы грехи его ни взяли, всегда есть шанс остаться живым. У всех — но не у гомосексуалов. Едва факт особой сексуальной ориентации становится публичным — само чеченское общество не оставляет им права на жизнь. Люди, загнанные в угол, теряют страх.

Елена Милашина


Говорят свидетели

Редакция «Новой газеты» совместно с Российской ЛГБТ-сетью выработала протокол безопасности, согласно которому, персональные данные выживших свидетелей* никогда не будут преданы огласке. Мы передадим следствию только полные персональные данные убитых. Убитые в данном случае смогут рассказать больше, чем живые.

Свидетель 1*

«Несколько лет сотрудники правоохранительных органов держали меня на крючке. Шантажировали, я платил деньги полицейским: ежемесячно по нескольку десятков тысяч. Плата за молчание. У них было снятое на телефон видео с моим участием. У ментов есть провокаторы, как правило, это наркоманы, которых поймали. В обмен на свободу и молчание они соглашаются сотрудничать, подставлять людей — все новых и новых «клиентов», которых можно шантажировать. В республике для полицейских это доходный бизнес. И у многих ментов есть подобная «клиентура», выдавать фамилии и имена даже своим начальникам они сами не заинтересованы — лишатся денег.

Несмотря на дань, периодически меня забирали в отдел, избивали, пытали током, издевались и унижали. Хотели, чтобы я называл имена других геев. После избиений я день-два отлеживался у друзей, чтобы синяки немного сошли, только потом возвращался домой — семье говорил, что подрался. Так продолжалось два года.

У меня обыкновенная семья, много родственников. Долгое время я не хотел мириться с тем, что я гей, думал, что это болезнь и что если с ней бороться, то можно в себе это преодолеть. Я хотел семью. Женился. Был уверен, что со временем это пройдет. Уезжать из республики (с тем, чтобы вести открытый образ жизни.Ред.) я не хотел — было страшно за своих родственников. В случае огласки позор ляжет именно на них. Но в какой-то момент я не выдержал издевательств, бросил все и сбежал в Москву. Думал начать новую жизнь. Чтобы хоть как-то защитить себя, я написал заявление в МВД и прокуратуру о том, что меня преследуют сотрудники полиции в Чечне, систематически избивают и шантажируют. В Москве мои заявления отказались даже принимать — сказали: «Вы там у себя сами разбирайтесь. Мы вмешиваться не будем». Спустя несколько месяцев после моего побега меня нашли и в Москве. Избили. Стали опять требовать деньги. Я хотел покончить с собой. Не повесился только потому, что нашлись люди, которые помогли мне уехать из страны. Сейчас я хожу к психологу и понимаю, что зря я не сделал этого раньше.

Зафиксированные после освобождения из тюрьмы гематомы

Такой травли геев, которая происходит сейчас дома, у нас не было никогда. Началось это в 20-х числах февраля. Полицейские взяли одного парня под «Лирикой» (противосудорожные таблетки на основе вещества прегабалина. Вызывает эйфорию, популярно у наркозависимых людей. — И. Г.), залезли в его телефон, а там порногалерея, видео, множество контактов, переписок с другими-геями. Все это дошло до «Лорда», он пришел в бешенство. По этим контактам начались массовые задержания. Людей забирали с работы, из дома даже в том случае, если человеку просто не повезло оказаться записанным в телефонной книжке. Началась цепная реакция.

«Задержанных пытали, сажали на бутылку, били током. Некоторых избивали до полусмерти и возвращали родственникам, как мешок с костями. Я точно знаю о двух смертях...»

Если тебя похитили, выйти оттуда можно тремя способами: заплатить огромные деньги — я слышал о сумме в полтора миллиона, или сдать других. Или еще они сами могут сдать в руки родственникам. Отдают с комментариями «разбирайтесь сами». Большинство тех, кому удалось выйти, — сбегают и скрываются».

Свидетель 2*

«Территория, куда меня привезли, выглядит заброшенной, но это не так. Это скорее похоже на закрытую тюрьму, о существовании которой официально не знает никто. В соседнем помещении сидели «сирийцы» — парни, которых заподозрили в связях с теми, кто воюет в Сирии, или их родственники, либо же те, кто по глупости уехал в Сирию, разочаровался и сбежал домой. Сидят они там годами. Еще сидят те, кого берут на наркоте. Наркотики разные, но в основном это психотропный препарат «Лирика», за их применение в республике жестко наказывают.

Нас было несколько десятков человек, и численность постоянно менялась, кого-то отпускали, потом завозили новых. Мы сидели в большом каменном помещении с другими заключенными. В этом помещении нам выделили небольшой кусочек в углу, примерно два на три метра, за пределы которого мы не имели права выходить. Сидели так днями, неделями, некоторые — месяцами. Три раза в сутки нас выводили в туалет — отдельное помещение на улице.

Также несколько раз в сутки нас выводили и избивали — это называлось допрос, профилактика, разработка, — как хотите. Главная задача у них была: выяснить твой круг контактов. Как они думают, если ты взят по подозрению, автоматически весь круг твоих контактов — геи. Именно поэтому наши телефоны после изъятия не отключали: ждали, чтобы кто-нибудь написал или позвонил. Любой мужчина, который за это время позвонит или напишет, — уже новая добыча. Чаще всего этим людям перезванивали и обманным путем приглашали на встречу под каким-либо предлогом.

Нам цепляли на руки провода от электрошокера и крутили ручку у динамо-машины, вырабатывался ток. Это больно. Я терпел сколько мог, потом терял сознание и падал. Когда вырабатывается ток и тело начинает трясти, ты перестаешь соображать и начинаешь кричать. Все время ты сидишь и слышишь крики людей, которых пытают.

Зафиксированные после освобождения из тюрьмы гематомы

Как только человека завозят на территорию, сразу же начинаются пытки. Ток, избиения полипропиленовыми трубами. Избивали нас всегда только ниже пояса — ноги, бедра, ягодицы, поясница. Говорили, что мы «собаки, которые не имеют право на жизнь». Заставляли других заключенных над нами издеваться. Они сидят там годами, большинство уже потеряли надежду на освобождение. И особого выбора у них нет. Мы понимали.

Еще били палками. Нас ставили в два ряда друг напротив друга, несколько десятков человек. Выдавали палки наподобие бит. И каждый проходил сквозь этот строй. Три-четыре палки вынести тяжело, это очень больно, а когда проходишь через двадцать — далеко не все могут вынести. Я не знал, как справляться с болью, хотя всегда думал, что у меня высокий болевой порог. Чтобы перебить боль, я стал в противовес пыткам грызть свои руки до крови. И это помогало.

Некоторых избивали с особым пристрастием. Был один человек, его мучили особо, он сидел дольше нас там, был абсолютно сломлен, его так били, что на теле были открытые раны. Его отдали родственникам, а через некоторое время стало известно, что его похоронили.

Помимо физических пыток издевались и унижали морально: оскорбляли, заставляли чистить территорию, плевки в лицо были обычным явлением. И все время подчеркивали — вы уже не жильцы, от вас все отказались, вас не выпустят! Каждый день привозили все новых людей — «допросы», нечаянные звонки на телефоны провоцировали новые задержания.

После нескольких недель, когда люди уже были доведены до животного состояния, вызывали родственников. Кто соглашался и приезжал — тех тоже унижали отдельно, а потом отдавали человека на руки».

Записала Ирина Гордиенко


Сообщения на горячую линию 29.03.2017—02.04.2017

Сообщения, поступившие  на горячую линию  Российской ЛГБТ-сети kavkaz@lgbtnet.org, организованной для помощи жителям Чечни. Период поступления сообщения:  29 марта — 2 апреля. Все истории публикуются с согласия информантов.

 1.

Молодой человек из Грозного, гей. Приехал пару месяцев назад в город NN (название города скрыто в целях обеспечения безопасности источникаПрим ред.). Хотел здесь обустроиться и остаться, но не нашел работы и собрался вернуться в Чечню в середине марта. Попытался связаться с другом, но друг не отвечал. Вышел на связь только через неделю и сообщил,  что его только что отпустили <чеченские> силовики. Задержали его по подозрению в гомосексуальности. Пытаясь добиться признания, его били шлангом, пытали электрическим током (подключали клеммы к рукамПрим. ред.). Он сообщил, что на момент его нахождения у силовиков в том же помещении держали порядка 30 человек. По словам самих силовиков, команда на  задержание поступила от руководства республики. Задержанных заставляли сдавать контакты других геев. При этом, чем больше человек сообщал, тем дольше его держали. 

2.

Еще один человек, обратившийся за помощью на горячую линию, рассказал, что его знакомого (данные, позволяющие уверенно идентифицировать данного человека, будут переданы следствию — Прим. ред.) также  задержали по подозрению в гомосексуальной ориентации. Причина — переписка в сети «ВКонтакте». Поздно вечером к его дому подъехала черная «Тойота Камри» без номерных знаков. Люди в форме отряда  СОБР «Терек» посадили молодого человека в машину и увезли в неизвестном направлении, ничего не сообщив семье о причинах задержания. Молодого человека держали несколько дней, пытали.  Родственники смогли установить место незаконного содержания своего близкого. Отцу пообещали, что сына с  позором покажут по местному телевидению и отпустят. Молодого человека действительно отпустили, на каких условиях — неизвестно. Также неизвестна его дальнейшая судьба. Известно только, что из Чечни он не выезжал.  

3.

Анонимный источник сообщил  на горячую линию о том, что был задержан и стал свидетелем массовых пыток подозреваемых в гомосексуальности в комендатуре в заброшенном бетонном бараке рядом с городом Аргун. Сам он был задержан 28 февраля. Вместе с ним в бараке находились еще 15 человек, среди которых были известный в Чечне стилист и телевизионный ведущий. Задержанных били, пытали током. На фотографиях, которые передал источник, видны обширные гематомы ног и поясницы. Задержанных практически не кормили. Часто забивали до смерти. 5 марта молодого человека NN (личные данные известны и будут переданы следствиюПрим. ред.) забрали из комендатуры отец и брат.

Родственники надели на него наручники и увезли на автомобиле белого цвета в неизвестном направлении. Домой он не вернулся.

Остальным задержанным сказали: «Если у вас в семье есть мужчины, то они вас тоже убьют как NN». Сам анонимный источник был отпущен 7 марта (условия своего освобождения не пояснил, сказал только, что в Чеченской республике он официально считается погибшим). Источник смог покинуть территорию Чечни вместе со своей семьей. В данный момент находится за пределами России.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera