Сюжеты

«Мы напуганы. Но мы не будем менять свою жизнь»

Теракт в Питере: версии, подробности, свидетельства очевидцев

Фото: Елена Лукьянова / «Новая»

Этот материал вышел в № 35 от 5 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Новая газета»

8

Взрыв в петербургской подземке 3 апреля официально признан терактом. Уголовное дело (ст. 205 УК РФ «Теракт»), едва успев родиться, ушло на расследование в главный аппарат СК РФ, и уже вечером в день трагедии в Северную столицу прибыла бригада московских следователей. В ночь с понедельника на вторник ФСБ и полиция работали без устали и проверили на причастность к теракту несколько десятков человек, преимущественно — выходцев из Средней Азии. В результате следствием установлено, что взрыв в метро совершил Акбаржон Джалилов 1995 года рождения. Кроме того, экспертами-криминалистами обнаружены генетические следы Джалилова на сумке, оставленной на станции метро «Площадь Восстания», в которой находилось взрывное устройство. Заключения генетической экспертизы и записи камер видеонаблюдения дают следствию основания полагать, что именно человек, совершивший теракт в вагоне, оставил сумку с взрывным устройством на станции метро «Площадь Восстания».

Акбаржон Джалилов (22 года, уроженец города Ош, Киргизия) — гражданин России, около семи лет жил в Петербурге, за это время сменил несколько паспортов и загранпаспортов. Был объявлен в розыск, как и еще несколько человек, среди них — неизвестный, причастный к закладке второго взрывного устройства на станции метро «Площадь Восстания», обезвреженного спецслужбами.

По официальным данным, жертвами теракта на утро вторника считаются 14 человек. 11 скончались на месте происшествия, еще трое — ночью, в реанимации, в агонизирующем состоянии от травм, не совместимых с жизнью.

49 человек, пострадавших при взрыве, остаются в семи городских больницах. По сведениям, полученным «Новой» от медиков, у госпитализированных минно-взрывные ранения, травмы конечностей, разрывы внутренних органов, ожоги, кровопотеря. 12 пациентов — в крайне тяжелом состоянии, 27 — в состоянии средней тяжести. Для эвакуации и доставки людей в стационары 3 апреля использовались вертолеты МЧС. На месте происшествия работала 41 бригада скорой помощи.

Метрополитен Петербурга с 6 утра 4 апреля восстановил работу в полном объеме. Но, по рассказам пассажиров, вагоны заметно опустели. Чтобы поддержать горожан личным примером, губернатор Ленобласти Анатолий Дрозденко оставил служебную машину и спустился в метро. Не помогло. Все, кто мог во вторник обойтись без подземки, обходились, несмотря на 9-балльные пробки на дорогах города (вечером 3 апреля пробки достигали 10 баллов).

* * *

Это первый за всю историю взрыв в петербургской подземке. Паника в понедельник днем моментально охватила город.

В 15.45 были закрыты все станции петербургского метрополитена (лишь к этому моменту подземку удалось полностью освободить от пассажиров), и город быстро парализовало. Когда стало известно, что метрополитен закрыт, два сообщества соцсети «ВКонтакте» — «СПБ.АВТО» и «Автоволонтеры» — немедленно разместили запись: «Просьба ко всем водителям — помогать бесплатно людям! Скажем «НЕТ» завышенным ценам в такси!»

Руководитель «СПБ.АВТО» Свято­слав Данилов рассказал «Новой», что привело его к решению бросить клич и вывести своих людей на улицы:

— Свою машину я утром оставил у метро «Ладожская» на перехватывающей парковке. В 15.50 был вынужден идти пешком от метро «Владимирская» до самой станции «Площадь Александра Невского», где меня подобрали знакомые. Уехать нельзя было ни на чем. Приложения «Яндекс-такси» и Uber заказ не подтверждали. Сесть в забитый наземный транспорт было невозможно, на всех остановках стояли сотни людей. Мы обычно помогаем незащищенным группам населения — это хосписы и детдома. Но тут решили, что такой группой сегодня стало все население города… В 16.14 я написал свой призыв к коллегам. В результате мы вывезли из центра минимум несколько сотен человек.

Святослав написал на своей странице: «Нахожусь сейчас на Владимирском проспекте. Вижу, как таксисты подъезжают к толпе и предлагают поездку в 5 раз дороже! Только что на углу Колокольной один предложил довезти до Ладожской за 1500 рублей (через приложение это стоит 200)».

Тема «Благородство против равнодушия» широко обсуждалась в соцсетях: «Этот день поделил город на нормальных людей и мудаков. Когда везде объявили бесплатный проезд в общественном транспорте и люди на личном авто вывозили людей из центра бесплатно, некоторые маршрутчики продолжали требовать оплату за проезд, — написала в «ВК» Александра Чарно. — Когда главные фирмы такси объявили, что не взимают оплату, такси «Везет» подняло ценник в два раза. Но, как ни странно, те самые Нормальные Люди — каждый со своим маленьким супермэнским плащом — и спасли город».

«Новая» позвонила в службу такси «Везет» дважды. Первый раз мы назвались пассажирами и за поездку, которая обычно стоит 300 рублей, нам предложили заплатить 600. Второй раз мы представились журналистами, после чего диспетчер бросила трубку (все разговоры записаны. — Ред.).

Уже в 15.32 служба «Такси ТаксовичкоФ» сообщила: «Любимый город, мы с тобой! Мы стягиваем свободные автомобили в район «Сенной». Если вы видите там автомобиль «ТаксовичкоФ», садитесь в него, вас бесплатно доставят из этих районов в пределах КАД. Возим до 02.00 часов 4 апреля». К сожалению, и это обещание не всегда срабатывало.

— Это было в 17.30 у Витебского вокзала под курантами, — рассказала «Новой» петербурженка Ольга Печенкина. — В такси «Успех» брали трубку и скидывали мои звонки. Другие даже трубки не брали. Малыш рыдает, телефон садится… И тут «ТаксовичкоФ» привез кого-то на вокзал, высадил, но на нашу просьбу отвезти на «Московскую» отказал. За нами подходили еще люди, он не взял никого.

Некоторым повезло больше: «Спасибо «ТаксовичкоФ», привезли совершенно Бесплатно!!! От Комендантского до Рыбацкого!!!» — написала в соцсети Евгения Сотникова.

По нашим данным, одному из питерских партнеров Uber 4 апреля пришлось уволить 11 водителей, потому что на них пришли жалобы о том, как они наживались на горе.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая»

«ВКонтакте» запустил хештег #домой, где водители предлагали бесплатную развозку, а пешеходы — объявления о поиске машины до дома. Сети пестрели мольбами: «Ребята, заберите, сил нет, или туда или туда, все равно, куда сможете!!!!» И ответные: «#держись Питер. Из центра после 23.00 готов дежурить ночью». Автолюбитель Александр Карнаев, утром 4 апреля разместивший свой телефон в группе #домой, на вопрос «Новой» ответил просто: «Буду возить и сегодня, потому что считаю, что люди должны помогать друг другу».

* * *

Президент 3 апреля оказался в Северной столице. Около 15 часов он заканчивал общение с журналистами на медиафоруме ОНФ «Правда и Справедливость». Путин традиционно посещает питерские медиафорумы, в этом году он приехал пообщаться с проправительственной прессой в четвертый раз.

Был ли смысл террористам «привязываться» к приезду Путина? Если цель теракта — запугать как можно большее число людей, то присутствие президента поблизости, а главное — взрыв в его родном городе во время его визита — работает на преступников. Задача показать, что бомбы рвутся к нему все ближе, выполнена. Если бы они лучше рассчитали время и теракт случился бы не после, а во время встречи Путина с журналистами, то эффект был бы еще сильнее: в прямом эфире могла появиться его первая реакция на новость. Но взрыв случился чуть позже. Президент, как обычно, опоздал на час, и встреча сократилась вдвое. «Мы не можем заставлять Александра Григорьевича (Лукашенко, президента Белоруссии.Ред.) долго ждать», — извинился президент и закончил разговор.

Обращает на себя внимание и тот факт, что Путин на встрече с Лукашенко вообще не говорил о случившемся, хотя весь город в этот момент стоял на ушах. Позже Песков в общении с журналистами оправдывал шефа, объясняя, что параллельно со встречей с белорусским лидером Путин знакомился с отчетами ФСБ.

Позиция официальных лиц менялась несколько раз. Сам Путин заявил, что рассматриваются «все версии», в том числе бытовая, криминальная и теракт. Около 17 часов представитель Генпрокуратуры РФ Александр Куренной назвал взрыв терактом. Некоторое время спустя Куренной поправился, уточнив, что «преждевременно делать выводы».

Ближе к полуночи президент приехал к стихийному мемориалу у станции «Технологический институт», где перед кино- и фотокамерами возложил букет красных роз. Громко прозвучавший вопрос журналиста: «Владимир Влади­миро­вич, что же произошло?» — глава государства проигнорировал.

* * *

Родственникам погибших при взрыве в петербургском метро положены выплаты по 2,025 млн рублей, сообщил «Новой» президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) и Национального союза страховщиков ответственности (НССО) Игорь Юргенс.

* * *

В Петербурге с 17 часов 3 апреля были повсеместно усилены меры безопасности в местах массового скопления людей. На особый режим работы переведены все медицинские, школьные и дошкольные учреждения. Как заявили «Новой» в Комитете по образованию, помимо того что в школах усилили пропускной режим, все ученики — в случае необходимости — могут оставаться на продленку, чтобы не покидать стены учебных заведений без родителей.

Кроме того, сообщили «Новой» в пресс-службе Смольного, всем городским школам и медицинским заведениям в приказном порядке предписано организовать мероприятия по усилению контроля за посетителями, провести дополнительно тестирование систем безопасности, а также обследование прилегающих территорий. Допуск посетителей в образовательные и лечебные учреждения приказано осуществлять с обязательной фиксацией в журнале посещений. В городском комитете по культуре «Новой» добавили, что аналогичные меры безопасности с 4 апреля введены в музеях, театрах и других культурных учреждениях.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая»

«Не будем трястись по углам, боясь собственной тени. Хрен вам!»

В Санкт-Петербурге объявлен трехдневный траур по погибшим

Лара Галль, писатель, переводчик:

— Терезка, моя младшая дочь, студентка, ехала домой с лекций в том вагоне, где случился взрыв между «Сенной» и «Техноложкой». Господь сохранил ее, за небольшими вычетами — лопнула барабанная перепонка в правом ухе, вырван кусок мышцы на бедре (размером с пятак). По всему телу много микроосколков, которые не вынуть, — очень крошечные, ранки поверхностные. Айфон во время взрыва выбило, и он где-то там в недрах метро и остался. Дочь привела домой какая-то женщина, спасибо ей. Я такая дура, увидев ребенка в крови, даже не спросила, как ее зовут. Женщина ехала в том же поезде в другом вагоне, и она помогла Терезке выбраться и отвела домой, потому что дочь оценила свое состояние как «могу идти и не хочу отвлекать на себя внимание от настоящих раненых».

Как они дошли, не представляю: кровь у дочки текла, но не сильно — инородное тело блокировало кровоток. И вот они так шли пешком. Из дома мы вызвали скорую, нас отвезли в 26-ю городскую больницу, там извлекли из раны на бедре кусок шрапнели, или как это называется, сделали УЗИ, рентген, КТ — результаты хорошие, и в больнице ее оставили только из-за раны на бедре, ее пока нельзя зашивать, пока можно делать только перевязки. Врачи работали очень оперативно, при мне по телефону вызвали дополнительные бригады нейрохирургов. Психологов, когда начали привозить раненых, еще не было, но был очень хороший священник, который толково говорил с людьми, и видно было, как многих отпускает напряжение.

Это был страшный день, но мы ни минуты не чувствовали себя одни — с момента, как чужая женщина довела ребенка домой… Потом скорая при­ехала — столько участия в фельдшерах, столько заботы, в приемном покое врачи — отличные, собранные.

Не успела я приехать домой, как пришли из соцзащиты, сразу стали расспрашивать, чем могут помочь. Да и ФСБ примчалось оперативно, за кусочками из начинки бомбы — начали перебирать ее одежду, а оттуда осколки прямо сыпались.

Да, зло — часть мира, куда деваться, но противостоять ему можно, и это делается, на разных уровнях, о которых и не думаешь в простой рутине. Я еще пока не успела порыдать, но скоро уже накроет, не без этого.

Алла Репина, журналист:

— У меня была встреча, на которую никак нельзя было опоздать, поэтому я все время поглядывала на часы и точно знаю, что в 14.25 была на метро «Площадь Восстания» — спускалась на коротком эскалаторе перехода с «Маяковской». В это время очень громко и совершенно неразборчиво по громкой связи дежурная что-то стала объявлять, но ни слова понять было невозможно, кроме «закрыто-вход-выход». У простенка напротив перехода на полу стояла темная сумка (рюкзак?) с лентой ограждения радиусом метра в полтора. Сотрудник, у которого в руках был фонарь (мне показалось), увидев, что я задержалась и гляжу на сумку, крикнул что-то типа «бегом» и показал в сторону эскалатора на выход.

Марианна Димант, театровед:

— Ровно в 14.30 я доехала до станции метро «Технологический институт», уткнувшись носом в планшет. По громкой связи объявили: «Станция закрыта!» Вздрогнула: что там еще? Оторвалась от планшета, учуяла запах гари. «А там взрыв был, я тела видела, вот только войти успела — и все. Сразу же закрыли», — спокойно проговорила влетевшая в вагон дама. Несколько человек как по команде закрыли лица шарфами. Подъехали к «Сенной». Запах гари ощущался все сильнее. Снова: «Станция закрыта!» И мы без остановки покатили дальше. На «Невском проспекте», однако, нас выпустили. Про «взрыв» думать не хотелось — то есть хотелось думать, что этого не может быть. В пустом автобусе (до транспортного коллапса еще оставалось часа полтора), правда, встретилась женщина с явными признаками безумия — она все повторяла довольно отчетливо: «Южное кладбище, южное кладбище!»

Оказавшись у Капеллы, решила зайти в тамошнее кафе поесть каши. А там телевизор с огромным экраном — картинка пошла, вагон раскуроченный, тела… Мне эта каша сразу поперек горла встала…

Путь домой был долог и извилист, но это — ерунда, конечно. Народ, сплющенный в автобусной давке, демонстрировал чудеса стойкости и нордической выдержки.

— Ну что, отпустили меня врачи, сказали — жить буду! — громко кричала в телефон какая-то дама. Я подумала — неужели она оттуда, из вагона?

— Да-да, жить буду! Ну что сказали? Дерматит, представляешь? Стрессы, отсутствие иммунитета… И больничный не дали, как тебе нравится? Но жить буду — это главное!

И хохочет заливисто. Мы еще не привыкли, вот что. И не хочется привыкать.

Татьяна Александрова, руководитель отдела маркетинга торговой сети «Максидом»:

— Мне не нравится лозунг «Нас не запугать». Это бравада. Лично я напугана. Вчера после школы сын должен был ехать на занятия по английскому языку, с Петроградки на Невский проспект. Да, он не попал бы в тот самый вагон, так как ему — в обратную сторону. И даже если бы он по своему обыкновению не опаздывал, то вошел бы в метро в тот момент, когда в трех станциях от него, к «Сенной площади», уже прибывал искореженный поезд.

Но мне достаточно того, что он увидел бы это обилие скорых и ужас на лицах взрослых людей. И услышал бы шум вертолета, идущего на посадку в центре города. И пытался бы дозвониться до одногруппницы Маши, которая добирается до занятий как раз с «Техноложки». К счастью, по своему обыкновению сын опаздывал. И успел ответить на наши звонки. И никуда не поехал.

Мы напуганы, да. Но мы не будем менять свою жизнь. Не будем запирать детей дома, не будем трястись по углам, боясь собственной тени. Хрен вам! Вот мой лозунг.

Подготовили
Нина Петлянова,
Диана Качалова,
Анджей Беловранин,
Екатерина Колесова,

«Новая газета в Санкт-Петербурге»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera