Сюжеты

«Я выйду и буду насиловать твой труп…»

Садисты из украинского добровольческого батальона «Торнадо» снискали снисхождение украинской Фемиды

Этот материал вышел в № 37 от 10 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

77

Оболонский районный суд города Киева вынес обвинительный приговор двенадцати бойцам кровавой милицейской спецроты «Торнадо», в 2014—2015 годах воевавшей на востоке Украины.

Сами бойцы «Торнадо» не ожидали столь мягких приговоров

О том, что из себя представлял батальон, о его «подвигах» «Новая» подробно писала.

Читайте также

Эффект «Торнадо». Стресс-тест для украинского национального самосознания: имеют ли народные герои право на преступление?

Комбат Руслан Онищенко и его сослуживцы обвинялись в пытках, изнасилованиях, грабежах, похищениях людей и других особо тяжких преступлениях по отношению к мирному населению в зоне боевых действий на востоке Украины.

Судебный процесс всколыхнул украинское общество: он бросал тень на все добровольческое движение страны. А люди, прошедшие боевые действия, имеют в украинском обществе особый статус. Сторонники торнадовцев стояли на том, что судят «истинных патриотов»; гособвинение же рассматривало обвиняемых сугубо как военных преступников.

Суд проходил в закрытом режиме, однако известно о том, какие страсти кипели в зале заседаний. Подсудимые закидывали участников процесса собственными экскрементами, угрожали: «Я выйду, сука, и буду насиловать твой труп резиновым членом».

Прокуратура, все эти месяцы работавшая под колоссальным общественным прессингом, запрашивала для Онищенко и его подельников максимально возможные сроки наказания — по 15 лет лишения свободы. Однако суд не пошел на это.

Командира батальона Руслана Онищенко (ранее дважды судимого за разбой и хранение оружия) приговорили к 11 годам лишения свободы, его заместитель Николай Цукур получил 9 лет колонии, бывший сотрудник МВД Украины Даниил Ляшук (позывной «Моджахед») — 10 лет, другие бойцы — от 8 до 9 лет лишения свободы. Еще трое бойцов были приговорены к условным срокам.

По закону Савченко, согласно которому один день предварительного заключения засчитывается за два дня лишения свободы, каждый из этих сроков будет сокращен на 4 года.


С самого раннего утра пятницы 7 апреля все подступы к суду Оболонского района перекрыты армейской спецтехникой. Предприняли беспрецедентные меры безопасности: вооруженные солдаты Нацгвардии Украины взяли весь периметр у суда в плотное кольцо, полицейские в масках и кинологи с собаками проверяли документы у каждого прохожего, а также останавливали для проверки каждый, даже случайно проезжающий мимо автомобиль. Власти опасались провокаций со стороны сторонников комбата Онищенко и его бойцов, как это случалось неоднократно за год, что длился судебный процесс.

Главная военная прокуратура Украины обвиняла бывших бойцов батальона «Торнадо» в организации ОПГ на территории Донецкой и Луганской областей в период с января 2014 года по июнь 2015 года (во время дислокации батальона на тех территориях).

На бесчинства торнадовцев местные жители стали жаловаться в милицию и прокуратуру уже через полтора месяца после того, как батальон был переброшен в Луганскую область. Примечательно, что к тому моменту большинство в подразделении составляли бывшие бойцы другого милицейского батальона — «Шахтерск». Этот батальон был расформирован несколькими месяцами ранее — за мародерство и разбои. Однако и на новом месте бойцы быстро вернулись к прежним практикам.

К весне 2015 года волна террора со стороны бойцов «Торнадо» достигла таких масштабов, что луганская прокуратура была вынуждена запросить помощь у Киева.

В июне 2015 года тогдашний губернатор Луганской области Геннадий Москаль обратился к МВД, Генштабу и Совету безопасности с просьбой разоружить батальон «Торнадо». Губернатор настаивал: его бойцы «воевать не желают, превратились в организованную преступную группировку и фактически создали банду, которая занималась похищением людей, убийствами, изнасилованиями, разбойными нападениями, грабежами, кражами».

Главная военная прокуратура в срочном порядке забрала в Киев все материалы и возбудила уголовное по 15 статьям. Среди них «удовлетворение половой страсти не­естественным способом под угрозой насилия» (формулировка в Уголовном кодексе Украины, обозначающая изнасилование), похищения людей и незаконное их удержание, пытки, доведение до самоубийства, вымогательства, грабежи, разбои.

В середине июня 2015 года комбат Онищенко и его сослуживцы были арестованы. Сейчас в национальном розыске находятся еще 12 бывших бойцов батальона.

Уголовное дело составило 80 томов, в деле фигурировали 111 свидетелей, 13 потерпевших. Хотя счет пострадавших от батальона «Торнадо» людей, по словам следователей, шел на сотни, уговорить местных жителей давать показания против них было практически невозможно — настолько был велик страх, посеянный бойцами.

Многие показания были получены от бывших сослуживцев Руслана Онищенко (корреспондент «Новой» разговаривал с несколькими из них). Все они свидетельствовали: комбат Онищенко и пятеро его приближенных не только поощряли грабежи, разбои, похищения людей и пытки, но и создали круговую поруку в собственном батальоне. Подавляющее большинство торнадовцев (а всего спецрота насчитывала 150 человек) фактически находились в заложниках у комбата. Онищенко сумел создать строго иерархичную структуру с беспрекословным, слепым подчинением. «В батальоне был негласный девиз: «Торнадо» должны бояться даже свои», — рассказывали бывшие бойцы.

Многие из ста пятидесяти бойцов батальона, как и сам Онищенко, имели за плечами богатое криминальное прошлое. 18 июня, в день ареста Онищенко, министр Аваков подписал приказ о расформировании спецроты «Торнадо», заявив, что это «нормальный процесс очищения милиции».

Сам Руслан Онищенко категорически отрицал все обвинения. Уголовное дело против своих бойцов и свой арест он считал и считает «политическим заказом».

Несмотря на заключение в СИЗО, Руслан Онищенко и его сослуживцы имели доступ к интернету, постоянно обновляли свои странички в фейсбуке и вели общественную кампанию в свою защиту. В переписке с корреспондентом «Новой» в одном из мессенджеров Онищенко так объяснял причины уголовного дела:

«Мы имеем много информации о проделках власти, мы можем дать объективную картину оккупации Донбасса. Нас арестовали, потому что мы не дали процветать бизнесу генералов, а также Матиоса (главный военный прокурор Украины. — И. Г.) Для некоторых людей у власти война превратилась в очень хороший бизнес: они торгуют паленой водкой, наркотиками, едой, углем и металлом. Нам не дают говорить». Другие бойцы в беседе с журналистами утверждали, что бойцы «Торнадо», находясь на Луганщине, боролись с контрабандными потоками и препятствовали прохождению составов поездов с углем из Алчевска (ныне — территория самопровозглашенной «ЛНР») в Днепропетровск (территория Украины).

Однако фамилии генералов, бизнесу которых торнадовцы якобы не давали процветать, ни в разговоре с «Новой», ни в беседах с журналистами украинских изданий (за все время содержания под стражей) комбат так и не назвал.

Военная прокуратура Украины намерена обжаловать приговор, вынесенный бойцам батальона.

«В ходе судебного следствия были доказаны все эпизоды обвинения, кроме одного. Многочисленные тяжкие и особо тяжкие преступления, похищения и удержания людей, прямое участие в них восьмерых обвиняемых были неопровержимо доказаны, — рассказал «Новой» заместитель главного военного прокурора Украины Руслан Кравченко. — Мы очень недовольны законом Савченко: он был принят в сыром и непроработанном виде, он не учитывает конкретных ситуаций, в том числе в случае особо тяжких преступлений, совершенных в военное время. Мы считаем, что торнадовцы заслуживают более сурового наказания. И в течение месяца будем обжаловать это решение в Верховном суде Украины».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera