Сюжеты

Венгрия показала либерализму красную карточку

В минувшее воскресенье в Будапеште состоялась крупнейшая акция протеста

Политика

Александр Чурсинсобкор на Балканах

11
Фото: EPA/ZOLTAN BALOGH

Последний раз подобное происходило осенью 2014 года, когда власти намеревались ввести налог на пользование интернетом. В этот раз на улицы венгерской столицы вышли около 80 тысяч человек. Причиной массовых выступлений стал закон, согласно которому все действующие в Венгрии иностранные учебные заведения должны в обязательном порядке вести образовательную деятельность в собственной стране. В противном случае они подлежат закрытию. Представители либеральной общественности и научных кругов не сомневались, что данный закон был нацелен исключительно против Центрально-Европейского университета (ЦЕУ) и явился очередным шагом правительства Виктора Орбана и правящей партии Фидес по ограничению демократических свобод.

Центрально-Европейский университет был создан в 1991 году по инициативе восточноевропейской научной интеллигенции при финансовой поддержке известного миллиардера венгерского происхождения Джорджа Сороса. Основной задачей учебного заведения должны были стать изучения экономических, политических и социальных процессов в посткоммунистических странах Европы, а также распространение идей открытого общества и демократических ценностей.

За годы своей деятельности ЦЕУ по праву вошел в число ведущих мировых университетов. Многие его выпускники сделали успешную карьеру в науке, политике и бизнесе, достигли высоких постов на административном поприще. В настоящее время формально зарегистрированный в США университет имеет 12 факультетов, на которых обучается более 1,5 тысячи студентов из 100 стран мира. География профессорско-преподавательского состава охватывает примерно 30 стран.

Все студенты обеспечены стипендией на время учебы. Для чтения лекций и проведения семинаров регулярно приглашаются видные зарубежные ученые. ЦЕУ располагает собственным финансовым фондом в 400 миллионов евро, что позволяет ему самостоятельно формировать учебную политику и быть полностью независимым от государства. Это обстоятельство и стало главным раздражающим фактором для правящего политического истеблишмента Венгрии.

С приходом к власти в 2010 году Виктор Орбан, взяв курс на консолидацию страны на основе консервативного национализма, выдвинул концепцию «нелиберального национального государства», которая подразумевала, что все слои общества обязаны «плодотворно сотрудничать ради процветания». А чтобы «сотрудничеству» не мешали сторонники либерализма и демократических свобод, были реализованы соответствующие законодательные и административные меры. Благо, партия Орбана Фидес располагала абсолютным большинством в парламенте.

Для начала ограничили полномочия конституционного суда. Далее приняли текст новой конституции, закрепив в ней в качестве основ государства такие приоритеты, как христианство, семья, любовь к отечеству и национальная гордость. Численный состав Национального собрания урезали ровно наполовину — с 386 до 199 мест.

Параллельно взялись наводить «порядок» в области массмедиа. Правительство, стремясь поставить под свой контроль информационную политику, учредило подотчетный только себе наблюдательный совет по СМИ. Но этого показалось мало.

По инициативе чиновников был создан специальный медийный фонд Médiaszolgáltatás-támogató és Vagyonkezelő Alap (MTVA), в который вошли четыре ведущих телеканала, 7 радиостанций и информационное агентство MTI. Оставшиеся неподконтрольными государству газеты и журналы обложили 40-ка процентным налогом на доходы от рекламы, что поставило многие из них на грань выживания.

За склонность к авторитарным методам управления и наступление на свободу слова оппозиции подвергла Виктора Орбана жесткой критики. Премьера, в частности, обвинили в том, что он, беря пример с Кремля, проводит «путинизацию» Венгрии.

Пошатнувшийся авторитет главы кабинета министров спас разразившийся в 2015 году миграционный кризис. Орбан, санкционировав строительство забора на границе с Сербией и объявив настоящую войну нелегальным беженцам, обрел в глазах населения образ национального героя, спасшего страну от «нашествия террористов и преступников» с мусульманского Востока.

Однако лавры спасителя продержались недолго. Попытка провести осенью 2016 года референдум против миграционной квоты Евросоюза провалилась. Хотя, как считают западные аналитики, руководство Фидес на самом деле стремилось заручиться поддержкой большинства населения не из-за пресловутой обязанности принять ближневосточных беженцев, число которых, кстати, было мизерным по сравнению с Германией или Францией.

Истинная причина кроется в том, что так называемое венгерское экономическое чудо, когда экономика с начала 10-х годов росла ежегодно почти на 4%, застопорилось. Сократились иностранные инвестиции, многие американские и европейские фирмы стали покидать рынок, снизились объемы внутреннего потребления.

К тому же усилилась внутренняя и внешняя критика экономической политики правительства. В центре ее внимания оказалась практика расходования средств, выделяемых ЕС по целевым инфраструктурным программам.

За шесть лет Венгрия получила по ним около 30 миллиардов евро. Строились дороги, мосты, обновлялись канализации и жилой фонд, но при этом, как утверждают эксперты, бюджет многих проектов завышался на 30-40 процентов, а подряды получали фирмы и компании, аффилированные с высокопоставленными госчиновниками.

В этой связи показательна история скромного в прошлом слесаря-газовщика Лёренца Месароша, который в считанные годы превратился из бизнесмена-неудачника в преуспевающего владельца строительных фирм, издательств и обширных земельных угодий. С 2010 по 2015 гг. благосостояние Месароша буквально с нуля улучшилось настолько, что он занял 30-ую строчку самых богатых венгров в списке журнала Forbes.

На вопрос журналистов о секретах финансового успеха новоиспеченный венгерский олигарх простодушно ответил: «Свою роль сыграли милостивый Бог, счастье и Виктор Орбан». Дело в том, что Месарош — земляк главы правительства, поэтому, наверное, предположили критики премьера, и пользуется его особым доверием в виде многочисленных и щедрых государственных заказов.

Другим примером головокружительного обогащения является зять Орбана Иштван Тиборц, совладелец или основной акционер компаний, занимающихся освоением денег ЕС. Так, в ноябре прошлого года одна из фирм Тиборца приобрела на распродаже государственной земли 500 гектаров якобы с целью разведения крупного рогатого скота, на что затем получила солидную европейскую субсидию.

Рассказавшую об этом факте оппозиционную газету Népszabadság постигла печальная участь — ее закрыли. Власти, надавив на австрийского владельца, вынудили его заявить, что издание за последний год принесло миллионные убытки и дальнейший выпуск является нерентабельным.

Если заткнуть неудобную газету удалось легко, то сложнее было справиться с венгерскими некоммерческими организациями и представительствами международных правозащитных институтов, регулярно публикующими на своих сайтах разоблачительные материалы о коррупции и непотизме в высших эшелонах власти, правительственном покровительстве националистическим движениям и организациям, ограничении свободы слова. Здесь пригодился российский опыт по борьбе со строптивыми НКО.

В конце прошлой неделе партия Фидес внесла в Национальное собрание Венгрии законопроект, который предусматривает, что НКО, получающие заграничную финансовую помощь в размере более 23 тысяч евро, обязаны в судебном порядке зарегистрироваться в качестве «иностранных агентов». О чем должны указывать во всех публикуемых ими материалах. Старательные ученики, особо не мудрствуя, списали текст закона точно под копирку с кремлевского оригинала.     

Вполне логично в политику антилиберального «закручивания гаек» вписалась и история с университетом. На фоне растущих экономических неурядиц стало опасно терпеть под боком рассадник свободной мысли, тем более, что Орбан считает Сороса врагом Венгрии №1, хотя в свое время сам был стипендиатом фонда.

Несмотря на массовые протесты, открытое письмо 500 ученых с мировым именем (в том числе 17 лауреатов Нобелевской премии) в защиту университета, призывы европейских политиков пересмотреть антидемократический акт, президент Венгрии подписал в понедельник скандальный закон. В силу он вступит с января 2018 года.

ЦЕУ, кстати, получил приглашения на переезд из Вены и Вильнюса. В свою очередь Сорос, как заявил ректор университета в обращении к преподавателям и студентам, твердо намерен сохранить учебное заведение в Будапеште, и с этой целью уже разработаны планы, чтобы занятия и научная работа не прерывались.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera