История

«Великая, но не только Отечественная: объединенные усилия союзников по антигитлеровской коалиции для победы над нацизмом»

Кафедра истории «Новой газеты» представляет

Фото: РИА Новости

Культура

6

При участии Кристины Прудниковой

стенограмма

«Великая, но не только Отечественная: объединенные усилия союзников по антигитлеровской коалиции для победы над нацизмом»

Андрей Зубов
профессор, историк, религиовед

Дорогие друзья, я очень рад вас всех видеть. Сегодняшняя лекция наша посвящена, как вы помните, вот этому объединенному усилию по разгрому гитлеровской тирании, вообще держав Оси, и о том, о каком вкладе стран в эту борьбу можно говорить.

В той войне, которая началась 1 сентября 1939 года, самая удивительная и парадоксальная роль была отведена России, которая тогда называлась Советским Союзом. Сталин и большевики мечтали о мировом господстве. Собственно говоря, герб Советского Союза — серп и молот, наложенные на земной шар, ясно, и ни для кого не тайна, открыто показывали, если угодно говорить современным языком, геополитические устремления большевистских вождей — власть над всем миром.

Конечно, даже такой малообразованный человек, как Сталин, не мог не понимать, что при всем гигантском количестве военных железок, которые он, обворовывая народы России, наковал к 1939 году (по количеству танков, самолетов, артиллерийских орудий он намного превышал Германию), он все равно не сможет победить все остальные страны. Поэтому его расчет, как вы помните, заключался в том, чтобы подтолкнуть страны Запада, державы Оси с одной стороны, и атлантические демократии — с другой к взаимному уничтожению в огне войны и потом явиться третьим радующимся и сделать то, что не удалось сделать Ленину в 1920-м. Потому что на самом деле Сталин всегда завидовал Ленину, революцию все-таки сделал Ленин, и Советский Союз создал Ленин. И в этом смысле он хотел бы перещеголять, он хотел сделать нечто более грандиозное. Пока что более грандиозен он был только по количеству уничтоженных людей, да и то Ленин его опережал. В период Ленина каждый год погибало 1 млн 600 тыс. человек, а при Сталине — около миллиона человек.

При этом он поставил ставку на то, что стравливаются державы Оси с западными демократиями, и он при этом постепенно, благодаря игре на их противоречиях, присоединяет одну территорию за другой. Но, в общем, все это окончилось, полным провалом, полной катастрофой, как и следовало ожидать. 

22 июня 1941 года Германия, в противоречие всем расчетам Сталина, который считал, что никогда Гитлер не будет воевать на два фронта, что он сначала, по крайней мере, покончит с Великобританией, а за Великобританией маячили Соединенные Штаты, так что война будет затяжной. А Гитлер, будучи тоже абсолютным авантюристом, естественно, решил попробовать вот так. 

Уже 31 июля 1940 года в Бергхофе Гитлер, согласно записи генерала Гальдера, заявил, что «операцию на Востоке, возможно, придется начать ранее, чем на Западе. Англия сейчас делает главную ставку на Россию: если Россия будет разбита, Англия лишится последней надежды. Чем раньше это сделать, тем лучше, желательно весной 1941 года. Наша цель — лишить Россию жизненной силы». Вот, собственно говоря, это программа Гитлера лета 1940 года. 

Мы должны  себе представить, что вообще было в мире к лету 1940 года. Сталин баловался присоединением новых территорий: с Гитлером поделил Польшу, в конце ноября 1939 года начал агрессию против Финляндии, захватил без единого выстрела Балтийские государства, (но с полного согласия Гитлера). В Финляндии он, конечно, очень сильно получил в нос, но, тем не менее, мир был заключен, какие-то земли были отторгнуты. Да, Финляндия осталась независимой от Сталина, но, тем не менее, он готовился, что ну вот теперь… 

Ведь шла война, с 3 сентября 1939 года Англия и Франция находились в состоянии войны с Германией. Да, Польша была разгромлена, да, она была разделена, но мирного договора никто не заключал. Польское правительство в изгнании вместе с англичанами и французами готово было продолжать сопротивление. И при этом шла странная война. Как вы помните, Германия рассчитывала (она, в общем, не хотела войны на два фронта) добиться всего мирным путем. И ради того, чтобы добиться всего мирным путем, 9 апреля 1940 года была оккупирована Дания, и вслед за этим германские войска высадились в Норвегии. Вот здесь уже мирного пути не получилось.

Англия и Франция вмешались в эту войну, и в Норвегии началась настоящая война между Англией и Францией, с одной стороны, и Германией  с другой. Война эта была неудачная для будущих наших союзников, она закончилась полным поражением и эвакуацией англо-французских войск из Нарвика. В результате этой неудачи пал кабинет Невилла Чемберлена в Лондоне, который выступал за мир. Именно Чемберлен был главным сторонником подписания Мюнхенских соглашений. Ну, главным, конечно, заинтересованным лицом был Гитлер, но главным сторонником среди атлантической демократии был Чемберлен. 

И 10 мая 1940 года в Англии приходит к власти правительство Уинстона Черчилля — непримиримого врага нацизма, который вообще ненавидит тоталитарные режимы органически, что коммунистический, что нацистский. И в этом смысле, если Черчилль — то война. Это прекрасно понимают в Берлине. Случайно ли это совпало? Скорее всего, это действительно случайное совпадение, потому что такую вещь надо было планировать заранее, но именно 10 мая, в день, когда Черчилль становится премьер-министром Великобритании, через Арденны, через Голландию и Бельгию немецкие война вторгаются во Францию. 

Сталин, в общем-то, готов к этому развитию событий. Он ждет, что вот теперь повторится 1914-15 год: затяжная, долгая война на западном фронте, позиционная война, изматывающая силы и уносящая жизни. Но ничего подобного. Война на этот раз становится блицкригом. То, что не удалось в 1914-м, удается в 1940-м. 10 мая война началась, а 14 июня 1940 года капитулировал Париж. Еще через 8 дней Франция подписывает полную капитуляцию. Один миллион девятьсот тысяч пленных французов — вот цена этой катастрофы.

Надо сказать, что блицкриг Гитлеру удается, но не до конца. Англия остается непокоренной. Более того, происходит странное чудо на Ла-Манше, на Па-де-Кале, когда под Дюнкерком Гитлер приказывает приостановить наступление 24 мая, и 12 дней, правда, под обстрелами, бомбежкой геринговских самолетов, происходит эвакуация британской армии на острова, эвакуировано все-таки триста тридцать восемь тысяч военнослужащих.

Гитлер надеется на то, что Англия одумается, что будет заключено мирное соглашение. С Францией оно уже заключено. Старый маршал Петен — лев первой мировой войны — на этот раз оказался уже старым и беззубым, и он подписывает соглашение с Гитлером. Гитлер оккупирует 60% территории Франции, на 40% разрешает сохранять французское государство не оккупированное, со столицей в Виши, в первую очередь для того, чтобы сохранять контроль Франции над её обширной империей, которую он всю занять не может. Важно, что союзная Франция продолжает управлять своей огромной империей в Индокитае, в Африке, и, таким образом, расширяется зона влияния Германии.

Но в Англии он рассчитывает на старого либерала Дэвида Ллойд Джорджа — горячего сторонника мира с Германией. Он надеется, что после дюнкеркской катастрофы, после поражения Франции кабинет Черчилля падет, придет к власти Ллойд Джордж, и будет заключен мир на каких-то приемлемых условиях. Гитлер даже выдвигает эти условия: он не требует от Англии никаких территориальных уступок, только верните колонии. Верните колонии, на континенте хозяин он, а на островах и в империи хозяйка Великобритания. Как бы Британия родственная страна. 

Но тут он не рассчитал самого главного, он не рассчитал психологии англичан. Англичане не терпят унижения. В условиях поражения Англия не распадается, а сплачивается. И она сплотилась на этот раз. И любая перспектива мира с Гитлером была отвергнута. Этой перспективой Черчилль немного пугал Рузвельта, чтобы быстрее заключить союзное соглашение с Соединенными Штатами, но, в сущности, он-то знал психологию своего народа, он знал, что он никогда не будет так популярен, как в Англии после того, как он после поражения не уйдет и не распустит парламент, и не объявит авторитарный режим, а в условиях демократии продолжит сопротивление. И именно это он и сделал. И в ответ на это 16 июля 1940 года Гитлер подписывает директиву «Морской лев» о начале войны с Великобританией для подготовки высадки на острова и уничтожения.

И вот практически с 16 июля 1940 года разворачивается тяжелейшая война всей оккупированной Европы (не забудем, что в Европе почти не осталось независимых государств — Швеция, Швейцария, Испания, Португалия, ну тогда еще Балканы — Югославия и Греция), а, в общем, почти вся Европа оккупирована или является союзником Германии и Великобритании, Британской империи. Соединенные Штаты пока нейтральны, хотя симпатизируют Англии.

8 августа 1940 года Гитлер дает отмашку на тотальные бомбардировки Великобритании. Не военных заводов, не портов, не боевых кораблей, не баз, а мирного населения — сломить волю англичан. Опять же Гитлер второй раз ошибается: такие вещи не ломают волю англичан, а удивительно сплачивают народ. Английские аристократы и последние бомжи вместе обезвреживают немецкие бомбы, рука об руку работают, они все почувствовали себя англичанами. За два месяца (август, сентябрь), до 12 октября стало ясно, что Гитлер проиграл, что Англию он не сломил. Он потерял в два раза больше боевых самолетов в битве за Англию, чем сами англичане, и ничего не получилось.

12 октября 1940 года Гитлер отклонил операцию «Морской лев» и отказался от оккупации Британских островов. Вот тогда, собственно говоря, он и решает окончательно сначала покончить с Россией, потом все силы обратить на Британскую империю. То есть, если угодно, Гитлер разыгрывает план, противоположный плану Шлиффена, который был, как вы помните, положен в основу немецких планов Первой мировой войны. Тогда немцы планировали за семь недель уничтожить Францию, а потом уже покончить с Россией. Теперь получилось, что Францию раздавили, но с Англией не удалось покончить. Более того, шла подводная тотальная война, но она не приносила Германии полных успехов. Английский флот главенствовал на море и, наоборот, немецкие транспорты, немецкие транспортные конвои практически перестали поступать в Германию. Германия в 1940 году, вот как раз с июля-августа 1940 года, стала испытывать невероятный дефицит материалов первой необходимости для военного производства, в первую очередь цветные металлы, каучук, нехватку нефти, несмотря на прииски в Плоешти (в Центральной Румынии). 

И здесь, надо сказать, Сталин с удовольствием подливал масла в огонь. Именно Сталин. Если мы посмотрим за 1940 год экспортно-импортные приоритеты Советского Союза, то мы увидим, что экспорт в Германию — 190,3 млн долларов, а экспорт в Соединенные Штаты и Британскую империю — 26,1 млн долларов. Зато импорт из Германии — 128 млн долларов, а импорт из США и Британии — 94,2 млн долларов. Такое невыгодное сальдо экспорта-импорта с Соединенными Штатами и Британской империей объяснимо очень просто: Советский Союз закупал в Британской империи необходимые в первую очередь для Германии товары (олово, каучук, многое другое) и перепродавал их в Германию. То есть Советский Союз работал во многом на Германию, на то, чтобы Германия смогла справиться с Великобританией.

Но на Сталина произвело тягчайшее впечатление поражение Франции. После этого он стал трепетать, он стал бояться Гитлера. Гитлер разгромил англичан в Норвегии, разгромил французов и англичан за пять недель во Франции. Он все может. То есть Сталин меньше стал надеяться на свои железки и, в общем-то, стал очень бояться. Именно тогда он начинает думать о том, что в итоге придется воевать с Гитлером, а не с будущими союзниками.

Уже 6 мая 1940 года, еще до начала войны, на ужине в узком кругу командиров охраны Сталин объяснял: «Воевать с Америкой мы не будем, воевать мы будем с Германией. Англия и Америка будут нашими союзниками». Вот такой вот расчет.

Начало 1941 года ознаменовалось частичными успешными операциями  англичан. В это время, в феврале-марте, генерал Уэйвелл разбил маршала Грациани. Надо сказать, что Италия вступила в войну с Францией, ну и, соответственно, с Англией, уже в последние дни перед капитуляцией Франции, как шакал, пыталась вырвать какие-то куски (Приморские Альпы, Савойю) из уже поверженной Франции. Но, как говорится, это наказуемо. И в Ливии, когда она попыталась воевать с англичанами, думая, что англичане на грани гибели, она была полностью разгромлена, англичане заняли Тобрук, и итальянцы срочно запросили немецкую помощь. Генерал Роммель был переброшен в Ливию.

В январе 1941 года началось контрнаступление греков в Албании. Муссолини в октябре 1940 года напал на Грецию, видимо, считая себя продолжателем дела Суллы по объединению Италии и Греции (вы помните, Сулла это сделал в I веке до Рождества Христова). Но, в отличие от Суллы, у Муссолини ничего не полупилось. Греческие войска разбили итальянцев и заняли треть Албании. И пришлось немцам готовить наступление на Грецию. Договорились с тем, что немецкие войска будут действовать из Югославии, из Болгарии и из Албании. Но 27 марта 1941 года в Югославии переворот и к власти пришел генерал Симович, который был сторонником союза с Англией и Францией. В ответ Германия готовит и 6 апреля 1941 года начинает войну с Югославией. 

Вот надо сказать, что война с Югославией 1941 года, она отсрочила нападение на СССР. Нападение на СССР планировалось в мае, но теперь Гитлеру надо было сначала покончить с балканским неразрешенным кризисом. И Гитлер, конечно, быстро, немецкие войска в отличие от итальянских очень успешно, быстро, буквально в течение восьми дней разгромили сербскую армию, и 18 апреля уже полная капитуляция Сербии. После этого война переносится в Грецию. 

Английские войска терпят поражение в Греции, отступают на Крит, и в мае 1941 года греческая операция завершается так называемой операцией «Гермес», когда Германия захватывает Крит с воздуха, самолетами и планерами захватывает Крит, и английская в основном армия капитулирует, и часть ее отступает в Египет. Это полная катастрофа.

А в это время еще более активна помощь Советского Союза Германии. 72% импорта и 64% экспорта Германии к июню 1941 года идет через Советский Союз. И вот в этой ситуации Гитлер нападает на СССР. 

Что происходит после этого в мире? Англия первая понимает, что возникает новый невероятный положительный шанс сохранить свою независимость, сохранить Британскую империю и в перспективе освободить Европу. Уже через несколько часов после нападения Германии на Советский Союз 22 июня, выступая в парламенте (а парламент не переставал работать в Англии, несмотря ни на что), Черчилль говорит: «Я не беру назад ни одного слова, сказанного мною против коммунизма. Коммунизм отличается от нацизма не более чем Северный полюс отличается от Южного. Но сейчас дело не о коммунизме, дело идет о России».

Англичане и русские эмигранты прекрасно помнили, что как раз Черчилль был одним из самых горячих сторонников Белого движения в Великобритании. В отличие, кстати говоря, от Ллойд Джорджа, который одним первых готов был торговать с большевиками теми товарами, которые большевики конфисковали у законных владельцев русских, захватив Россию.

Черчилль сразу же соглашается на взаимную помощь Советскому союзу. Но огромный моральный момент. Да, Россия это хорошо, Черчилль принадлежал к той группе людей, которые были антикоммунистами, но прорусски настроенные люди. Но у власти в России коммунисты. И Англия, и потом Соединенные Штаты выбирают формулу—«враг нашего врага». То есть не безусловный союзник, не единомышленник, а враг нашего врага. Великобритании сложно что-то предложить России, она сама, в общем-то, задыхается и в условиях блокады, и в условиях бомбежек. И, тем не менее, Великобритания начинает оказывать помощь России буквально с августа 1941 года. Уже 12 июля 1941 года совместное советско-британское соглашение по борьбе с Германией. 

24 июня Рузвельт объявляет о снятии запретов на денежные фонды. То есть фактически санкции, которые были наложены на Советский Союз во время войны с Финляндией, 24 июня сняты. В конце июля в Москву приезжает представитель Рузвельта Гопкинс вести переговоры о помощи в борьбе.

Надо сказать, что 11 марта 1941 года, когда еще Советский Союз продолжал всецело помогать Германии в её войне с Великобританией, в Соединенных Штатах принят знаменитый, потом ставший всем известный, он по-английски называется An Act to Promote the Defense of the United States, то есть Акт об обеспечении обороны Соединенных Штатов. Именно он в просторечии получил название Lend Lease, или Lend Lease Act, то есть lend — давать взаймы и lease — сдавать в аренду. Этот акт был принят Конгрессом 11 марта 1941 года. Конечно, он был рассчитан на Великобританию в первую очередь. 

Президент США Франклин Рузвельт подписывает закон о ленд-лизе. Фото: Associated Press photograph. No. 21773

Этот акт был весьма интересен, потом он будет распространен на Советский Союз. Значит, Советский Союз — еще фактически союзник Германии, а в это время по отношению к Англии принимается ленд-лиз (не по отношению к Советскому Союзу). Поставляются материалы, необходимые как для ведения войны, так и для обеспечения гражданской жизни людей, то есть продукты, одежда и все, что с этим связано. Поставленные материалы, использованные во время войны, не подлежат оплате. То есть если что-то пропало, сгорело, погибло, разрушено, поломано — об этом просто забывалось. Это не покупка, это дается взаймы, но без требований возврата. Оставшееся имущество, пригодное для гражданских целей, должно быть оплачено после окончания войны из долгосрочных кредитов, беспроцентных займов США. То есть то, что осталось, и то, что Соединенные Штаты не требуют назад (а они могут по еще одному пункту потребовать назад то, в чем они испытывают нужду и что осталось неиспользованным в странах, которые получают ленд-лиз), за это надо платить, но на это американцы готовы дать беспроцентные займы с большой рассрочкой в годах, и эти деньги будут погашены. 

Кроме того, в 1942 году был подписан еще обратный ленд-лиз. Это помощь Великобритании, ее империи, «Свободной Франции», Китая и Советского Союза Соединенным Штатам. Что имеется в виду? Предоставление оборудования в портах, предоставление аэродромов, обеспечение питанием, топливом, всем необходимым американских военных, когда они ведут войну вне своей территории. Это тоже была довольно крупная операция, несравнимая, конечно, с ленд-лизом, но заметим, что Соединенные Штаты за время войны по ленд-лизу поставили всего всем своим союзникам на 50 млрд 100 млн долларов в тех ценах. Надо сказать, что те цены – это примерно в 11-12 раз ниже нынешних, поэтому в пересчете на 2008 год американцы потратили на ленд-лиз 612 млрд 880 млн долларов. Из них на долю Великобритании и империи досталось (опять же возвращаясь к 50 млрд долларов) 31,4 млрд долларов, на долю Советского Союза — 11,3 млрд, на долю «Свободной Франции» — 3,2 млрд долларов, на долю Китая — 1,6 млрд долларов. Обратный ленд-лиз — 7,8 млрд долларов. Но из этого обратного ленд-лиза — 6,8 млрд долларов приходится на Великобританию и Британскую империю. Программа ленд-лиза была завершена 21 августа 1945 года. Надо сказать, что суммы эти колоссальные.

В ноябре 1941 года в своем письме президенту США Сталин писал: «Ваше решение, господин президент, предоставить Советскому Союзу беспроцентный кредит (а это и есть ленд-лиз — прим. А. Зубов) в размере одного миллиарда долларов в обеспечение поставок военного снаряжения и сырья Советскому Союзу (это только на первый год, там было пять таких — прим. А. Зубов), было принято советским правительством с сердечной признательностью как насущная помощь Советскому Союзу в его огромной тяжелой борьбе с общим врагом».

То есть Сталин был в восторге, он вообще не ожидал. Он предполагал, видимо (ну, все же на других переносят свой менталитет), что Соединенные Штаты, которые еще в это время вообще не воюют (ноябрь 1941 года), будут также наблюдать (да, Великобритании будут помогать, она их союзник), как Гитлер завоевывает Советский Союз и только радоваться. Но Соединенные Штаты мыслят более стратегически и понимают, что этого допустить нельзя, что поражение Советского Союза это катастрофа для Соединенных Штатов, потому что это бесконечное усиление Германии и, соответственно, тоталитаризма как такового. Поэтому помощь Советскому Союзу это не гуманитарная, конечно, акция, это в первую очередь хорошо продуманная военно-политическая акция, это безусловно.

В начале сентября 1941 года в телеграмме Черчиллю Сталин просит как можно скорее предоставить помощь Советскому Союзу. Он говорит о том, что ежемесячная минимальная помощь в количестве 400 самолетов, 30 тыс. тонн алюминия, 500 танков малых или средних — без этих видов помощи Советский Союз либо потерпит поражение, либо будет ослаблен до такого состояния, что надолго потеряет способность оказывать помощь своим союзникам своими активными действиями на фронте борьбы с гитлеризмом. Вот так эту помощь оценивает сам Сталин. Как вы видите, он оценивает ее очень высоко. Без этого никак нельзя.

Погрузка танков для СССР в ливерпульских доках, октябрь 1941. Фото: War Office official photographer.

Однако события развиваются на фронте дальше. Декабрь 1941 года — это очень такой важный момент в объединенной борьбе союзников с Германией.

Заем Соединенных Штатов Советскому Союзу первый дается в 30 млрд долларов (там 100 млрд долларов, это на три года). Это первый заем. 

Итак, очень важный момент происходит. Правда, до этого, 14 августа 1941 года, вот этот момент, который во многом показывает разное отношение, и ясно его понимали дипломаты и политики (но простой народ в нашей стране этого, видимо, совершенно не понимал, боюсь, что многие этого не понимают до сих пор), это то, что 14 августа 1941 года около побережья Ньюфаундленда на борту английского линейного корабля «Принц Уэльский» Рузвельт и Черчилль подписывают Атлантическую хартию.

Встреча Черчилля и Рузвельта на борту линкора «Принц Уэльский». Фото: U.S. Naval Historical Center Photograph

Атлантическая хартия явилась первым документом, который не столько посвящен объединенным усилиям в войне, сколько принципам послевоенного урегулирования положения в мире. И вот в Атлантической хартии Великобритания и Соединенные Штаты твердо объявляют, что война ведется не за территориальные приращения, никаких изменений границ, помимо свободно выраженной воли народов, не должно быть. Это один из первых принципов. После этого говорится о свободной торговле, о многих других замечательных вещах, фактически это основа Организации Объединенных Наций. И еще один очень важный момент — это борьба с тиранией. То есть гитлеровский режим, он ужасен тем, что он тиранический, что он игнорирует демократию, игнорирует право человека выражать свою свободную позицию. Вот Англия и Соединенные Штаты, сами страны демократические, они объявляют о том, что принцип демократии —незыблемый принцип организации политической жизни. То есть демократия из местного англо-саксонского политического элемента жизни становится общечеловеческим принципом жизни. И те, кто борются против демократии, они не могут быть союзниками Англии и США. Это, конечно, очень противоречивое заявление в условиях, когда союзником, ну или хотя бы врагом твоего врага является Сталин и коммунистический Советский Союз. 

Сталина эти разговоры о демократии не так взволновали, потому что не надо забывать, что сталинская демократия — самая яркая демократия Земли, что Сталин принял сталинскую Конституцию, в стране были выборы. Это Гитлер, наивный мерзавец, ненавидел демократию и не скрывал этого, и говорил это открыто. А Сталин-то всюду говорил о том, что демократия должна процветать, что у нас социалистическая демократия, что у нас народ и партия едины (раздельно только магазины). И в этом смысле его это не особенно взволновало: он будет лапшу вешать на уши собственному народу и дальше. 

А вот, что его очень взволновало — это то, что нельзя менять границы помимо воли народов. Это ему совершенно не понравилось. Он требует от Молотова на переговорах добиться принципиального согласия англичан, а потом и американцев на изменение границ в Европе. Причем декабрь 1941 года немецкие танки стоят под Москвой, а Сталин в Москве ведет переговоры и требует, чтобы были признаны границы 1941 года (то есть пакта Молотова-Риббентропа, который он подписал), чтобы в зону влияния Советского Союза отошли Балканы, отошла Польша. То есть он уже требует эти вещи.

Американцы и англичане в полной растерянности, говорят: «Нет, мы не можем ничего этого подписать» (это переговоры с Энтони Иденом в декабре 1941 года). И Иден отказывается подписать договор о взаимопомощи. Взаимопомощь будет, будет помощь, но договор он подписывать не может на условиях определения послевоенных границ . Он четко говорит, что это нарушение Атлантической хартии (она подписана несколько месяцев назад).

В это время происходит новое совершенно событие. 6 декабря начинается контрнаступление под Москвой — первая успешная военная операция большого масштаба, проведенная Советским Союзом. Ну, по сути говоря, первое успешное большого масштаба, если не считать деблокировку в Африке (она тоже происходит в декабре), операция  союзных войск антигитлеровской коалиции. Сталин воодушевлен. Начинается отступление немецких войск. Освобождена Тверь, освобожден Клин. Не ахти что, но все-таки это первый раз победа, а не поражение.

7 декабря, на следующей день после начала наступления под Москвой (мы должны постоянно понимать вот весь тот огромный, действительно мировой, театр военных действий), Япония совершает атаку на Перл-Харбор. Безусловно, это не синхронизировано с Советским Союзом, скорее синхронизировано с Германией. Германия должна добиться к этому времени капитуляции Советского Союза и выхода на линию «АА» – Архангельск – Астрахань. Но поражение под Москвой сводит на нет эти планы восточного блицкрига. Так же, как в 1914 году, не вышел западный блицкриг, так же в 1941 году у немцев не вышел восточный блицкриг. Ну, не везет Германии с блицкригами. Одна за другой блестящие военные операции, смотрите: поражение в Норвегии союзников, поражение в Греции союзников, поражение в Югославии — как все удачно. Поражение Советской Армии полное, тотальное, разгром летом-осенью 1941 года. Но ничего не доведено до конца. Разгромлена и захвачена Франция, но Великобритания осталась, выдержала и выстояла, разгромлена Красная Армия, но она осталась и в декабре нанесла первое поражение. Сталин воодушевлен, он думает, что вот теперь он главный игрок.

7-го происходит на Перл-Харбор. Через несколько дней Гитлер объявляет войну Соединенным Штатам. Не Соединенные Штаты объявляют войну Гитлеру. Соединенные Штаты объявляют войну Японии. Вообще американцы очень аккуратны, они лишним странам никогда войну не объявляют. Великобритания признает потом, в 1942 году, права Советского Союза на Прибалтику и закроет балтийские посольства в своих странах, а Соединенные Штаты так и не признают и не закроют. Великобритания признает союзником Гитлера финский режим Маннергейма, а Соединенные Штаты не признают и заставят Советский Союз подписать совершенно особое соглашение с Финляндией, которое позволит Финляндии остаться независимой от большевизма страной. То есть американская внешняя политика исключительно, по крайней мере, при Рузвельте аккуратна. 

Но тут немцы объявили войну Соединенным Штатам. Ну что ж, коль объявили, то объявили. Рузвельт говорит: «К сожалению, сейчас мы не можем немедленно начать военные действия на суше в Европе (армия Соединенных Штатов не велика, сильный флот), но через три года мы начнем». Гитлер потешается, вся немецкая пресса просто смеется (прямо как Киселев сейчас), но летом 1944 года Соединенные Штаты…

Ну, во-первых, еще в 1943 году американские войска высаживаются в Марокко, на Сицилии, выводят из войны Италию, а в 1944 году высаживаются в Нормандии и, собственно говоря, разбивают немцев. Американцы умеют считать. Они говорят не лозунги (Новороссия – от Атлантики до Тихого океана), они говорят совершенно конкретные вещи (через три года, так через три года). Посчитали, посмотрели, экономисты и промышленники посчитали возможности американской промышленности и сказали. И это получилось.

1 января 1942 года подписана Антигитлеровская коалиция, в которую вошли 26 государств, большей частью это государства, оккупированные Германией, и это правительства в изгнании. 

Как после этого продолжается помощь? Надо сказать, что 1942 год — это самый тяжелый год для всей Антигитлеровской коалиции. Да, вот она 1 января подписана, но 1942 год плохо начался и тяжело идет. 

После гибели фактически Тихоокеанского флота Соединенных Штатов на Тихом океане главенствует Япония. Великобритания послала свои новейшие корабли в Малайю, в Сингапур для защиты своих владений, но эти корабли были уничтожены японскими самолетами.

15 февраля 1942 года пал Сингапур, Гибралтар Востока — главная военная база Великобритании на этом важнейшем месте, на стыке Индийского и Тихого океанов. В Китае японцы теснят армию генерала Чан Кайши, которая все дальше и дальше отходит от моря в глубину китайской территории. 27 февраля 1942 года разгромлен англо-голландский флот в Яванском море, и японцы начинают высадку на островах Индонезии.

Одновременно, как вы помните, исчерпаны возможности наступления под Москвой. Сталин отдает идиотские приказы о завершении войны в 1942 году (такой приказ был) и изгнании германских агрессоров с территории Советского Союза. В итоге несколько совершенно непродуманных, неправильных, волюнтаристских, совсем не по-американски просчитанных операций приводят к невероятному количеству погибших людей и к тому, что немцы (тоже надо сказать не от большого ума, скорее тоже от полного отчаяния, потому что немцы умеют считать, они понимают, что их сил не хватит на два реальных фронта) решили теперь сделать блицкриг на юге. 

Как вы знаете, в 1942 году после неудачного так называемого Харьковского наступления немцы переходят в контрнаступление и занимают Северный Кавказ, выходят к Волге, занимают Ростов-на-Дону (первый раз они его оставили, когда заняли), фронт устанавливается где-то там в степях Калмыкии и достигает Волги. Никогда так далеко в истории вообще Российской империи (именно империи, я не говорю про татаро-монгольское иго, это уже другая ситуация) так далеко на восток не проникал неприятель. И в этой ситуации это означает тоже поражение. Попытка организовать контрнаступление под Москвой дальше, попытка взятия Ржева оканчивается полной неудачей. Этот Ржевский котел уносит около миллиона жизней без всякой пользы. 

В конце марта 1942 года японские авианосцы и адмирал Нагумо поднимают самолеты и уничтожают нефтяные терминалы Цейлона и Бомбея, то есть фактически тыловые резервы Великобритании (Тринкомали, Коломбо, Бомбей — все разбомблено). Бои идут на хребте Пактай, который отделяет английскую Бирму, полностью уже занятую японцами, от Индии. А японцы стремятся прорваться в долину Брахмапутры, поскольку их там ждут индусы, антибритански настроенные, организация «Свободная Индия», она пронацистская, арийская, они имеют контакты с Гитлером, и тогда по всей Индии начнется восстание, и Британия теряет Индию. Так что бои на хребте Пактай (мост через реку Квай, помните, - вот это из этой серии) для советского человека это что-то абсолютно экзотическое, это что-то там «в бананово-лимонном Сингапуре». А на самом деле это один из важнейших стратегических моментов. Прорвутся в Индию, и рухнет Британская империя, понимаете. Не прорвутся — не рухнет. Так что это очень важная точка.

9 апреля 1942 года завершается американское сопротивление японцам на Филиппинах. Не забудем, что Филиппины — американский доминион в то время, там американские войска, американские базы. На полуострове Батаан капитулируют 9 апреля последние американские части, ведущие сопротивление на Филиппинах. То есть весь этот огромный район Юго-Восточной Азии и Индонезии (гигантский район с колоссальными ресурсами, не забудьте, что олово и каучук в основном оттуда, из Малайи, из Индонезии), и это все теперь в руках Японии, в руках держав Оси. 

Японцы переносят военные действия в Новую Гвинею и через хребет Оуэн-Стэнли устремляются к южному побережью Новой Гвинеи, этого гигантского острова, где находится главный административный центр Новой Гвинеи — Порт-Морсби. Нам тоже кажется, ну что такое Порт-Морсби, а Порт-Морсби — очень мелкий Торресов пролив с островами, а за ним —Австралия, и Австралия тоже выходит из войны.

В апреле 1942 года Роммель берет на себя главное командование немецко-итальянскими войсками и начинает в апреле 1942 года новое наступление в Египте. И английская армия генерала Окенлека откатывается до Эль-Аламейна, почти до дельты Нила. До дельты Нила остается 100 километров.

В это время английский штаб Западной пустыни, английская армия в Египте, жжет свои документы, потому что ожидают, что Каир будет взят со дня на день. А британский флот уходит из Александрии через Суэцкий канал в Красное море. Суэцкий канал пока еще в руках у англичан, но что будет завтра?

Еврейские поселения будущего Израиля, Палестины в ужасе, и огромное количество еврейских добровольцев сражается в английской армии. Среди них есть и профессиональные офицеры, Моше Даян один из них. Но есть и масса просто мальчиков, которые почти впервые взяли в руки автомат, но они сражаются вместе с англичанами неслучайно. Поскольку среди арабов Переднего Востока огромное доминирование пронацистских настроений, да, не все, конечно, есть разные там тоже направления, есть вполне либеральные (в Сирии, например) группы, но они в меньшинстве, большинство — за нацистов, большинство — за союз с Гитлером, чтобы первым делом покончить с еврейским присутствием на арабском Востоке.

Если Роммель прорывается к Порт-Саиду и разрубает Суэцкий канал, с одной стороны, прекращается все снабжение Великобритании через Средиземное море и, соответственно, любое сопротивление. Средиземное море становится тогда внутренним озером для немцев и итальянцев. С другой стороны, арабы тут же сбрасывают английский контроль над собой на всем Переднем Востоке и начинают всеобщее пронемецкое восстание. Турция, которая нейтральна, вступает в войну. Иран, который оккупирован англичанами и Советским Союзом, входит в это состояние восстания вместе с Индией, и фактически вся эта южная полоса, все побережье Индийского океана становится зоной очень напряженной войны, в которой, скорее всего, союзники терпят полное поражение. Что это еще значит? Это значит, что турецкая, очень неплохая, между прочим, армия вместе с немецкими войсками ударяет в советское Закавказье.

А в это время немцы вышли к Волге и ведут военные действия (лето 1942 года) уже в городе Сталинграде. Если удар приходится на Закавказье, Красная Армия в Закавказье не выдерживает и, по сути говоря, Сталинградской битвы просто бы не было. Красная Армия отступила бы с Волги в случае нанесения германо-турецкого удара в Закавказье. Вот что такое объединенный театр военных действий.

Но и этого еще мало. Дело в том, что после разгрома американских и английских морских сил на Тихом океане, доминирование на Тихом океане в руках у Японии. Япония ждет окончательного поражения американцев на море, оно не за горами, война ведь уже идет на островах, близ Соломоновых остров. То есть уже Австралия обложена. И одно за другим эти сражения проигрываются англо-американскими и австралийскими морскими силами, гибнут корабли. 

Что после этого? Один из адмиралов японских командует Северным флотом Японии, который оперирует в районе Алеутских островов. Если только полный успех на юге, начинается оккупация Аляски и, соответственно, Япония объявляет войну Советскому Союзу. Чего ей ждать тогда? И удар наносится по дальневосточному побережью СССР.

За время ленд-лиза союзники, в первую очередь Соединенные Штаты и в небольшой степени Великобритания, обеспечили 53% всех потребностей Советского Союза во взрывчатке, включая порох; 76% потребностей Советского Союза в меди, 106% (относительно внутреннего производства, т.е. больше, чем все производство) — в алюминии, 223% — в олове, 138% — в кобальте, 23% от внутреннего производства — в авиабензине, 62% — в автомобильных шинах, 66% — потребностей сахара, 480% — мясных консервов (было поставлено 2 млрд 77 млн банок тушенки), 107% — животных жиров, практически весь сульфаниламид и пенициллин, который спас жизни бесчисленного количества русских солдат. 

За время ленд-лиза из США было передано 22 тыс. 150 летательных аппаратов, 10 тыс. танков. По другим данным, вместе с английскими— 12 тыс. 700 танков. 51,5 тыс. – внедорожников и вездеходов, 375 тыс. 900 грузовых машин. Не забудьте, что практически все наши «Катюши» с конца 1942 года уже на «Студебекерах», а все те, которые «ЗИС-5», они все погибли, потому что эта автомобильная база намного хуже. 35,2 тыс. мотоциклов, 8 тыс. 100 тракторов, 131 тыс. 600 автоматов и пулеметов, 13 тыс. пистолетов, 13 тыс. орудий, 11 тыс. 200 вагонов, 345 тыс. 700 тонн взрывчатки, 2 тыс. локомотивов, 90 грузовых судов, 622 тыс. тонн рельсов, 105 подводных лодок, 445 радиолокаторов, 4 млн 478 тыс. тонн продовольствия, 2 млн 800 тыс. стали, 802 тыс. тонн цветных металлов, 2 млн 670 тыс. тонн нефтепродуктов, 15 млн 414 тыс. пар ботинок, 1 млн 541 тыс. одеял и т.д. То есть понимаете, какие огромные поставки. Без этих поставок Красная Армия не могла бы сражаться, а тыл и армия тоже вымерли бы, потому что нечего было есть. 

БМ-13 «Катюша» на платформе Студебеккера. Фото: Radomil, CC BY-SA 3.0 

В 1943 году и без того голодные пайки советских солдат были еще уменьшены неофициально, негласно. Многие солдаты возмущались, что ворует тыл, но пайки были уменьшены и без воровства: не хватало ничего. А потом пошло, пошло, пошло… Пошла вот эта помощь. И вот о чем пишет, например, Георгий Ильич Мирский в своих воспоминаниях, он же тогда юношей был: «Со второй половины 1942 года питание улучшилось, американцы стали присылать продовольствие, и в столовой теплосети на Ильинке (это где он работал — прим. А. Зубов) появилась тушенка. Вот что нас спасло тогда: американская тушенка. После баланды и пшенной каши тушенка – райское блаженство, ее называли «второй фронт». Ведь ни в 1942-м, ни в 1943-м союзники так и не открыли Второй фронт, который мы все так ждали. Так, по крайней мере, у нас появился американский провиант. Я чувствовал, что сил у меня прибавляется с каждым днем, хоть я и был худой, как скелет, на щеках стал появляться румянец».

Вот воспоминания юноши. Насчет Второго фронта вы все понимаете, что Сталин был одержим Вторым фронтом, действительно, он понимал, что надо оттянуть немецкие силы. Но второй фронт был. Шла война, и проигрывали все. 

Вернемся к историческому повествованию. Ситуация была настолько благоприятной для держав Оси, что в январе 1942 года произошли переговоры Японии, Италии и Германии о послевоенном устроении мира. Как видите, не только Атлантическая хартия. И более того, тогда Атлантическая хартия казалась фантазией. А вот эти переговоры были вполне реальны. Россию делили по Енисею: к востоку от Енисея — Япония, к западу от Енисея — Германия. Вот с Индией не сговорились. Японцы требовали границу по Инду: все, что к востоку от Инда — японское, а к западу — уж так и быть немецкое. А Гитлер со своим расистским фанатизмом говорил, что «мы Индоарию» Великой желтой расе не отдадим. Индия ведь арийская страна». И требовал границу по Брахмапутре. Так что не договорились. Поэтому японцы рванулись в Индию еще для того, чтобы по факту поставить Индию в зону своего влияния. Немцам до Индии тогда было еще очень далеко.

В мае 1942 года Молотов посещает Вашингтон и Лондон, и в Лондоне он подписывает союзный договор с Англией, который и привел к закрытию балтийских посольств и к обещанию учитывать интересы Советского Союза в послевоенном урегулировании. Но, что касается Второго фронта, то англичане отказались какие-то конкретные давать обещания.

Эти гигантские поставки практически обеспечили войну для Советского Союза. Я, пожалуй, еще прочту одно свидетельство, свидетельство человека, не последнего, это Георгия Константиновича Жукова. По донесению председателя Комитета госбезопасности Семичастного, в 14.47 от 27 мая 1963 года, находящийся на покое маршал говорил: «Вот сейчас говорят, что союзники никогда нам не помогали. Но ведь нельзя отрицать, что американцы нам гнали столько материалов, без которых бы мы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну. Получили 350 тысяч автомашин, да каких машин! У нас не было взрывчатки, пороха, не было чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали. Разве мы могли быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью? А сейчас представляют дело так, что у нас все это было свое в изобилии». Вот это мнение Жукова. И это не инсинуация Семичастного. Потому что в воспоминаниях Константина Симонова есть описание его беседы с Жуковым на эту же тему, и он практически в этих же словах все повторяет.

А вот Микоян: «Когда к нам стали поступать американская тушенка, комбижир, яичный порошок, мука, другие продукты, какие сразу весомые дополнительные калории получили наши солдаты. И не только солдаты, кое-что перепадало и тылу. Или возьмем поставки автомобилей, ведь мы получили, насколько я помню, с учетом потерь в пути около 400 тыс. первоклассных по тому времени машин — «Студебекеры», «Форды», легковые «Виллисы» и амфибии. Вся наша армия фактически оказалась на колесах, и каких колесах! В результате повысилась ее маневренность, заметно возросли темпы наступления. Да, - задумчиво протянул Микоян. – Без ленд-лиза мы бы наверняка еще год-полтора лишних провоевали». 

Я думаю, что без ленд-лиза, к сожалению, видимо, вообще бы не повоевали и гитлеровский план о заключении со Сталиным мира, он бы мог в 1942 году совершенно легко реализоваться, вот в тех условиях, какие я описал. Потому что главные потоки ленд-лиза, их было три, самый главный поток, хотя менее известный, это через Аляску и тихоокеанское побережье Советского Союза. Он считался самым безопасным. Да, там оперировал японский флот, но все же можно было поставки осуществлять практически без потерь. Были потери, их было немного. А самолеты с Аляски на Чукотку перелетали своим ходом, и так перелетело 9 тыс. военных самолетов. Этот путь был бы перерезан, если бы японцы взяли Аляску, как вы понимаете.

Второй путь – это через Иран, тоже очень массированный путь. В Иране даже было построено несколько заводов «Студебекеров», которые прямо там производили и потом поставляли их в Советский Союз. Американцы все делали быстро, четко. Но если было бы общеарабское восстание после взятия Египта и захвата Суэцкого канала, то, соответственно, никакого иранского пути больше бы не было.

Ну, и наконец, Северные конвои. Да, они еще могли бы быть, это самый опасный путь. Погибало примерно 15% всех транспортов, которые шли Северным конвоем. Там свирепствовали немецкие лодки в российском Заполярье. Но и там, естественно, было бы еще хуже после тотального поражения. Значит, скорее всего, если в 1942 году произошло бы поражение Англии в Египте, поражение Соединенных Штатов на Тихом океане, скорее всего, тогда Советский Союз вышел бы из войны и признал бы поражение в 1942 году, из-за того, что был бы нанесен удар через Среднюю Азию и в первую очередь через Закавказье. Это надо ясно совершенно понимать. То есть никаких непобедимых стран не бывает. Мы были на ниточке тогда. Поэтому англичане и подписали с нами союзный договор, а о Втором фронте уклончиво, но тоже что-то обещали.

И вот, дорогие друзья, в этой ситуации переламывается военное счастье. Еще 7-8 мая 1942 года битва в Коралловом море между англо-американо-австралийским флотом и японцами — и, в общем-то, ничья. Количество погибших кораблей одинаковое. Но впервые японцы не выдержали и отступили. Адмирал Сигэёси Иноуэ отдал приказ об уходе эскадры из Кораллового моря. То есть впервые за весь XX век, включая Русско-японскую войну, японцы отступили. Это было первое отступление Японии за весь огромный период.

Но эта битва в Коралловом море еще не была переломной, все остались при своих силах. Это могло быть тактическое отступление. Перелом наступил через месяц. 4 июня 1942 года около атолла Мидуэй (Северные Гавайские острова) адмирал Честер Нимиц, американский адмирал, наголову разбивает большой японский флот адмирала Ямамото. Погибают все японские авианосцы.

Сражение за атолл Мидуэй, июнь 1942. Фото: Официальная работа фотографа флота США, Национальный Архив, Морской Исторический Центр.

Я помню, мой отец, военно-морской инженер и в то время один из руководителей по строительству нашего флота, он мне с детских лет рассказывал о сражении у атолла Мидуэй. А это сражение решило исход тихоокеанской войны. Из-за того, что американцы смогли поднять самолеты, благодаря радиолокаторам более совершенным, раньше со своих авианосцев, чем смогли поднять их японские авианосцы, и разбомбили палубы японских самолетов и сделали невозможным подъем большинства самолетов с японских авианосцев. И поэтому это одна из причин победы. Самые большие на тот момент боевые корабли в мире, два японских сверхлинкора срочно ушли в японские воды и больше не выходили никогда, потому что боялись, что американцы главенствуют в воздухе.

После этого все планы Японии на оккупацию Аляски и т.д. были прекращены. Да, это была еще не окончательная победа, но Япония лишилась своего флота. Господство на Тихом океане перешло к Соединенным Штатам и их союзникам. Запомним: это 4 июня 1942 года. Это первая переломная дата во Второй мировой войне.

В июле-августе 1942 года начинается то, что получило название «Битва в пустыни» и над чем посмеивались у нас тоже. Генерал Окенлек передает командование английской армией в Египте Бернарду Лоу Монтгомери. Этот маленький, хрупкий человек оказался гением войны. Он постепенно смог сосредоточить под Эль-Аламейном огромную армию, вполне соизмеримую с армией Германии под Сталинградом: 320 тыс. войск, 1440 танков, 1200 самолетов. Ему противостояли немецко-итальянские войска, которые в три раза по численности были меньше и не могли найти больше никаких резервов: 80 тыс. войск, 540 танков, 350 самолетов.

23 октября 1942 года генерал Монтгомери начал наступление под Эль-Аламейном. Сражение под Эль-Аламейном — это второе великое сражение Второй мировой войны, решившее исход войны. Удар был нанесен вдоль моря правым флангом. Несмотря на то, что немцы сражались действительно мужественно (итальянцы побежали сразу), они, конечно, не могли удержаться под превосходящими силами англичан и еврейских добровольцев, их было много. И в итоге 13 ноября был деблокирован Тобрук, 20 ноября был занят Бенгази и уже 8 ноября 1942 года американский генерал Паттон высаживается в Марокко. То есть с другого конца занимает Северную Африку (в Касабланке). Командующий французскими вишистскими войсками адмирал Дарлан, который сначала начал было оказывать как союзник Гитлера сопротивление, через четыре дня махнул рукой и капитулировал. Его армия капитулировала, и после этого Гитлер приказал оккупировать неоккупированную часть южной Франции, потому что Франция оказалась никуда не годным союзником. А генерала Дарлана вскоре убили при непонятных обстоятельствах. 

Это уже был конец. Все остальное было просто вот в Африке продолжением конца, и конец этот завершился 13 мая 1943 года, когда все силы держав Оси в Африке капитулировали на мысе Бон в Тунисе. Капитулировало 150 тыс. человек. Это вполне соизмеримо с гитлеровской армией, которая капитулировала под Сталинградом. 

Третье великое сражение — это сражение под Сталинградом. Сражение под Сталинградом реальное — это сентябрь-декабрь 1942 года, и оно закончилось окружением и капитуляцией армии, как вы помните, генерала Паулюса, который капитулировал 31 января 1942 года. А в первых числах февраля последние немецкие части прекратили сопротивление. 

Эти три сражения решили исход войны. После этого Гитлер мог думать только об одном: как бы более выгодно подписать договор о капитуляции, потому что больше надежд на победу у него не было, чтобы ни кричала немецкая пропаганда.

Уже 10 июля 1943 года, в то самое время, когда начинается битва на Курской дуге (12-16 июля), 10 июля 1943 года полмиллиона англо-американских и французских солдат «Свободной Франции» высаживаются на Сицилии. Одновременно Сицилия и Курская дуга. Нам кажется, как далеко одно друг от друга. Но не так далеко. 15 июля 1943 года, в самый разгар боев на Курской дуге, Гитлер снимает три лучших танковых дивизии СС и перебрасывает их в Италию, чтобы не допустить выхода Италии из войны. И это решило исход Курской дуги. Потому что на самом деле на Курской дуге успех колебался, и потери наших войск по сравнению с немцами были выше в 4,5 раза, это не надо забывать. Но ослабление из-за высадки союзников в Силиции, оно привело к полному поражению на Курской дуге немцев. И уже, как вы помните, вскоре освобожден Харьков, а 6 ноября 1943 года освобожден Киев. 

Но еще до освобождения Киева, 3 сентября 1943 года, генерал Монтгомери высаживается в Калабрии. То есть уже не на острове Сицилия, а уже непосредственно на Итальянском сапоге. И после этого 8 сентября 1943 года маршал Бадольо, новый главнокомандующий вооруженными силами Италии, назначенный королем Италии Виктором Эммануилом 25 июля 1943 года (25 июля 1943 года арестован Муссолини). Так маршал Бадольо 8 сентября подписывает капитуляцию Италии.

После этого, 10 октября 1943 года, происходит так называемая Московская конференция министров иностранных дел по открытию Второго фронта. Принимается Декларация о всеобщей безопасности, фактически основа будущей Организации Объединенных Наций, создается Европейская консультативная комиссия по условиям капитуляции Германии (все это октябрь 1943 года) и принимается Декларация об Австрии, обсуждается вопрос, чем является Австрия — первой оккупированной Гитлером страной или первым союзником Германии. И, к счастью для Австрии, принимается решение, что она первая оккупированная Гитлером страна. Это не очень честно, на самом деле, конечно, 95% австрийцев (помните фильм «Звуки музыки») с восторгом встречали Гитлера. Но так политически было разумнее, потому что врага надо раскалывать на части, чтобы побеждать.

28 ноября — 1 декабря 1943 года происходит Тегеранская конференция, в которой впервые Советский Союз рассматривался как равноправный участник Антигитлеровской коалиции. Впервые. До этого всегда считали руконепожатной страной, враг моего врага. Но победа под Сталинградом доказала силу русского оружия, и к нему стали относиться вполне серьезно. Причем, более чем серьезно. Особенно Рузвельт. Черчилль, который отлично знал, кто такие большевики, он больших иллюзий на этот счет не питал.

Видите, уже октябрь-декабрь 1943 года и уже серьезно говорят о конце войны. Идет еще вовсю война, еще гибнут сотни тысяч людей, еще не перешли границу Германии, еще не открылся Второй фронт, тот самый настоящий Второй фронт в Нормандии, хотя открыт второй фронт в Италии, естественно, идут бои в Италии. И кровавые бои, надо сказать, тоже. Около Монте-Кассино это просто тяжелейшие бои в районе Неаполя. Но, тем не менее, уже обсуждают мирные соглашения. Все, ясно для всех знающих и думающих людей, что мир наступит. Американцы не перестают помогать Советскому Союзу, наоборот, они наращивают помощь. Помощь все больше и больше. В чем дело? Если мы посмотрим на цифры, то мы увидим, что с каждым годом происходит увеличение ленд-лиза, а не ослабление. То есть  не надо думать, что Соединенные Штаты решили, что ну не будем теперь уже помогать, и так все ясно, победа, как говорится, обеспечена. Ничего подобного.

Помощь по ленд-лизу, поставки в СССР: в 1941 году — 29,5 млн долларов, в 1942 — 1 млрд 363 тыс. долларов, в 1943 году — 2 млрд 965 тыс. долларов и в 1944 году — 3 млрд 429 тыс. долларов. При этом интересно, что увеличивается доля мирных поставок. То есть военные поставки, даже их сумма, немножко снижается, а вот мирные поставки (то есть продовольствие, медикаменты, тракторы, автомобили) увеличиваются. Потому что советское сельское хозяйство полностью разорено. Огромное количество земель опустошено, огромное количество мужчин погибло или находится на фронте, женщины, естественно, не могут все вытянуть. И в этой ситуации без подпитки Соединенных Штатов и в 1944 году люди бы умирали с голоду пачками.

В тех городах, куда по тем или иным причинам поставки доходили в малой степени, голодная смертность была высока. Например, в Архангельске (кажется, в нем разгружались корабли, и тем не менее) в 1943 году 20 тыс. человек умерли от голодной смерти. А это же не окруженный город, не Петроград, не Сталинград. Так что смертность в лагерях, смертность среди немецких военнопленных была вообще колоссальная, и практически не кормили в тюрьмах (помните, судьба Вавилова, умер от голода в саратовской тюрьме). Так что эти поставки не прекращались, они были важны, чтобы поддержать и военный потенциал, который стал уже в это время, действительно, собственная промышленность стала работать лучше. 

Надо сказать, что если в 1942 году поставки были в основном техники, а это было неудобно, потому что поставляли американское оружие, а к нему требуются американские патроны и американские запчасти. И это страшно неудобно, поскольку надо огромное количество поставлять, вплоть до пуль. А с 1943 года основные поставки — это сырые материалы. Это порох, который потом уже здесь на пороховых заводах превращается в боеприпасы. Это лист стальной, о чем вспоминал Жуков, для танков, но танки советской конструкции, соответственно. Значит, не надо уже поставлять к ним боеприпасы, свои были. Здесь был и плюс, и минус. Дело в том, что Советский Союз, как всегда, гнал вал. Надо было больше танков, больше самолетов: они мало жили, быстро погибали. Но беда в том, что была неквалифицированная в целом рабочая сила, ведь была трудовая мобилизация, мобилизованы были все мужчины от 14 до 65 лет на трудовой фронт и все женщины от 16 до 55 лет обязательно. Так же, как все мужчины от 17 до 50 лет были мобилизованы на боевой фронт. Поэтому было огромное количество неквалифицированных рабочих, и качество нашей техники, особенно сложной техники: да, с американскими деталями (радиоприемники и радиопередатчики в самолетах), да, из американской стали — оно все равно было низким. 

Мало кто знает, но, например, у нас количество самолетов, погибших в 1944 году от немецкого огня, в четыре раза меньше количества боевых самолетов, погибших по небоевым причинам. То есть они просто разваливались в воздухе, они просто взрывались при взлете,  они просто плохо управлялись при посадке. То есть авиакатастроф в четыре раза больше, чем реально погибших самолетов. Именно потому, что все делалось на скорую руку. И если пушку сложно испортить, довольно грубое орудие, то самолет — это тонкое орудие, даже в тех условиях, и поэтому его легко очень сделать не очень качественно. Так что в этом случае на «Аэрокобрах» предпочитали летать наши летчики, они были очень надежными самолетами. Но это уже другой разговор.

В любом случае в ленд-лизе происходят изменения: больше поставляют теперь сырых материалов. А это имеет один идеологический минус. Дело в том, что «Аэрокобра», «Виллис» или «Студебекер», или «Паттон» (танк), он и есть американский танк, и никто не скроет, что это американский танк. А когда на Казанский пороховой завод поставляется американский порох, и там же есть, естественно, и советский, все это смешивается для приготовления определенных смесей, то потом все списывается в советское статистически. И в итоге даже, например, на Казанском заводе была такая формулировка: «Порох из внешних поставок». Это может быть порох из Средней Азии и порох из Соединенных Штатов. И из-за этого, я думаю, что просто эту цифру, конечно, выдумали, но элемент правды в этой выдумке был в том, что когда Николай Вознесенский, председатель Госплана, в своей книге «Военная экономика в период Отечественной войны», опубликованной в 1948 году, писал: «Если сравнить размеры поставок союзниками промышленных товаров в СССР с размерами производства промышленной продукции на социалистических предприятиях СССР за тот же период, то окажется, что удельный вес этих поставок по отношению к отечественному производству в период военной экономики составит всего лишь около 4%». Ну, это абсолютная ложь. Но вот чтобы эту ложь как-то удачнее позиционировать, делался такой вот статистический обман. 

Этот обман был до такой степени, что американский посол в Москве адмирал Стэнли 8 марта 1943 года выразил официальное разочарование, что американская помощь СССР по ленд-лизу через Американско-русский комитет (а помощь шла еще через Американско-русский комитет, ленд-лиз – это государственная помощь, а, кроме того, еще была помощь, которую собирали люди добровольно) не может быть по достоинству оценена русским народом, поскольку правительство СССР очень слабо освещает ее истинные масштабы. Это было официальное заявление. Потом стали освещать, правда, больше, но после 1945 года это очень быстро свернули и стали говорить только о том, что мы выиграли своими силами, а те жалкие крохи, которые давали нам американцы, были оплачены нашей кровью, и что вообще американские танки были совсем плохие по сравнению с нашими молодцом Т-34 и КВ, и американские самолеты и английские никуда не годились.

Про «Студебекеры» очень сложно было говорить, потому что у нас вообще ничего не было, у нас практически не было собственных автомобилей, и пушки были на конной тяге. Мы перевели на машинную тягу нашу орудийную базу только за счет американских поставок. Поэтому тут уж было как-то сложно говорить, и просто молчали. Про американскую тушенку знали все, пенициллин знали все, но об этом просто не хотели лишний раз упоминать.

И вот в этой ситуации последнее, пожалуй, что я хотел бы сказать, это такая интересная вещь — а как же потом? Как же обошлись с ленд-лизом после войны. Все произошло не так невероятно плохо, как могло бы показаться. Долг Великобритании по ленд-лизу Соединенным Штатам был объявлен в 4,33 млрд долларов. Это то невоенное оборудование, которое не было повреждено или уничтожено во время войны. То, что было уничтожено, повреждено или использовано во время войны (как тушенка, пенициллин), не подлежало никакой оплате вообще. Это как бы вклад в дело победы над врагом.  Долг Канады Соединенным Штатам – 1 млрд 190 млн долларов США. И Великобритания, и Канада выплатили целиком этот долг в 2006 году. Но выплатили целиком. Конечно, это было выгодно, потому что доллар уже был не тот совсем доллар, это понятно, но, как говорится, и Америка уже была совсем не той Америкой, она быстро развивалась. Но формально долг был выплачен полностью.

Соединенные Штаты выставили Советскому Союзу небольшой счет в сравнении с теми огромными поставками, которые они сделали, они выставили счет в 1 млрд 300 млн долларов. СССР был готов заплатить 170 млн. долларов. В 1948 году, после берлинского кризиса, переговоры были остановлены. В 1951 году они были возобновлены. США снизили до 800 млн долларов, СССР поднял до 300 млн долларов, но договориться не удалось. Но переговоры шли при Иосифе Виссарионовиче.

В 1972 году было подписано соглашение с США о погашении долга по ленд-лизу до 2001 года. Соединенные Штаты согласились на сумму 722 млн долларов, включая проценты по долгу. Советский Союз подписал это соглашение в 1972 году. Но в 1973 году была принята поправка Джексона-Вэника, и, заплатив всего до этого времени 48 млн долларов, Советский Союз заявил, что больше он из-за этой поправки платить не будет. 

Новое соглашение было заключено только в июне 1990 года. На самом деле Соединенные Штаты, хорошо рассчитывая, скажем, военные операции, они так же аккуратны и в финансовых вещах. Они не бросают деньги на ветер, они могут что-то скостить, но они не говорят «забудьте», потому что они понимают, что каждый этот доллар, он заработан трудом американского человека — фермера, рабочего. Они не могут бросить, как Советский Союз, Асаду — миллионы, Каддафи — миллионы. 

Итак, в июне 1990 года Михаил Сергеевич Горбачев подписывает новое соглашение. До 2030 года уплатить 674 млн долларов, включая проценты. 4 декабря 1991 года подписан между 8 республиками бывшего СССР договор о правопреемстве в выплате долга, при этом доля России — 61,34%. Но подписало только 8 республик. Балтийские страны (которые объявили себя оккупированными), Азербайджан (непонятно почему), Молдова (тоже оккупированная), Туркменистан и Узбекистан (непонятно почему) объявили, что они не будут подписывать этот договор и ничего платить не будут.

2 апреля 1993 года Российская Федерация заключила со всеми бывшими республиками Советского Союза договор о том, что она является единственным должником в области советского государственного долга, но за это она получает все активы бывшего Советского Союза. Все на это согласились. Долги правительством погашались через Парижский клуб, долги частным банкам — через Лондонский клуб. Ленд-лиз — это Парижский клуб, естественно.

Я хочу вас обрадовать, господа, к 2006 году долг по ленд-лизу был полностью выплачен. То есть, в общем, мы в этом смысле сейчас чисты. И мы выплатили в тот же год, что Великобритания и Канада. Хотя Советский Союз, как вы понимаете, не хотел этого делать. 

Вот такова, дорогие друзья, ситуация по общим усилиям в войне. Я думаю, что эта лекция показывает вам, что это действительно были общие усилия. Я вам так скажу: я вам показал, что было бы с Советским Союзом, если бы были проиграны сражения под Медуэем, под Эль-Аламейном и под Сталинградом. 

Но давайте теперь на минутку в заключение посмотрим, а что было бы, если бы Советский Союз вышел из войны, заключил бы сепаратное (как в 1918 году Брестский мир) соглашение с Гитлером.  Сталин бы остался управлять из Самары или из Екатеринбурга куском между Енисеем и, скажем, Волгой (все, что к западу от Волги, было бы у Гитлера непосредственно для колонизации). А Гитлер собирался Сталина оставить, говорил: «Никто, кроме него, не умеет управляться с этим сумасшедшим народом». Что было бы тогда?

Вот иногда мне пишут, что все равно бы союзники выиграли. Я так раньше сам думал. Ничего подобного, не выиграли бы. Скорее всего, было заключено какое-нибудь компромиссное соглашение, которое бы, наверное, оставило Соединенные Штаты и Великобританию в покое, с чем-то пришлось бы расстаться, расплатиться. И тоталитарный режим, ужасный тоталитарный режим, скорее всего, воцарился бы в Евразии на многие десятилетия, гитлеровско-коммунистический, уж я не знаю, в каком миксе он бы в нашей стране был. Я думаю, что и в Великобритании, и в Соединенных Штатах, в этих оплотах демократии, в общем-то, пришли бы к власти скорее соглашательские силы, типа того же Ллойд Джорджа, такие же люди были и в Соединенных Штатах. И это были бы такие, если не фашистские, то, по крайней мере, далеко не либеральные государства. Мир бы стал совершенно другим. Я уж не говорю о той ужасной участи, которая постигла бы еврейский народ в этой ситуации,  но это как бы частное следствие ужасного общего.

Так что в 1942 году мы были на волоске от общей гибели. К 1943 году победа была решена. Победа, но не освобождение. Союзники слишком тяжело пережили эту войну, чтобы мечтать еще об освобождении Советского Союза от тоталитаризма. Это они предоставили делать нашему народу. 

В беседах между американскими военными и советскими военными в Германии американцы искренне удивлялись: «Ну, если вам так не нравится ваш дядя Джон, переизберите его». Дорогие друзья, эта миссия остается перед нами до сего дня. Спасибо.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera