Сюжеты

Грязная схема с прозрачными ящиками

Благотворительные фонды никогда не собирают наличные на улицах. Это делают только мошенники!

Организатор фонда «Детские сердца» Катя Бермант

Этот материал вышел в № 40 от 17 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зоя Ерошокобозреватель

2

Катя Бермант часто мне говорит: делать добро — это нормально и весело.

По профессии Катя — дизайнер. В 90-е работала в разных журналах. А так как там не надо было сидеть строго с 9 до 18 часов, то все свободное время искала деньги для больных детей. А потом больных детей стало так много, что Катя поняла: ей надо заниматься только ими. И пятнадцать лет назад создала фонд «Детские сердца».

Катя собирает деньги на операции пороков сердца у детей. Эти операции надо проводить в очень раннем возрасте. Чем раньше, тем лучше. Если ребенку с пороком сердца сделать вовремя операцию — все у него будет хорошо. А если не сделать — либо умрет, либо станет тяжелым инвалидом.

За пятнадцать лет фонд «Детские сердца» собрал — внимание! — 667 393 799 рублей. За это время и на эти деньги были прооперированы 2656 детей.

Кстати, Катя никогда не называет приблизительных цифр. Не скажет: около миллиона рублей собрали или более двух тысяч детей прооперировали. Только с точностью до одного. Рубля или ребенка.

Благотворительностью Катя Бермант занимается профессионально, умело, эффективно. И — с неиссякаемой способностью к саморазвитию.

В 2009 году очень разные фонды (Катин в том числе) объединились в «Благо­твори­тельное собрание «Все вместе». Помню, Катя говорила тогда: «Мы — первый профсоюз, работающий в благотворительности». И объясняла, зачем он создавался: «Вместе мы можем больше. Было так — каждый говорил тихо, по чуть-чуть, а стали кричать в 20 глоток, и нас лучше и быстрее слышат, и мы можем делать что-то не только для «своих» детей».

Изначально во «Все вместе» объединялись на принципах, что каждый за каждого головой отвечает. Они годами до этого близко и сильно дружили, давно уже были в благотворительности и знали твердо, что никогда никто из них не займется ни злоупотреблениями, ни глупостями. Но нужны были и новые люди, и новые идеи, и новые акции. И собрание «Все вместе» открыто всему новому. Но принцип изначальный остается неизменным: никто там по-прежнему не занимается ни злоупотреблениями, ни глупостями.

И вот мы встретились с Катей Бермант, чтобы поговорить о том, что сегодня не нормально и совсем не весело в благотворительности, а именно: о злоупотреблениях и глупостях. Точнее — о мошенниках.

* * *

«Все больше и больше мы встречаем на улицах, в электричках, в пробках людей с прозрачными ящичками «Помогите больному ребенку». И денег просят не от своего имени, а от имени благотворительных организаций. Три-четыре года назад они гастролировали по Москве только летом, и их было немного. Но теперь, видимо, рентабельность стала таковой, что им не страшны ни мороз, ни дождь, ни холод… А летом вообще, наверное, начнется светопреставление.

Эта практика сбора пожертвований от имени организаций — опасная практика. И она набирает силу.

Все внешние признаки соблюдены. Фонды сделали себе абсолютно легальные документы. У них есть регистрация, устав, офис, они собирают деньги. Прозрачный ящик, фотографии больных детей, информация о фонде-сборщике. Есть все, кроме собственно деятельности. И деньги они берут исключительно себе.

Вот, например, фонд «Время». По пять-шесть человек из этого фонда стоят на Мясницкой почти каждый день. Другие — у Большого театра. Стоят на всех бульварах. На ВДНХ их просто видимо-невидимо, пройти невозможно.

Поймите, это не мелочь, не какая-то надуманная проблема.

Мы двадцать лет раскачивали страну. Убедили всех, что благотворительность существует. Что надо помогать. Что надо участвовать. А теперь нашими трудами пользуются мошенники. И люди, привыкшие к тому, что благотворительность — это нормально, дают им деньги. Даже если это очень ма-а-а-ленькие деньги — Москва такой большой город, что получается в итоге много.

Вот они стоят на Мясницкой или на бульварах, и триста прохожих дали им по сто рублей. За день получается очень, очень хорошая выручка, да? А люди, выйдя из Большого театра, те, что заплатили пять, шесть, семь тысяч рублей и более за билет, они же и тысячу легко кинут туда, в этот прозрачный ящик, потому что «детишкам надо помогать» и так далее…

То есть мошенники порочат нашу репутацию и одновременно ею пользуются.

Деньги, попадающие в эти ящики, — никак не могут быть подконтрольны и подотчетны. Просто никак!

Вот человек собрал деньги в прозрачный ящик…Как и кто этот ящик вскрывает? Куда они, эти деньги, идут?

Никто этих лжеблаготворителей с улиц не проверяет. И полиция их не гоняет. Человек может обратиться к полицейскому и сказать: вот что это такое? Но состав преступления в их действиях каков? Состав преступления на сегодняшний день в их действиях отсутствует.

Они не отчитываются, сколько собирают денег. Никаких вообще отчетов ни на каких их сайтах нет. Можно открыть сайт фонда «Время» и посмотреть. Информации об этом ноль.

Истории больных детей берут из наших сайтов. Истории эти подлинные. Но мошенники их просто воруют у нас. И пока мы не наткнемся на это — естественно, никто не узнает. А с виду все настоящее: настоящие документы, настоящие истории, настоящие фотографии!

Это один способ.

Второй способ: они покупают две пачки тетрадок в клеточку и одну пачку везут в дом престарелых, а другую — в детский дом. Директор заведения дает им благодарственное письмо. Ну да, они ж привезли что-то! А чем еще занимаются — никто не знает.

Большинство отчетов у таких фондов — именно благодарственные письма от каких-то учреждений.

Мы сейчас написали декларацию. От имени членов Ассоциации «Все вместе». Написали о том, что ни один честный фонд не собирает наличные на улице. Мы отличаемся от жуликов одним принципиальным свойством — мы не собираем наличные на улице. Никогда!

Помните, тетки таскали младенцев на руках по улицам, просили милостыню? Младенцы те всегда неизменно молчали. А молчали они почему? Либо были опоены димедролом, либо банально — водкой. Сколько жизнь такого ребенка продолжалась — неизвестно. И когда, наконец, была поднята большая кампания против нищенок с детьми и были даны четкие инструкции, что делать: немедленно вызывать врача, проверять, под действием каких средств спит ребенок, немедленно вызывать полицию и выяснять, есть ли у этой нищенки родственные связи с этим ребенком или, может, она его взяла напрокат…И вот результат: больше нищенки с детьми по улицам городов не ходят.

Мошенничество многолико. В разные одежды рядится. И все время пополняет свои ряды.

В этом самом «Времени» — там вообще существует один-единственный человек в фонде. Это его директор. Он нанимает людей, они получают процент от собранных средств. Естественно, хватают прохожих за руки — не дают им проходу. Когда у них спрашиваешь, понимают ли они, чем занимаются, некоторые (те, которые циничные) говорят: не твоего ума дело…По сути это коммерческие агенты, обманывающие людей.

А вот когда такие лжефонды нанимают студентов-волонтеров, которых обманывают… Эти волонтеры работают бесплатно. Они верят, что действительно собирают деньги больным детям. И это особенно плохо. Потому что это использование тех же студентов втемную.

Так вот: мы написали в декларации, что мы не собираем деньги на улицах. Подписали декларацию уже 202 фонда. И думаю, будут еще подписывать.

Когда будет подписана декларация — нам нужно будет создавать петицию. Чтобы подписывали уже не фонды, а граждане. Граждане ведь не хотят, чтобы их обманывали на улицах?

Если будет петиция, подписанная большим числом людей, мы сможем сделать запрос в Госдуму. И, я надеюсь, это сработает. И полиции будет дано указание: убрать этих лжеблаготворителей с улиц городов.

Если мы победим в Москве — сможем победить во всех других городах.

Вот мне сейчас шлют видео и ссылки из Омска, из Новосибирска, из Питера, из Перми. Эти мошенники есть везде. Это такой, оказывается, легкий способ заработка. Ну только что померзнешь немножко на улице, потопчешься. Но деньги-то большие себе соберешь!

И так противно, что людей обманывают в их лучших чувствах. Так гадко, что нашу просветительскую работу используют нечистоплотные мерзавцы, так обидно, что огромное количество денег уходит в карманы неизвестно кого… А ведь эти деньги очень нужны конкретным больным детям.

Я убеждена: бороться без обмана за жизнь людей — это ни с чем не сравнимо по счастью. Простое бескорыстное чувство: ты делаешь незнакомому человеку подарок. И при этом ты одновременно и Дед Мороз, и Супермен. Ну а если спас чью-то жизнь — ты просто Бог.

Но это если чувство действительно бескорыстное, неподдельное, подлинное».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera