Комментарии

Александр Вилен: Немота

Этот материал вышел в № 40 от 17 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

5

После митинга 26 марта, посвященного борьбе с коррупцией, на котором наблюдателями было обнаружено неестественное для подобных событий количество школьников и студентов, мы опубликовали текст участника митинга — десятиклассника Александра Вилена (по понятным всем ныне причинам ФИО изменены). Публикация вызвала бурную полемику даже среди коллектива редакции, а в комментариях на сайте «Новой» появились люди с вопросами. Автор статьи решил ответить на них, поскольку больше, чем о чем-то ином, размышлял об этике и морали, а на выходе столкнулся с тем, что эти категории, по его мнению, не очень интересуют тех, кто считает себя взрослым.

В тексте я, — из-за некоторой щепетильности темы, — решил не ставить наиболее важные вопросы прямо и не давать ответа на основной вопрос, который сейчас стоит перед всеми. Из-за этого то, что было написано достаточно пессимистично, было воспринято как ода оптимизму и идеализму.

Многие писали в комментариях: подростки открыли для себя российскую действительность, «добро пожаловать в Мордор».

Нет, это российская действительность открыла нас. И ей захотелось узнать, о чем мы думаем. Следующий вопрос: а что нам ответить? Видимо, действительность даст два ответа. Один — ничего говорить не надо, надо Родину любить, а на митинг вышли ради 10 000 евро. Второй ответ сейчас создается в бесконечных спорах в Facebook.

Тогда я не стал писать из вежливости, но напишу сейчас: второй ответ — не менее скуп, неактуален и жалок, чем первый. Я говорю об этом не с самолюбованием, но со страхом.

Да, перед тем как провозгласить кризис российской либеральной мысли, отмечу: для хорошего ответа просто нет нормальной информации. Все, найденное мною на эту тему в СМИ, делится на три части: мнения взрослых, мнения детей и научно-популярные статьи.

Мнения взрослых, основанные на взгляде со стороны, по большей части проецируют настроения более старших поколений. Не буду далеко ходить: статья Кирилла Мартынова «Кто теперь на алгебре?» В качестве вывода она прямо намекает на то, что старшему поколению было бы неплохо поучиться у нового. Но это не так, у нашего поколения нечему учиться. Мы — поколение застывшей истории, которое ничего не видело.

Другие комментаторы называли меня идеалистом. Но я писал не про идеалы, а про животную, физиологическую тягу к ним.

Мнения детей, извините, по большей части тривиальны, но вызывают бурный восторг и не критикуются.

Третий вариант. Ну вот, скажем, в научно-популярной статье политолога Екатерины Шульман обсуждаются результаты исследования молодежи, проведенного Сбербанком и агентством Validata: «[Для молодежи характерны:] … высокий статус нравственных ценностей («честности», «справедливости»), стремление к самовыражению и самореализации («быть собой», «сделать правильный выбор»)...»

Это уже даже не банальности, это уже рекламные слоганы. Оставив в стороне вопрос объективности социологических исследований, отмечу, что в последних мы найдем, очевидно, более глубокие и взвешенные слова, чем в сказанных по следам митингов монологах.

К слову, о монологах: СМИ ограничились в основном записью именно прямой речи подростков, которые были на митингах. Только в одном случае — диалог: журналисты со стажем не знают не только что сказать, но и что спросить. Тем не менее в таких интервью есть некие крупицы, которые все пропустили. А именно — рефлексия ощущений от митинга, попытка нащупать ответы: в том числе на вопросы этического характера. А все сосредоточились на тех самых рекламных слоганах.

Среди научно-популярных статей я нашел три текста (и один пересказ) — увы, но на момент написания заметки они в сумме еле-еле набирают больше просмотров, чем набрал мой предыдущий текст-онлайн (а ведь он был еще и в печатной версии): где-то 80 000 против 70 000. Все они по-своему хороши (кроме непростительной ошибки в тексте Шульман, «Личка императора» — унылый отстойник). И все считают, что сами справятся, недооценивая требовательность моего поколения к ответам, недооценивая его принципиальные отличия и переоценивая свой личный опыт.

Читая комментарии к своему тексту, я находил настолько далекие от реальности выводы, что хотелось орать. (Пожалуй, самый губительный — молодежь не подвержена влиянию официальной пропаганды.) И дело не в том, что писавшие их глупы, просто им не на чем основывать свои рассуждения.

Некоторая рефлексия

Начну я ее, впрочем, не с того, что сказали мне, а с того, что я не сказал.

Я не дал ответов. Потому что у меня их нет.

Но я все-таки дам ответ на один – тот, который был вынесен редактором в «лид» (хотя замышлялся как просто зацепка для читателя). Вышел в ВК, а не Facebook — не по численному значению, а по духу. Присутствие Навального придало духу митинга гораздо больше, чем присутствие там меня, хотя мы оба присутствовали в единичном экземпляре (а я еще и дольше). То, что обсуждают, то, что запомнилось, эстетически было из «ВКонтакте». За все старшее поколение отдувался мужичок с плакатом «ПУТИН-666».

Но я не написал, как мы там искали зло, говорил только про добро.

Говорить об этом сложно. Если вы помните, то и в Евангелии зло не описано. Появляется дьявол, показывает умения в телепортации сынов божьих на далекие расстояния и задает три заковыристых вопроса. Конец.

Во-вторых, на митинге зла не было. Кричали: «МУСОРА ПОЗОР РОССИИ!», но я не видел зла в лицах ОМОНа или полицейских.

Если бы я стал его искать в современной России, я бы сказал, что зло — это немота по Галичу, которая проступает пятном за словесными перлами. В России она проступает за всем — и, в том числе, за рассуждениями большинства условно либеральной публики.

Но я не стану искать зло, вдруг еще найду.

Я не написал, хотя мог, почему не согласен с позицией — а-ля «люблю страну — не люблю правительство». Правительство — произведение своей страны, плоть от ее плоти. Немота правительства — часть твоей немоты.

Я не написал своего настоящего имени, чтобы, публикуя мои тексты, взрослые брали на себя немного меньше ответственности.

Что не сказал я

Или, говоря по-русски, чего я ожидал прочитать в комментариях, или – не ожидал.

Во-первых, почти никто не предложил ничего хоть сколь-нибудь конструктивного относительно проблемы этики. Вместо этого ушли в политические замыслы и споры о моем возрасте, в ругательства. Но моему поколению этого всего не нужно.

Где-то на грани были те, кто предлагал продолжать строить коммунизм, но, к счастью, это не вызвало у окружающих энтузиазма. Тем не менее именно в этих дискуссиях было что-то конструктивное.

Во-вторых, не написали, что это — провокация. Псевдоним — от имени Вилен, Владимир Ильич ЛЕНин — так вышло случайно, Результат: ВК сравнивается с Иисусом цитатой антисоветчика Бродского, а в конце советуется читать Нагорную проповедь.

Казалось бы, что христиане, что гуманисты, что поклонники советской этики, — все должны были всполошиться и что-нибудь, да возразить. Но либо провокация не удалась, либо ответить некому и нечего.

Наверное, читатель ждет наконец-то полемики с комментаторами, ответов на их вопросы. Но в сухом остатке в комментариях была только немота. Тягучая, полная восклицательных и вопросительных знаков, заблуждений, точных наблюдений, похвал и грамматических ошибок — немота. Народ безмолвствует уже очень давно — и вряд ли что-нибудь когда-нибудь скажет.

Вот подросток 16 лет пишет насквозь циничный, совершенно упаднический текст, в котором пытается навести читателя на самые важные, самые сокровенные, самые страшные вопросы, публикует его в газете под псевдонимом — и получает шквал одобрения без единого ответа.

Что такое хорошо, а что такое плохо?

Есть ли Бог?

Не заснувшая бабочка ли я, случаем?

В чем смысл жизни?

В огромной, холодной, темной, пораженной нищетой стране не получишь ответа. Только дубинкой по лицу.

Уже что-то…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera