Сюжеты

Вместо Ходорковского

В Таллине прошел второй съезд «Открытой России»

Фото: «Открытая Россия»

Политика

9

На конференцию «Открытой России» в Таллин добирались по-разному: и поездом, и самолетом. Шутки у выезжающих из России, однако, были одинаковы: вот как снимут сейчас на границе… Ожидать этого участники имели основания: у некоторых из них уже был подобный опыт, к тому же в московском аэропорту дежурили камеры федеральных телеканалов, отслеживая тех, кто летел на съезд «к Ходорковскому».

Впрочем, на этот раз для большинства все обошлось, хотя у некоторых членов ОР силовики заблаговременно забрали загранпаспорта. Тем, кто этого избежал, не помешали даже массивные тубусы с игрой «Вместо Путина» (сделанный движением вариант «Монополии»), которую участники съезда по нескольку штук везли за границу в багаже. Даже несмотря на то что в типографию, где эта игра была отпечатана, пришли «оттуда» и изъяли файлы, саму игру вывезти удалось спокойно.

Конференция тоже проходила в осаде телекамер. Приехавшие журналисты Первого, ВГТРК, Пятого и РЕН-ТВ дежурили у дверей отеля в попытке заснять все происходящее — дальше дверей их, однако, вплоть до последнего дня не пускали. Лишь тогда стало понятно, что сама конференция была им неинтересна: на брифинге, посвященном избранию нового совета движения, увидев, что Михаил Ходорковский, сложивший с себя полномочия его лидера, закончил выступление и пошел к дверям, они под смех зала спешно подобрали камеры и микрофоны и бросились следом. Новоизбранные совет и председатель движения в недоумении остались отвечать на вопросы украинских и эстонских журналистов.

Вопросы, впрочем, были ожидаемы: в предыдущий день все они не раз возникали и в закрытых рабочих группах.

Пожалуй, главной темой, которой было уделено больше всего внимания на секциях под руководством Ходорковского, оказались отношения «Открытой России» с двумя политиками: Алексеем Навальным в его президентской кампании и Дмитрием Гудковым, собирающимся стать мэром Москвы, а пока готовящим кандидатов в районные депутаты для преодоления муниципального фильтра.

Гудкова и представителя Навального Леонида Волкова вывели по видеосвязи и задавали им вопросы, суть которых сводилась к одному: что со своей стороны получит «Открытая Россия», если их поддержит?

Ответ Гудкова о коалиционном характере его кампании делегатов удовлетворил и, хотя не без споров, было решено поддержать его как кандидата в мэры. А вот слова Волкова, воздержавшегося от обещания позвать на акцию «Надоел» 29 апреля сторонников Навального, сыграли против окончательного союза. В итоге было решено Навального в качестве кандидата в президенты пока не поддерживать, ограничившись лишь согласием с его требованием о допуске к выборам. Впрочем, и сам Волков утверждал, что именно это является сейчас целью главы ФБК, а все остальное — «план Б» на случай неудачи или собственно выборная кампания — будут развиваться уже по ходу дела. При этом делегаты съезда ОР задались вопросом: не пойдет ли Навальный в случае неуспеха на президентских выборах вновь в мэры Москвы? Ответа от Волкова на это получить они так и не смогли. «Наше главное преимущество — гибкость», — не раз повторил он.

После решения о союзниках съезд приступил к выбору нового руководства ОР, и тут не обошлось без конфликта, заставившего делегатов разойтись по гостиницам лишь в 2 часа ночи. На голосовании за новый совет «Открытой России», состав которого из 11 человек теперь будет переизбираться каждый год, в руководство движения прошел лишь один представитель Санкт-Петербурга — бывшая кандидат в депутаты Госдумы Наталья Грязневич, тогда как казавшийся лидером Андрей Пивоваров остался вне итогового списка. Из-за этого, несмотря на то что подсчет итогов голосования завершился уже к 11 часам вечера, питерцы потребовали пересчета. Он при очевидном общем недовольстве был проведен и показал те же самые результаты: Пивоваров в совет не попал. Одни объясняли это «эффектом Брекзита» (мол, все были так уверены в победе Пивоварова, что стали голосовать за других кандидатов по принципу «Ну хоть я за них отдам свой голос), другие — региональной борьбой в «Открытой России» (кто открыл больше отделений, тот и претендует на голоса их участников, а в этом плане лидировало Поволжье), тем не менее с пересчитанным итогом спорить питерцы пока не стали, сохранив, однако, недовольство голосованием.

Пересчет голосов

В программах кандидатов в совет, которые, по словам координатора ОР Тимура Валеева, еще до съезда оценивали независимые эксперты от Евгении Альбац до Дмитрия Орешкина, было много экзотических моментов. Так, одни претенденты предлагали создать агентство парламентских расследований, очевидно, до конца не понимая, о чем идет речь, другие — запустить в космос спутник с логотипом ОР, а третьи — открыть «красивые офисы». Впрочем, появлялись и более проработанные предложения, в частности, по активности в социальных сетях или запуске кампании за увеличение в России числа городов федерального подчинения. Однако из всех этих предложений было видно, что каждый представляет развитие движения по-своему, а общая цель — декларируемый Ходорковским мирный транзит власти в ближайшие годы — пока находится в тумане.

Выбор же нового председателя «Открытой России» и вовсе пришелся уже на 2 часа ночи: засидевшиеся в Пасхальную ночь спрашивали друг друга: «Пошел ли уже белый дым? » — намекая на выборы Римских пап. Результат голосования оказался неожиданным: лидером стала «темная лошадка» — недавний помощник в Госдуме Дмитрия Гудкова, а теперь координатор проекта ОР «Открытое право» Александр Соловьев.

Александр Соловьев (в центре) — новый председатель «Открытой России»

Привел его в ОР другой помощник Гудкова и сейчас также член совета движения — Владимир Кара-Мурза. Собственно, голос последнего и стал решающим при голосовании за нового лидера: до этого по пять человек высказались за Соловьева и за координатора ОР по Татарстану Илью Новикова. В Думе Соловьев помогал Гудкову разбирать запросы и готовил анализы законопроектов: по словам экс-депутата, он «блестящий юрист» и «дипломат по жизни». О своей роли дипломата Соловьев и сам сказал в своих первых интервью, подчеркнув, что видит свою задачу прежде всего в союзе ОР с другими оппозиционно настроенными политическими силами. Тем не менее от ответа на вопрос о том, как быть с тем же «Яблоком», не раз категорично отказывавшимся от сотрудничества с организацией Ходорковского, новый лидер движения ушел, заявив, что будет регулярно напоминать потенциальным союзникам о готовности к диалогу. Первый и ВГТРК в разговоре с Соловьевым интересовало и вовсе лишь то, намерена ли ОР, как и Навальный, «выводить на площади детей и подставлять их».

Тут нужно пояснить, что, несмотря на шутки о выборах как акции «Вместо Ходорковкого», сам экс-глава ЮКОСа из движения не ушел, сохранив за собой формальное звание основателя организации и намерение заниматься образовательными проектами и международными связями. При этом если в голосовании по выбору лидера Ходорковский не участвовал, чтобы не влиять на кандидатуру своего «преемника», то на следующий день на собрании совета, от членства в котором отказался, все равно присутствовал.

Еще одной интригой съезда, помимо выборов, стало оглашение Ходорковским формата акции 29 апреля «Надоел». Члены ОР узнали детали лишь в Таллине и откровенно удивились, когда им объяснили, что речь идет не о митингах по аналогии с 26 марта, а о массовой подаче заявлений в представительства президента. Сомнений у участников съезда хватало и до этого: они прекрасно видели, что спущенная, по их словам, от руководства ОР акция воспринимается попыткой копировать повестку Навального, однако все равно подавали заявки на митинги и старались готовить массовые акции. При этом, не зная об их сути и исходя лишь из слогана «Надоел», в заявках в администрации они предлагали максимально широкие формулировки протеста. Объяснение же Ходорковского эти планы резко изменило: оказалось, что в предпраздничную субботу предлагается прийти к заведомо закрытым дверям полпредств и администраций и принести туда свои требования к Путину не идти на четвертый срок.

В качестве обоснования требования в обращениях должны быть указаны как региональные темы наподобие московской плитки, так и федеральные проблемы. Больше всего сомнений при обсуждении вызвала именно дата акции — суббота. Ее Ходорковский, однако, назвал принципиальной:

если чиновники заведомо не согласятся ненормированно поработать в этот день, зная о желании граждан обратиться к ним, значит, они «охренели», и это является еще одним поводом требовать перемен.

Сомнения у членов ОР в необходимости акции так никуда и не ушли, а сам Ходорковский не объяснил, почему о ее формате стало известно лишь в последний момент.

Наконец, многие из делегатов в той или иной форме спрашивали об одном: чем занимать членов активно развивающегося движения (за полгода оно выросло с 70 до 700 человек)? Круглые столы, «Надоел», игра в политический вариант «Монополии» — все это, на их взгляд, не объясняет, зачем состоять в «Открытой России». Сам Ходорковский предложил считать ее своего рода социальным лифтом, дающим возможности для саморазвития и «горизонтальных связей», однако было видно, что этот ответ удовлетворил далеко не всех и разъезжались участники съезда с вопросами, на ряд из которых так и не смогли пока получить ответы.

Алексей Азлет, специально для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera