Сюжеты

Из героя в изгои

Как Надежда Савченко за год растеряла свою популярность на Украине

Этот материал вышел в № 46 от 3 мая 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Илья Азарспецкор «Новой газеты»

110
Фото: РИА Новости

В начале февраля 2015 года бойца 3-го полка спецназа Сергея Глондара срочно вызвали из отпуска в родном Кропивницком (до 2016 года — Кировоград) на фронт в Дебальцево. 16 февраля жена Глондара Екатерина узнала, что беременна. В тот же день муж позвонил домой и сказал, что попал в плен.

Сергей Глондар в плену

С прошлого лета от него и других пленных украинских военных не было вестей. В феврале 2017 года они появились: Надежда Савченко приехала в колонию Макеевки (город контролируется силами самопровозглашенной «ДНР») и пообщалась с находящимися там украинцами, в том числе с Глондарем.«Нам помогает только Савченко. Она привезла от наших пленных ребят письма, показала, что они живы и ждут, пока их заберут домой. Мы ей очень за это благодарны», — говорит сестра спецназовца Людмила.

Мнения родственников пленных украинских военных — фактически единственные позитивные высказывания о Надежде Савченко, которые хотя бы иногда доходят до украинских СМИ. Рейтинг доверия Савченко после освобождения из российской тюрьмы достигал 40%, а сейчас упал почти до нуля. Украинские политики все чаще называют ее предателем и агентом Кремля.  Специальный корреспондент «Новой газеты» Илья Азар съездил в Киев, пообщался с Савченко и ее оппонентами, чтобы понять, что она делает не так. В первой части речь идет о стремительном превращении героя Украины в изгоя, во второй — о не слишком удачной попытке сделать из Савченко «волшебную отмычку» для освобождения украинских пленных из подвалов Донбасса и российских тюрем, в третьей — о том, возможно ли принятие Савченко, которую отторгают украинские патриоты, теми политическими силами, которые выступают за переговоры с самопровозглашенными республиками на востоке страны.

Красивая картинка

«По итогу Майдана, начавшейся затем аннексии Крыма, войны на Донбассе, волонтерства и добровольчества открылось огромное окно возможностей. Старые публичные персоны оказались уже никому не нужны, возник огромный спрос на новые лица. Общественная мысль готова была короновать кого угодно. Процесс принятия в украинские лидеры общественного мнения выглядел примерно так же, как принятие в Сечь у Гоголя в «Тарасе Бульбе». «Ты желаешь победы Украины в этой войне? » — «Да». — «Путин кто? *****<плохой человек>? » — «Да». — «Ну, ступай, сам знаешь в какую политическую партию», — описывает ситуацию на Украине в 2014 году публицист Павел Казарин. Он знает, о чем говорит: он переехал в Киев из Симферополя после присоединения Крыма к России и быстро стал успешным колумнистом.

В июле 2014 года капитан армии Украины Надежда Савченко попала в плен к сепаратистам самопровозглашенной «ЛНР», затем оказалась в России, где ее стали судить за причастность к убийству журналистов ВГТРК под Луганском.

На начавшемся в сентябре 2015 года суде Савченко принципиально отказывалась говорить по-русски, надевала на заседания вышиванку или майки с украинским гербом, пела гимн Украины, кричала на судью и прокуроров.

Это нравилось украинцам, которые видели в ней символ сопротивления военной агрессии России. «Она просто попала в этот тренд, да и история ее была очень красивой. Украинская «солдат Джейн», которая пробилась в авиацию, служила в Ираке, потом ушла в добровольцы. Про Савченко было известно очень мало, и ее образ — женщины или солдата — каждый дорисовывал, как хотел», — считает Казарин.

Борислав Береза

Депутат Верховной рады Борислав Береза, который также внезапно возник в украинской политике после Майдана как главный спикер запрещенного в России «Правого сектора» (до этого он занимался книготорговлей), объясняет, что «общество воспринимало Савченко как икону». «Украинцы вообще склонны к надежде, что придет мессия или гетьман и все решит. Савченко была красивой картинкой, но, когда картинка вышла из телевизора и начала быть самой собой, все стало на свои места», — объясняет Береза.

Возвращение домой

Столкновение мессии с паствой произошло 25 мая 2016 года, когда ранее осужденную российским судом на 22 года колонии Савченко помиловал Владимир Путин, а самолет президента Украины доставил ее в Киев.

Перед журналистами на парковке аэропорта «Борисполь» Савченко появилась босиком и в белой футболке с гербом Украины, от цветов она отказывалась. «Очень выгодно, когда герои мертвы, и всем плохо, когда они живые. Но мы будем жить, и герои будут в Верховной раде Украины, на зависть российской Думе, на славу Украине, на благодарность украинскому народу. Спасибо тем, кто говорил обо мне хорошо, благодаря вам я выжила. Спасибо тем, кто говорил обо мне плохо, назло вам я выжила. Спасибо тем, кто был равнодушен, вы не мешали», — сказала Савченко и уехала получать Звезду Героя Украины из рук президента Порошенко.

«Президент хотел забрать себе всю славу, что он ее освободил. Тогда она была ценным позитивным носителем для репутации», — говорит Алексей Рябчин, депутат Рады от «Батькивщины» — партии Юлии Тимошенко, которая поставила тогда еще арестантку первым номером в своем списке на выборах в Раду 2014 года.

Фото: РИА Новости

В день освобождения Савченко доехала и до партийного офиса. «Савченко себя показала очень простой, без звездности. Сказала: «Вам спасибо большое, низко кланяюсь, вы для меня столько всего сделали, я у вас учиться буду». Но ожидания на счет нее были настолько высокими, что люди думали, что она правой рукой махнет — победит коррупцию, левой рукой махнет — закончит войну», — рассказывает мне Рябчин, который из-за возвращения Надежды впервые в жизни пропустил день рождения жены.

Защищавший Савченко на суде в России адвокат Илья Новиков выдает парадоксальную сентенцию: «В российской тюрьме Надежда реально была на своем месте» и поясняет: «не в том смысле, что ей нужно там сидеть, а в том, что главные качества ее характера — упрямство, твердость и склонность к простым решениям — идеально работали на нее в той ситуации».

Жизнь как учитель

Еще в июне 2016 года Савченко возглавляла рейтинг доверия украинских политиков с 35% (у Порошенко было 16%). За нее готовы были проголосовать на выборах президента почти 12% украинцев (за Тимошенко и Порошенко — в два раза меньше).

«Обычно самый трудоемкий этап в карьере политика — хотя бы приблизиться к тому уровню популярности, который был у Савченко на момент выхода из тюрьмы. Она получила это готовым, ничему не учась, и решила, что все понимает про то, как устроен мир, в целом, и политика, в частности. Она же герой, ее же на руках носят. Но политика это тоже ремесло, ему надо обучаться с азов», — вспоминает Новиков.

В «Батькивщине» пытались взять Савченко в оборот и обучить ремеслу. «Она задавала безумное количество вопросов: «Ой, расскажите про пенсионную реформу. Что это такое, как должно быть, почему у нас так, а не эдак? » Но ей можно было рассказать что-то, только начиная с фразы «Я считаю», а если ей говоришь: «Надо делать вот так», то она просто не слушала», — вспоминает Рябчин.

Фото: РИА Новости

Он, доцент Донецкого национального университета, переехавшего в Винницу, предлагал Савченко поступить в переселенный вуз. «Ей интересны были юридические и экономические вещи, и я сказал ей, что это будет символично — вот она воевала, а теперь учится, и люди это воспримут. Но она пошла своим путем», — рассказывает депутат.

Отказалась Савченко ехать учиться и в Стэнфорд по линии Фонда Сороса, рассказывает ее сестра Вера и поясняет: «Надя — практик».

Депутат Береза уверен, что если бы с Савченко работал украинский политтехнолог, то «сейчас мы бы имели достаточно рейтингового политика». По словам Новикова, с самого освобождения Савченко предлагали завести спичрайтера и ответственного за имидж, но она отказалась, желая оставаться сама собой. «Многие хотели бы взять ее как флаг. Тогда были бы политтехнологи, с гламуром или без гламура, но стой здесь, говори вот это, а это не говори. А Надя не продается, она говорит правду», — объясняет Вера.

С Надеждой Савченко мы встречаемся в конце марта в кафе неподалеку от Верховной рады. Она в строгом платье, постоянно отвлекается на телефон, рядом с ней пресс-секретарь, который оборвет наш разговор уже через полчаса вместо обещанного часа. Савченко легко соглашается говорить по-русски, но сразу же идет в атаку: «А России это вообще зачем? Кому такая тема интересна из читателей в России?»

— Когда я сидела в тюрьме, я планировала прожить завтрашний день, если получится. Заняться политикой я никак не планировала, но сейчас это моя работа на 4 года. Я прекрасно понимала, что политика — это даже не война, это похуже, — говорит Савченко.

— Может, надо было к политике подготовиться, как к войне готовятся?

— Нельзя подготовиться к войне. 10 лет, 30 лет ты не воюешь, а готовишься к войне, но, когда она приходит, ты все равно не готов. Нельзя приготовиться к горю и смерти — так же и к политике. Никогда нельзя быть готовым к удару в спину. Можно просто понимать, что он будет, но предотвратить его — это уже искусство, а искусство приходит с мастерством, а мастерство — с опытом. В политике я только год, а в армии была 10 лет. И то не получилось защитить себя от пули, которая меня ранила, от плена, от потери своих друзей.

— Но почему вы отказались от политтехнологов?

— Это лишняя трата денег. Зачем учить человека, как ему думать, если человек должен учиться сам думать. У меня есть учителя. Это жизнь, это умные люди, мнение которых я слышу и понимаю, что они размышляют как государственники, а слушать учителя, как в первом классе, мне уже поздно. Мне 35 лет.

— Смотря, какие задачи вы перед собой ставили.

— Передо мной ставится задача — помочь моей стране. Если бы был такой политтехнолог, то он бы, наверное, уже все сделал, а так как в нашей стране еще до сих пор не все хорошо, до сих пор горе и мы воюем с Россией, — значит, нет такого учителя, который бы меня этому научил, — говорит Савченко, и в ее словах не чувствуется и тени сомнения в собственных силах.

Улыбка Захарченко и евреи

Всеобщей любимицей Савченко оставалась недолго. Уже спустя две недели после возвращения, 7 июня, в эфире радио «Вести» (ныне закрытого) Савченко озвучила план по возвращению Донбасса, не только предложив вести прямые переговоры с главами «ДНР» и «ЛНР» Захарченко и Плотницким, но и сказав про них: «Мы улыбнемся друг другу, и у нас все получится». «Идол, который должен был вывести всех предателей на чистую воду, превращается в воплощение предательства», — сразу отреагировали украинские СМИ.

Новиков недоумевает: «Чего хорошего в принципе можно добиться в Украине предложением улыбнуться Захарченко?»

Сама Савченко несколько путано объясняет мне, что это была метафора: «Вариант того, что делать, если не получатся переговоры. Слова должны были звучать как «стрелять», а метафора звучит как «улыбнуться». Чтобы защитить свою родную землю от врага, нужно действовать осмысленно и хладнокровно, и всегда нужно уметь прощать, а потом просить прощения, потому что все мы — люди грешные, и простить иногда тяжелее, чем попросить прощения, поэтому нужно агрессию и ненависть убивать внутри, чтобы не делать ошибок в бою и в жизни. Поэтому мои слова были истинно правильными, правдивыми, ничего в них такого нету».

Похоже, Савченко все еще говорит быстрее, чем думает. «Она быстро соображает, но ей катастрофически не хватает общего образования. Пока она сидела, я ей дал несколько популярных книжек типа «Экономики всего» Аузана, но, по-моему, на нее это несильно повлияло», — говорит Новиков. Видимо, поэтому в ноябре в Украине все смеялись над словами Надежды о грядущей приватизации Нацбанка Украины.

Последний громкий скандал — антисемитский. 21 марта Савченко отвечала на вопросы телезрителей в эфире телеканала Newsone. Жительница Кривого Рога поинтересовалась, почему депутат молчит о том, что на Украине было «татаро-монгольское иго, польское иго, а сейчас еврейское иго». Савченко не растерялась, назвала вопрос хорошим и сказала, что «власть у нас, действительно, имеет кровь не украинскую», что «народ говорит правду, а политикам об этом говорить нельзя» и что «нужно думать, что с этим делать, и действовать».

Более того, через неделю она свои мысли на еврейскую тему развила в интервью журналисту Дмитрию Гордону. «Я не люблю жидов. Нет плохого народа, есть в каждом народе плохие люди. Есть украинцы, а есть — хохлы, есть россияне, а есть — кацапы, есть поляки, а есть — ляхи. Украину очень трудно назвать антисемитской страной, потому что на 2% проживающих в ней евреев при власти их — процентов 80», — сказала Савченко. И привела в пример Гройсмана (премьер Украины), Вальцмана (якобы настоящая фамилия Порошенко), Тимошенко (ее дед по отцу — Абрам Капительман) и депутата Березу.

«У нее «в кармане» лежит заготовка — которую она использовала уже много раз — о том, что нужно слушать людей и будем думать, что делать. У опытного политика на этот случай была бы другая заготовка, десятки заготовок, а у нее только то, что она сама наработала», — пытается оправдывать бывшую подзащитную Новиков.

Евреи, конечно, негодовали. Известный на Украине бизнесмен и политик Геннадий Корбан откликнулся на слова Савченко так: «Знаете, наверняка Гитлер, устроивший Холокост, тоже не имел ничего против евреев. Он просто не любил жидов».

Вера Савченко называет антисемитский скандал «бурей в стакане». «Звонившая женщина забыла сказать про 200-летнее российское иго, но вообще Надя имела в виду, что власть украинская должна думать про украинские интересы, а с этого раздули антисемитские настроения. На эту тему вообще не стоит реагировать, но Надя искренне ответила, что есть плохие люди, а не нации», — объясняет она.

Геракл и политики

Жора Турчак

Участник обороны донецкого аэропорта (их на Украине называют «киборгами»), боец 95-й бригады ВСУ Жора Турчак рассказывает мне, как прошлым летом выступал перед украинской диаспорой в Сан-Франциско. «После меня вышла Савченко, все ей свистели, а я сразу ушел, потому что противно с ней рядом стоять», — вспоминает Турчак. Впрочем, в Сакраменто ее встретили иначе, а Вера отрицает, что сестра вообще выступала в Сан-Франциско.

Но если изучить любое украинское СМИ по тэгу «Надежда Савченко» от сегодняшнего дня до июня прошлого года, то найти хотя бы одну позитивную заметку или дружелюбное высказывание об украинской героине будет непросто.

В июне вся Украина обсуждала предложение Савченко отменить санкции против России. «Ее спросили:

— Надо ли отменять санкции против России?

— Не думаю, что надо отменять, — ответила она.

— Но ведь страдают обычные люди, обычные россияне, — возразили ей.

— Ой, нет, тогда санкции надо отменять, — сказала она, и везде вышли статьи, что Савченко против санкций. Легкая манипуляция, все красиво разыграли. Опытный политик вряд ли бы попался в такую <ловушку>», — рассказывает Береза.

«Если посмотреть, как освещаются заявления Савченко, то есть ощущение, что она несет бред и говорит ерунду 24 часа в сутки. На самом деле она говорит очень много здравых вещей, но не умеет это подавать. В среднем из озвученных ею в интервью пяти тезисов один безумный или выглядит безумным, и он разойдется, а остальные четыре при этом никто не услышит», — говорит Новиков. С адвокатом согласен и депутат «Батькивщины» Рябчин: «Савченко умеет красиво и харизматично говорить, но ей приходится очень часто разъяснять, что она имела в виду».

У Рябчина в свое время «выработался рефлекс» брать любой звонок от Савченко, даже в 12 ночи. «Легче было ей объяснить, чем потом за нее со всеми коммуницировать. А то сходишь на совещание, потом возьмешь телефон, а у тебя 50 звонков от разных журналистов: значит, Савченко что-то ляпнула, и теперь надо объяснять ее слова», — рассказывает Рябчин.

В январе 2017 года по всем СМИ разошлись новости с примерно одинаковым заголовком «Савченко предложила сдать Крым ради Донбасса». Публицист Казарин, вообще-то яростный критик Савченко, даже написал в ее защиту пост о том, что СМИ написали неправду, а она ничего такого не говорила.

«Проблема в том, что отношение к ней в обществе сложилось, и люди не будут искать нужный фрагмент в ее интервью, а охотно поверят в то, что она предложила обменять Крым на Донбасс. Когда она прилетела в Киев, у нее была абсолютная презумпция невиновности, которая быстро сменилась презумпцией виновности», — объясняет Казарин.

Вера Савченко утверждает, что Надежду топят СМИ, сконцентрированные у администрации президента, для которого она до сих пор представляет опасность. Журналисты любое ее высказывание либо вырывают из контекста, либо перевирают, жалуется Вера.

Надежда и Вера Савченко. Фото: РИА Новости

«Если Надежда сказала фразу, которую можно трактовать неоднозначно, вроде «казнить нельзя помиловать», то СМИ сообщают: «Савченко сказала «казнить», хотя на самом деле она сказала «казнить нельзя». Идет игра на ее неопытности четко выражать свои мысли. Или вот глава СБУ рассказывает, что она сказала, что стреляла с боевиками, потом поправляется, но это уже никто не слушает, и все издания пишут заголовки «Савченко постреляла с террористами»», — рассказывает Вера.

С ней частично согласны даже критики Савченко. «Вначале она представляла для того же Порошенко и для многих <угрозу>, и ее неумение четко артикулировать свой месседж использовали против нее», — говорит Рябчин. «Дело в том, что политик должен защищать и лоббировать государственные интересы, но в Украине они, как правило, ложатся в жертву их личным экономическим интересам», — говорит Вера.

По словам Новикова, Савченко «начали бить с первого дня, но главную дубинку в руки своим оппонентам она дала сама и до сих пор отказывается это признать». «Мне кажется, она считает, что всегда делает все правильно, а если что-то идет не так, то это потому, что враг хитер и коварен, и надо продолжать делать тоже самое еще упорнее», — говорит адвокат.

Похоже, что он прав. Во всяком случае, отвечая на мой вопрос об ошибках, Надя без ложной скромности сравнивает себя с Гераклом: «Касательно ошибок. Герои никогда не бывают вечными, если они живы. Это надо прекрасно понимать. Если герой мертв, то он герой посмертно, и его будут помнить всегда только с хорошей стороны, потому что о мертвых говорят либо хорошо, либо никак. Если герой остается жив, то ему, как в греческой мифологии, приходится постоянно доказывать, что он герой. Геркулесу пришлось совершить 12 подвигов, чтобы быть героем. Жизнь человека зависит исключительно от того, как он ее проживет, от его совести, его убеждений, целей, которые он ставит перед собой. Можно ли сейчас сказать, был ли героем Пиночет, Черчилль или Рейган? Может, это был не героизм, а грамотное государствостроение, которое давало прогрессивные моменты в движение народа в будущее. Об этом будет судить история, а моя задача — просто исполнять мою работу хорошо и честно».

Новая Конституция

Работать Надежда начала сразу и уже в августе 2016 года представила на суд общественности ни много ни мало новый план государственного устройства Украины — «Народное государство Украины. Концепция перезагрузки».

Савченко предложила провести внеочередные выборы, на которых будут избраны 100 человек, которые напишут новую Конституцию Украины в закрытом режиме. Она сравнила этот квазипарламент с конклавом, который собирают в Ватикане при избрании Папы Римского (правда, перепутала «конклав» и «анклав», и ее снова осмеяли).

Вера подробно объясняет мне смысл политической реформы: «Деньги должны оставаться на местах, чтобы озеро или газ принадлежали не олигарху, а громадам. Надежда предлагает разделить каждую из 24 областей Украины еще на 10 частей, чтобы люди в них друг друга знали. У каждого такого района будет свой муниципальный начальник полиции, муниципальный глава суда и депутат, который представляет территориальную громаду в Верховной раде». По теории Савченко, становятся не нужны партии, а также распускаются областные и городские рады.

Главная идефикс Савченко — народовластие. «Наде пришла в голову мысль, как прекратить революции. Они возникают, потому что у нас нет механизма отзывания власти, то есть мы на работу нанять можем чиновника, а если он плохо работает и плюет на свою громаду, уволить мы его до следующих выборов не можем», — говорит Вера. Для этого Савченко предлагает облегченную процедуру импичмента президента, чтобы тот не повторил судьбу Януковича: а в будущем хочет вообще перейти к парламентской республике.

Также должно резко увеличиться количество референдумов. «Украинцев власть делает рабами — у нас нет референдумов по жизненно важным законам, как это есть в Румынии. Нужно спросить: «Украинцы, продаем лес за рубеж или нет? Украинцы, хороним ядерные отходы в государстве или нет? » А пока нас не спрашивают! Мы только для того, чтобы выбрать власть и кланяться ей 4—5 лет», — говорит она.

По словам Веры, с реформой ознакомился Фонд Сороса, который в Украине представлен фондом «Возрождение». «Им понравилось, они сказали, что у этой теории нет аналогов в мире, и она может быть как плюсом, так и минусом», — говорит она.

Украинские политики не Фонд Сороса, поэтому они после презентации этой программы дружно набросились на Савченко.

Тот же Рябчин видит опасность Савченко в том, что она дает простые ответы на сложные вопросы.

— Подобное в политике уже привело к «Брекситу» и к Трампу, — анализирует он.

— Почему же тогда Савченко пока не побеждает?

— Мир уже начинает учиться у Украины. Я увидел в Америке ситуацию, которую мы проходили с Януковичем, который пытался идти против общественного мнения и давать простые ответы. У нас прививка есть. К тому же Украина — единственная нация в мире, которая не боится воевать с Россией. В вопросах противодействия информационной пропаганде мы уже на несколько шагов впереди и многому учим Европу и США, — отвечает Рябчин.

Без «Батькивщины» и ПАСЕ

Пока что успех Трампа от Савченко все дальше и дальше. Уже в ноябре фамилия Савченко исчезла из президентских рейтингов. В декабре она съездила в Минск и провела переговоры с главами «ДНР» и «ЛНР» Захарченко и Плотницким, после чего сразу потеряла место как в украинской делегации в ПАСЕ, так и во фракции «Батькивщина».

Когда Савченко только оказалась в российской тюрьме, заполучить такой ценный актив себе в избирательный список хотели многие, но приз в итоге достался Юлии Тимошенко. «Я тогда отдала предпочтение «Батькивщине», потому что в свое время Тимошенко встречалась с Путиным. Я была уверена, что она полетит и поговорит с ним, <потребует> отдать военнопленного. Но или у них отношения были испорчены, или она по другим причинам этого не сделала», — рассказывает Вера. Сестра почти сразу поправляется, что Надежда сама выбирала из озвученных ею вариантов: «Надя вообще не из меркантильного мира, у нее большая душа вмещает больше добра, поверьте, я знаю, о чем говорю, — я намного мелочнее».

Рябчин, который, как и Савченко, впервые попал в парламент в 2014 году, рассказывает: «Когда на съезде «Батькивщины» объявили, что первый номер — Савченко, я сказал: «Вау!» Как человек, который боролся за Донбасс и вел себя мужественнее, чем многие другие, я увидел в этом большой символизм».

Он родом из Донецка, учился за рубежом, вернулся на родину к майдану и, по его словам, организовывал все проукраинские митинги в Донецке в марте 2014 года, параллельно работая фиксером для газеты Washington Post. «Мы делали историю про женщин на войне, и Савченко была в центре. Мы тогда опрашивали людей на майдане об отношении к Савченко, и кто-то сказал, что это «наша Жанна д’Арк». Оттуда это ее прозвище и пошло», — рассказывает Рябчин.

Он не скрывает, что вхождение Савченко в список «Батькивщины» стало «ситуацией win-win (выгодная для обеих сторон.Ред.) — она дает нам свой электоральный рейтинг, а потом, благодаря нашим усилиям, выходит из тюрьмы».

Однако у Тимошенко, уверяет меня Рябчин, «изначально была эмоция насчет Савченко, и она очень хотела помочь ей выйти из тюрьмы». «Она рассказывала, что чувствует боль Савченко как женщина, побывавшая в подобной ситуации (в 2011 году Тимошенко была осуждена на 7 лет за газовые контракты с Россией, а освобождена сразу после победы майдана.Ред.). Она говорила, что тоже голодала в тюрьме, что на такой-то день голодовки ты ничего не видишь, дыхание слабое, чувствуешь, что помираешь. Я видел, что она говорит как мать», — уверен Рябчин.

Когда к зиме 2016 года ситуация «win-win» закончилась, в партии начали обсуждать поведение Савченко со словами «What the fuck» («Какого черта?» —Ред.), но выгонять ее из фракции, а тем более лишать мандата, не хотели. «Мы ей объяснили, что она заслужила свой мандат своими страданиями и поведением в тюрьме и статусом Героя Украины, а она сама честно сказала: «Я вас уважаю, но я уверена, что вещи, которые я буду делать, вам навредят. У нас разное мировоззрение», — вспоминает Рябчин.

Сама Савченко в интервью «Гордону» призналась, что не поверила Тимошенко «ни разу за 25 лет — была ли она при власти или собиралась во власть, как сейчас», потому что «она холодная, как восковая кукла».

Может быть, поэтому у Тимошенко лично и у «Батькивщины» сейчас самый высокий электоральный рейтинг, а у Савченко — наоборот. «Политики говорят одно, думают другое, а делают третье. Вот это вот политика», — сетует Надежда.

С Парламентской ассамблеей совета Европы (ПАСЕ) произошла похожая история. Береза, который замещал Савченко в ассамблее, пока она была в заключении в России, и занял ее место теперь, говорит, что украинская делегация, даже ее члены от «Оппозиционного блока», — единый коллектив, работающий на Украину. «Савченко же четко действовала с точностью до наоборот, ее заявления, месседжи полностью ломали нашу тактику поведения и вредили международному имиджу Украины», — рассказывает Береза.

Правда, конкретных претензий к действиям Савченко в ПАСЕ у него немного. «Савченко решила показать, что она очень большой патриот, и отказалась говорить на русском языке. Но украинский не является официальным языком ПАСЕ, там нет переводчика с украинского и то, что она говорила, никто не понимал. Это из серии «купить билет и назло кондуктору пойти пешком», — вспоминает Береза. Украинская делегация в ПАСЕ говорит на русском, если понятно, что заседание будет транслироваться на Россию и Украину, или на английском.

Береза пытался убедить ее сменить риторику, объяснял, «что нельзя расщепить атом с помощью молотка и ножовки? », но Савченко его не послушала и в итоге согласилась уйти.

«Ее ведь туда включили не для того, чтобы она там страну представляла, а чтобы дать ей иммунитет и освободить из тюрьмы. Путина это <сразу> не остановило, но в любом случае это было раздражителем, и это тот механизм, который в принципе и сработал», — говорит Рябчин.

Политический провал

27 декабря вскоре после выхода из «Батькивщины» Савченко объявила о собственном политическом проекте — гражданской платформе РУНА, которая и должна была приближать к реализации ее идею народовластия. Но уже в начале февраля представители РУНЫ объявили о прекращении сотрудничества с Савченко из-за идеологических и организационных разногласий.

Вера Савченко объясняет, что проблема в амбициях «немножечко праворадикала» Назара Мухачева (этот бывший сотник самообороны майдана, был соорганизатором), который «захотел приватизировать имя Савченко», а общественники вокруг Савченко и так объединяются и помогают проводить встречи по всей Украине.

Надежда признавать свои неудачи на политическом поле тоже отказывается.

— Ваши ожидания от политики оправдались?

— Я реалист, я прекрасно знала, что будет. Когда я шла против системы в России — это было всем понятно, всем выгодно, и это было правильно, потому что система в России ужасна. Но я прекрасно знала, что и в Украине система неидеальная. Когда я иду против системы в Украине, этого некоторым не хочется. Чем сильнее я становлюсь, тем больше меня пытаются уничтожить, оговорить, оклеветать.

— Разве популярному политику не проще продавить свои идеи?

— В политике немного другие комбинации работают. Если тебе нужно что-то продавить, тебе нужно где-то продаться, иначе тебя будет любить только оппозиция, и ты ничего не продавишь. А стоит ли быть таким политиком, который продается за то, чтобы продавить свои интересы? Политика должна быть другой, нужно менять политическую систему в стране. Россию это тоже ждет, но Украина это сделает первой.

Новиков уверен, что Савченко на Украине «могла стать знаменем условной политической группы, в которую собрались бы внутренние оппозиционеры от больших партий». «Но быстро выяснилось, что она не в состоянии в политике играть по командным правилам, что у нее всегда своя точка зрения», — говорит ее бывший адвокат.

Надежда Савченко и ее адвокат Илья Новиков. Фото: РИА Новости

Вера утверждает, что некоторые депутаты поддерживают Савченко непублично, а сама Надежда говорит: «Иногда уместно просто в нужное время подставить плечо, а не говорить об этом громогласно, голословно пиарясь и улавливая волну. Союзники нужны не человеку, а идее, ведь я всего лишь человек из плоти и крови, а идеи вечны».

Тем не менее, пока Савченко осталась в украинской политике совсем одна. «Обняться с таким человеком — стать токсичным самому», — констатирует Береза.

Вторую часть текста читайте здесь

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera