Комментарии

Лора Белоиван: «Косатка не промысловое животное…»

Этот материал вышел в № 42 от 21 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

В ответе адвокат Кирилла Михайлова заявляет, что не все фирмы, занимавшиеся экспортом косаток в указанный период, имеют отношение к Михайлову. Действительно, из четырех фигурировавших фирм-экспортеров Михайлову принадлежат только ООО «Сочинский дельфинарий» и ООО «Белый кит». То есть еще два ловца-продавца — ООО «Океанариум ДВ» и ООО «Афалина» — как бы сами по себе. Юридическая аффилированность между ними отсутствует, но: они вместе экспортировали косаток, вместе получали ветеринарные сертификаты (одна и та же дата выдачи) и (главное) у них общая передержка отловленных косаток. Все держали свою добычу в одном вольере, который принадлежит Кириллу Михайлову (арендный договор на использование части участка и примыкающей к ней акватории заключен с предприятиями Михайлова «Сочинский дельфинарий» и «Белый кит»).

Почему в контексте с косатками ТИНРО-центра был упомянут Кирилл Михайлов: его вольер для передержки отловленных животных, который находится в бухте Средняя (Приморский край), расположен по одну сторону от пирса, а по другую сторону этого же пирса находится вольер-передержка ТИНРО-центра. У них общий арендодатель, аналогичные друг другу объекты коммерческих интересов, цели и способы их реализации. Еще один арендатор — «СК Техфлот». Основное занятие — добыча и переработка морских биоресурсов.

Весь участок 4,2 га в бухте Средняя и примыкающая акватория на правах долгосрочной аренды (до 2030 года) принадлежит ООО «Лакколит». Это рыболовная компания, которая в том числе занималась поставками рыбы для ТИНРО-центра в рамках выигранного тендера.

Повторюсь: и ТИНРО-центр, и «СК Техфлот», и оба предприятия Кирилла Михайлова являются субарендаторами пирса в бухте Средняя и примыкающей к нему акватории, в которой расположены вольеры, где содержались перед продажей в Китай все 7 косаток. Других субарендаторов в указанный период там не было.

Что касается грязного экспорта косаток — то, во-первых, это оценочное суждение, за наличие которого я рискую опять не выскочить из колеса Сансары, но в принципе имею право считать его таковым. Во-вторых, экспорт косаток именно что грязный. Бизнес на отлове китообразных и торговля ими по уровню неэтичности сопоставим с наркоторговлей. Дело еще и в том, что все разрешения на отлов выдавались Росрыболовством в соответствии с п. 4 ст. 22 Федерального закона №166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов»: «Добытые (выловленные) при осуществлении рыболовства в учебных и культурно-просветительских целях водные биоресурсы используются в учебном процессе образовательными учреждениями и научными организациями, а также зоопарками, океанариумами, музеями». В письме адвоката также упоминается научно-просветительская деятельность как цель отлова.

Но это разрешение не предполагает последующих продажи и экспорта животных, оно не имеет другого прочтения.

Таким образом, запросы на разрешения СИТЕС* были сделаны фирмами Михайлова (и др.) как минимум безосновательно, но на деле — с нарушениями Федерального закона №166-ФЗ в части п. 4 ст. 22.

То, чем занимаются отловщики косаток (включая Кирилла Михайлова), — это незаконный промысел с последующей незаконной перепродажей животных, которые не принадлежат ни Михайлову, ни кому-то другому, — за границу. На каком основании косатки рассматриваются как частная собственность?

Промысел же косаток является незаконным потому, что у косатки нет статуса промыслового животного. А, например, на 2014 год не было даже расчета ОДУ. Кроме того, в России нет ни одного человека, способного дать достоверную оценку популяции охотоморских косаток, зато у специалистов из Института Северцова есть основания предполагать, что животных изымают из неблагополучной в демографическом отношении группы, и промысел наносит ей непоправимый ущерб.

То, что это именно промысел, — факт. Добыча (вылов), дальнейшая транспортировка, передержка, экспорт и реализация морских животных за границей — это промысел (занятие с целью получения выгоды каким-либо делом в объеме, который может обеспечить доход, необходимый для жизни занимающегося промыслом). Между тем в России не существует правил отлова и транспортировки китообразных для промысловых целей, так как китообразные запрещены для добычи в промысловых целях.

Расчет ОДУ на 2015, 2016 и 2017 годы ВНИРО брал фактически с потолка, с банальными математическими ошибками в попытках оценить численность. Этот факт доказан сотрудниками Института им. Северцова (д.б.н. Ольга Филатова), но проигнорирован ВНИРО.

*Разрешений СИТЕС, действительно, 2+5; замечание адвоката в этой части справедливо. Росприроднадзор, где были получены сведения по количеству разрешений на экспорт, выложил данные по пяти разрешениям с опозданием в несколько месяцев.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera