Сюжеты

«Где ОБСЕ не проходит, там и противник не пройдет»

Станет ли теракт против международных наблюдателей на Донбассе поводом для развертывания полицейской миссии

Осмотр места подрыва автомобиля миссии ОБСЕ в ЛНР. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 44 от 26 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

11

3 марта нынешнего года «Новая» опубликовала большое интервью с Александром Хугом, первым заместителем главы Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ в Украине. Интервью состоялось на фоне участившихся ЧП и  угроз в адрес членов  миссии на Донбассе. В оперативных отчетах подобные ситуации описывали бесстрастно.

Александр Хуг. Фото: РИА Новости

Например: патруль СММ намеревался запустить беспилотник для мониторинга ситуации на Донецкой фильтровальной станции, которая накануне попала под обстрел. Но к патрулю подошли четверо мужчин в камуфляже, крикнули по-русски «Стой!», схватили беспилотник, лежавший на земле, заняли позицию для стрельбы с колена и направили на наблюдателей автоматы. Представители СММ громко заявили по-русски и по-английски, что они — сотрудники ОБСЕ. В ответ мужчины в камуфляже дали очередь из автомата, пули легли метрах в пяти от машины. И ушли, прихватив с собой «добычу» — беспилотник.

Вот еще пример. Двое мужчин с автоматами АК-47, «одетые в камуфляж военного типа, характерный для членов «ДНР», вступили в  дискуссию с патрулем СММ в центре села Пикузы, на территории, временно неподконтрольной Украине. Один из «ДНР»-овцев выстрелил в воздух. В тексте отчета бросалось  в глаза  дипломатичное объяснение этого поступка: «Видимо, желая показать, что его огнестрельное оружие находится в рабочем состоянии». Наблюдатели, впрочем, вывод сделали более реалистичный и быстро уехали…

В беседе со мной господин Хуг тогда сказал, что главное из препятствий для наблюдателей на Донбассе выражается в ограничении свободы передвижений со стороны так называемых «ДНР» и «ЛНР».

«…Иногда нам предоставляли доступ, но на следующий день доступа уже не было из-за, допустим, дня недели, настроения или погоды», — заместитель главы Специальной мониторинговой миссии позволял себе лишь ироничные намеки. Среди его коллег тогда не было жертв…

На мой вопрос о перспективах появления на Донбассе полицейской, то есть — вооруженной, миссии ОБСЕ Александр Хуг отреагировал обтекаемо: подобные решения принимает Постоянный совет ОБСЕ путем консенсуса всех 57 государств- участников. Пока, по его словам, конкретных предложений не звучало.

Подорвавшаяся на мине машина миссии ОБСЕ. Фото: РИА Новости

В воскресенье, 23 апреля, в 11.17, машина ОБСЕ, зацепив колесом обочину дороги, взорвалась на противотанковой мине у поселка Пришиб Славяносербского района, что близ Луганска, на территории, контролируемой боевиками «ЛНР».

Вечером того же дня  Александр Хуг провел брифинг. «Патруль состоял из двух бронированных автомобилей, по три члена патруля в каждой машине. В результате повреждения первого автомобиля двое членов миссии попали к врачам. Кроме того, один член патруля, гражданин США, погиб. (Погибший, Джозеф  Стоун, был медработником, фельдшером, — О. М.)  Три члена патруля, которые находились в другом автомобиле, не пострадали и вернулись на базу миссии. Два члена патруля, граждане Германии и Чехии, сейчас находятся на медицинском осмотре в Луганске», — сказал Хуг. (В открытых источниках упоминают гражданку Германии Иву Гнелин, получившую в результате взрыва мины контузию. Фамилия третьего пострадавшего члена патруля не названа, — О. М.)

«Мин там (возле села Пришиб, — О. М.) не должно быть вообще, — продолжил Александр Хуг. — Трехсторонняя контактная группа и другие подписанты меморандума к Минским соглашениям от 19 сентября 2014 года запретили установку минно-взрывных заграждений и предусмотрели обязательства снять такие заграждения, установленные раньше».

В оперативном отчете СММ ОБСЕ по этому поводу уточнено: «...Автомобиль двигался по дороге второстепенного значения, которой сотрудники СММ уже пользовались. Никаких знаков, предупреждающих о минной опасности, вдоль дороги видно не было».

Агентство «Интерфакс-Украина» опубликовало заявление главы СММ на Донбассе, посла Апакана. Он отправлялся на место трагедии, чтобы привлечь к ответственности виновных за установление мин на пути следования патруля СММ и утверждал: «Мы по-прежнему привержены выполнению нашего мандата и содействию обеспечения мира для народа Украины».

Тело погибшего наблюдателя СММ, как сообщил в эфире украинского телеканала «112» Дмитрий Струтинский, пресс-офицер украинской стороны Совместного центра по контролю и координации (СЦКК), оперативно эвакуировали на подконтрольную Украине сторону — по направлению Первомайск—Молодежное—Попасная, установили режим тишины и дали «коридор».

По словам Струтинского, расследование инцидента — компетенция  миссии ОБСЕ. Сможет ли провести следственные действия украинская сторона, пока непонятно. Хотя на сайте Генпрокуратуры Украины уже появилось сообщение: по факту преступления, квалифицированного как теракт, СБУ начала уголовное производство, сведения о нем внесены в Единый реестр досудебных расследований. Ход расследования находится на контроле у прокурора Луганской области, в городе Северодонецке, подконтрольном Украине, где сейчас размещается областная прокуратура.

Первая неформальная реакция боевиков оказалась подобна той, что получила огласку в июле 2014-го, после катастрофы малазийского «Боинга» в небе над Донбассом — «птичкопад», мол.  «Я уже на месте. Один «двухсотый», один «трехсотый», это наша территория, это Пришиб», — докладывает по телефону кому-то очевидец на видео, которое нашли в Сети коллеги из украинского издания «Цензор.нет»

Официально же пресс-служба так называемой «Народной милиции ЛНР» обвиняла самих пострадавших: автомобиль наблюдателей «отклонился от основного маршрута и двигался по второстепенным дорогам, что запрещено мандатом СММ ОБСЕ. Мы  неоднократно обращали внимание СММ ОБСЕ на соблюдение необходимых мер безопасности  при мониторинге маршрутов следования».

Тему в «ЛНР» развили в конспирологическом ключе. Случившееся — провокация диверсионно-разведывательной группы ВСУ, цель  — сближение Петра Порошенко с новой американской администрацией.

Как известно, президент Украины не только призвал к тщательному расследованию теракта против международных наблюдателей, но и поговорил по телефону с госсекретарем США  Тилерсоном: выразил соболезнования по поводу гибели гражданина США — члена патруля СММ ОБСЕ, предложил активизировать переговоры о размещении на Донбассе международного миротворческого контингента под эгидой ООН.

Дальше всех в рассуждениях продвинулся некий Родион Мирошник, официальный представитель «ЛНР» в политической группе на переговорах в Минске, в прошлом — пиарщик Януковича. По мнению Мирошника, «эта провокация четко укладывается в давнее стремление Киева ввести вооруженную международную миссию, против чего однозначно выступают представители «ЛНР» и «ДНР».

Зато бывший командир бригады «Восток» Александр Ходаковский, ныне просто внутренний критик «властей ДНР», на своей странице в фейсбуке по поводу происшествия в «братской ЛНР» отозвался без лишнего политеса: «Где ОБСЕ не проходит, там и противник не пройдет. Недавно у меня была публикация, в которой я рассказывал, как мы не допустили ООН в промзону (Авдеевскую промзону, — О. М.) на передовую. Теперь все международные наблюдатели понимают, что все, что мы ни делаем, для их же блага. Не нужно перемещаться несанкционированными маршрутами…»

Когда эта заметка была подготовлена к печати, стало известно: созыв внеочередного заседания Постоянного совета ОБСЕ по факту ЧП не планируется, но в информационном брифинге для делегаций государств-участников ОБСЕ принял участие первый зам главы СММ Александр Хуг — в режиме видеосвязи из Киева. Тема существенного усиления международного присутствия на Донбассе, в частности, развертывания вооруженной полицейской миссии ОБСЕ на Донбассе выходит на первый план.

Киев

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera