Репортажи

«Сотрудники ФСБ спросили, умею ли я плавать в наручниках?»

В Крыму судят бывшего главу Феодосии Дмитрия Щепеткова

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

14

В Керчи началось рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего главы администрации Феодосии Дмитрия Щепеткова. Его обвиняют в преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и ч. 3. ст. 30 УК РФ, ч. 6 ст. 290 УК РФ (покушение на получение взятки). В общей сложности — до 22 лет лишения свободы. Следствие считает, что Щепетков организовал поборы с городского бизнеса. Сам он себя виновным не признает. Пополам разделилось и общественное мнение: узнав фамилию основного потерпевшего, далеко не все горожане поверили, что Щепетков решился вымогать у него деньги.

Канва

21 декабря 2015 года сити-менеджер Феодосии Дмитрий Щепетков был задержан сотрудниками ФСБ по подозрению в вымогательстве взятки. Вместе с ним в качестве «подельника» был взят его заместитель Макар Макаров.

Следствие объявило: Щепетков и Макаров требовали от индивидуального предпринимателя $300 000 за решение вопроса о продлении аренды на земельный участок площадью 2 гектара. Макаров пошел на сделку со следствием, и в конце 2016 года был приговорен к 3,5 года лишения свободы «за посредничество». Щепетков вину признавать отказался.

Впоследствии «дело Щепеткова» приросло еще двумя эпизодами: якобы он требовал от феодосийского предпринимателя Сергея Аванесяна перечислить городской администрации 500 000 рублей на проведение фестиваля рыбной кухни «Барабулька», а также получил 250 000 рублей с другого предпринимателя — на помывку городских пенсионеров в общественной бане.

Первое время в виновности Щепеткова в Крыму сомневались немногие: чиновник «кошмарит» бизнес — что нового? Но в феврале 2016-го Lifenews опубликовал имя потерпевшего по эпизодам с земельным участком и общественной баней: им оказался крымский застройщик Роман Лукичев — человек, приближенный к правительству Крыма и дружащий с «теневыми хозяевами» полуострова.

Сам Лукичев подтвердил: потерпевший — именно он.

Общественное мнение резко изменилось: люди начали требовать от Следственного комитета доказательств вины Щепеткова, и даже написали письма в прокуратуру, УФСБ и Совмин Крыма с просьбой разобраться в ситуации. «У многих из нас появилась навязчивая мысль о том, что дело является «заказным», — писали люди.

Оказалось, что о конфликте между Лукичевым и Щепетковым в Феодосии знали еще до задержания последнего: сити-менеджер дважды встал на пути привыкшего «получать всё» девелопера. В 2014 году Щепетков не дал Лукичеву ввести в эксплуатацию многоквартирный дом, а затем отказал в застройке участка у Керченского шоссе, рядом с морем. Когда дело на Щепеткова было возбуждено, Лукичев участок получил, а дома не просто ввел в эксплуатацию — сдал их в рамках ФЦП развития Крыма.

«Ласточка», мешок и электрический ток

Сразу после задержания, по свидетельствам Щепеткова, к нему были применены пытки.

«Два сотрудника спецподразделения ФСБ, производившие задержание, надели мне на руки наручники (сзади), на голову — мешок из плотной материи, и в положении «ласточка» отвели в помещение, — писал он в обращении к генпрокурору РФ. — Меня усадили на стул, ноги фиксировали к ножкам стула скотчем, голову в проекции лица также плотно обмотали скотчем. На большие пальцы рук намотали витую проволоку диаметром 2-3 мм. В соседнем помещении (или в дальнем углу этого) включили негромкую фоновую музыку. Позднее на намотанную на пальцы рук проволоку подавали электрический ток — подходов 7-8 по 7-10 секунд. При этом били по голове, по туловищу, задавали вопросы: «Кто придумал схему получения денег? » <…>
От недостатка воздуха в плотном мешке я потерял сознание, после чего [сотрудники ФСБ] срезали скотч с мешка и приподняли его на лице, чтобы я мог дышать. Позднее ножом срезали скотч с ног, при этом разрезав край джинсов. Не снимая наручников и мешка с головы, меня спустили с 3-го этажа на 2-й, провели в противоположное крыло 2-го этажа, вывели на улицу. Сказали, что мне еще предстоит купание в море в наручниках. Спросили, умею ли я плавать в наручниках с руками за спиной».

Через несколько часов после «допроса» Щепетков был доставлен в ИВС Симферополя, куда ему вызвали медиков. Врач «скорой помощи» Пекшев М.Ю. зафиксировал: «В ходе осмотра выявлены телесные повреждения в виде концентрических ожогов дистальных фаланг больших пальцев обеих рук». Назвать причину появления ожогов он затруднился.

Адвокаты бывшего чиновника просили Следственный комитет возбудить уголовное дело в отношении допрашивавших его сотрудников ФСБ, но получили отказ: старший следователь-криминалист 549-го военно-следственного отдела СКР Хомяков сообщил, что «покраснение кожи в области больших пальцев рук не повлекло за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности».

«Мне сказали, что я смогу вернуть свои деньги»

В январе 2017 года, когда следствие по «делу Щепеткова» уже было закончено, Феодосийский городской суд неожиданно отказался его рассматривать. «Дело вызвало широкий общественный резонанс в городе, а часть свидетелей являются депутатами Феодосийского горсовета», — указал в представлении об изменении территориальной подсудности председатель суда Игорь Гаврилюк.

Решением Верховного суда Крыма процесс перенесли в Керчь.

За 10 минут до начала первого заседания у входа в зал собирается два десятка человек. Когда конвойные проводят по коридору Щепеткова, из толпы ему кричат: «Дмитрий, держись!»

Адвокаты Щепеткова указывают: фигурирующие в деле доказательства вины бывшего чиновника получены с нарушением УПК и ведомственных документов — заявление Лукичева не было зарегистрировано сотрудниками ФСБ в установленном порядке, по нему не проводилось необходимых проверок.

Судья соглашается с прокурором Светланой Удинской, которая заявляет о «малой значимости данных аргументов».

Затем начинается допрос потерпевшего Аванесяна.

— В начале мая 2015 года я открыл точку общепита на проспекте Айвазовского в Феодосии, — рассказывает он. — На следующий день после открытия мимо моего объекта проходил Щепетков. Он спросил, почему я занимаюсь на этом месте предпринимательской деятельностью? Сказал, что ООО «Вэлком», которое сдало мне в аренду этот участок, не имеет на него никаких прав. Я обратился к представителям «Вэлкома», те подтвердили, что документы находятся «в процессе оформления». Тогда я пришел на прием к Щепеткову, и спросил, что мне делать, чтобы продолжить работать хотя бы в сезон? Я вложил в подготовку объекта $25 000, и хотел бы их как-то отбить. Щепетков потребовал от меня перевести 500 000 рублей на расчетный счет городской администрации на проведение фестиваля «Барабулька», что я и сделал.

— Мой подзащитный именно потребовал этого от вас? — уточняет адвокат у Аванесяна.

— Ультимативного требования не было. Щепетков не говорил, что прикроет мой бизнес, если я не переведу деньги. Но я понял ситуацию именно так — что мне не дадут работать.

По словам Аванесяна, он и не выдвигал бы претензий к Щепеткову (тем более что в ходе заседания выяснилось, что торговая точка «арендовалась» предпринимателем вообще без документов), но в конце августа к нему пришли сотрудники УБЭПа.

— Они сказали, что знают, что Щепетков просил с меня 500 000 рублей на «Барабульку», и что это — незаконно. Потом меня вызывали к следователю в Симферополь, и там тоже допрашивали в связи с этим уголовным делом. Сказали, что я могу получить свои деньги назад.

Когда допрос потерпевшего закончился, судья постановил сделать перерыв в заседании. Всего по уголовному делу в отношении Дмитрия Щепеткова планируется заслушать 33 свидетеля обвинения и 10 свидетелей защиты.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera