Репортажи

«Настоящие москвичи уже внутри»

Репортаж с секретного чаепития с мэром. Что говорили участники встречи и что — граждане, оставшиеся за железным забором

Фото: Светлана Виданова, для "Новой"

Этот материал вышел в № 45 от 28 апреля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

18
 

— Метелки пошли! — женщина в синей жилетке командовала двумя мужиками в разноцветной форме. Мужики мели чистый тротуар.

По 4-му Вешняковскому проезду медленно проехала машина со щетками. С другой стороны ограды дворники быстро красили бордюр свежей желто-зеленой краской. За их работой наблюдала полицейская машина.

— Хорошо, хоть траву не покрасили, — фыркает парикмахерша, курящая на крыльце.

Ресурсный центр НКО ожидал приезда мэра. Сергей Собянин решил устроить чаепитие с жителями Кузьминок и Рязанского района — и обсудить самый насущный вопрос. Реновацию.

Об этой встрече нигде не было объявлено — но уже с вечера в протестных группах создавались секретные чаты: информация просочилась. Открыто списываться жильцы боялись: «Соцсети читаются, еще не приедет». Народ рвался к мэру, всем было что сказать. Самые упертые пришли к 8 утра.

Но на территорию Центра попасть не удалось вообще никому. Створки чугунных ворот — закрыты, в узком проеме — крепкая женщина в красном пальто и ФСОшник. Женщина отсекала журналистов, ФСОшник загораживал проход жителям, периодически дотрагиваясь до уха. «Пусти меня к Собянину, — просила бабушка в красном платке. — Он мэр, я житель, я москвичка». «Ну, бабушка, ты тоже меня пойми, — говорил ФСОшник. — Все настоящие москвичи уже внутри».

На входе в само здание — тоже списки, уже с фотографиями. Вышедшая пресс-служба сообщила: мероприятие камерное, аккредитовали только мэрский «пул». Журналиста «Дождя» Василия Полонского — он пришел чуть раньше меня — уже выталкивали сотрудники ФСО. Во дворе офицер пообещал Полонскому «открутить яйца». Корреспондент окружной газеты ЮВАО — он не попал в список по ошибке — просил у ФСОшника отметить где-нибудь, что был, «начальство же сожрет». У ворот уже скучало шесть СМИ в окружении жителей. Поднимался ветер.

Каждого заходящего в ворота подробно рассматривали и обсуждали. Заходило телевидение, чиновники, охрана. «Настоящие москвичи» через ворота так и не прошли. Позже вспоминали въезжающую и выезжающую машину ТВЦ — видимо, проехали внутри. Сам мэр приехал только к 11 — на «Гелендвагене». ФСОшники снова набросились на Полонского, который снимал заезд кортежа.

Кортеж Собянина. Фото: Светлана Виданова, для "Новой газеты"

— Чтобы на всех уровнях управления поняли! Мы не люмпены, не маргиналы, не купленные люди. Депутаты Толстой, Гончар такое говорят! Может, и есть такие. Навальный там... Но я вообще аполитичный. Я готов стать под любой флаг, который меня защитит от реновации.

Жителей, узнавших о секретном чаепитии мэра и пришедших стоять под ворота, было немного — человек 15. Текстильщики, Кузьминки, Рязанский район. Оставив надежды прорваться к мэру, люди набросились на зампрефекта ЮВАО Александра Найданова, дежурившего у ворот. Рядом с Найдановым мерзли сотрудники управ. Уйти они не могли, пока внутри находился мэр. Внутрь тоже было нельзя — не пускало ФСО. Ветер усиливался.

— Я купил квартиру три года назад. Ремонт сделал,  — говорит Михаил (экономист, Волгоградский, 74). —  Вот вы потом оцените — за последние два месяца производительность труда москвичей резко упала. Не тактический, а стратегический характер носит. Ну реально! Голова занята совершенно другим. Сохранением своей собственности.

Найданов ежился. Сотрудница управы Рязанского района предлагала переместиться в управу или в школу поблизости.

— Вы нас не отвлечете! — говорили люди и продолжали стоять.

Прохожая — женщина в крупных серьгах — безошибочно вычислила главу управы Рязанского района Чернышова (он мерз вместе со всеми) и закричала:

— Да не верьте ему! Вон высотка синяя — видите! ГК ТЭН дом построил, нас по суду туда переселяют. Из клетушки — в клетушку. А обещали, как вам — 18 квадратных метров на человека! Я лично 2 миллиона потеряла!

 — Это коммерческая история, это отношения не имеет, — защищался Чернышов.

Фото: Светлана Виданова, для "Новой газеты"

Пользуясь безвыходным положением зампрефекта, выясняли, как это так: голосование  за снос начинается 15 мая, а закон еще не принят. Найданов начал говорить, что это еще не голосование, а опрос мнения, но быстро запутался.

— По сути, вы требуете от людей сказать да — а потом объясните, на что они согласились, — твердила юная жительница Текстильщиков. — Вы не чувствуете коллизии?

— Нет! — уверял Найданов. — Мы же можем в принципе сказать реновации — да. Вот если я к вам подойду и спрошу: вы за мир во всем мире — вы же согласитесь без вопросов!

 — Ну хорошо, — девушка прищурилась. — Я вам дам пустой лист, вы распишитесь...

— Но от вас же не требуют физической подписи! — отвечал префект. — Вы проголосуете электронно!

Ветер стал еще сильнее. Толпа качнулась к воротам — заходили крепкие парни, кому-то померещилась «массовка» — но это были танцоры брейк-данса, собранные на форум «Путь развития». Они не знали, что внутри мэр, и теперь растерянно разглядывая сотрудников ФСО, журналистов, разъяренных жителей и синих от холода чиновников.

— И замглавы управы сказал — у вас в доме инициативная группа, 100% жителей — за, в первую очередь идете на снос. А у нас только 3 квартиры за снос, остальные хотят остаться, — говорила Настя (дизайнер одежды, Артюхина 29/7) — Я же понимаю — в Некрасовку поедем.

— Да зачем в Некрасовку-то? Ну, может, в Грайвороново. И никакая там не промзона, там клубнику растили. Вот мы с вами встретимся через год, — говорил Найданов. — Я же тоже в Текстильщиках живу.

Выяснилось, что зампрефекта — житель пятиэтажной сталинки (тоже в списке на снос).

 — А вы сами хотите, чтобы ваш дом снесли?

 Зампрефекта замялся.

— Я буду смотреть на общественность в моем доме. Я поддержу. Как они — так и я. Так-то я с вами абсолютно согласен: мне пока ничего конкретного не предложили. Никто не сказал, куда я попаду. Я пока даже не дискутирую на эту тему ни с кем… Но в принципе — я за программу реновации однозначно. Потому что в наше время единственный шанс…

Фото: Светлана Виданова, для "Новой газеты"

Через час после начала чаепития «Гелендваген» с мэром выехал из ворот. ФСО уехало следом. Журналистам удалось попасть в здание.

Сотрудники Центра мэра не видели — «загнали в кабинеты и сказали наружу носа не совать». «Хоть не заперли, — говорит техник. — Так-то мы неопасные».

Журналисты мэра тоже не видели — их поместили в маленькую комнату, где по видеотрансляции можно было посмотреть, как «Собянин пьет чай с бабушками».

Жителей, которые действительно видели мэра, караулить пришлось долго. Они спускались небольшими группами — и их тут же уводили за руки сотрудники управ. Некоторых пришлось тянуть и даже незаметно (как казалось сотрудникам управ) щипать. Никто из жителей не представился, никто не рассказал, как узнал о чаепитии с мэром.

— Всех нас сносят, весь район. Мы рады, что наш командир позаботился.

— Собянин все вот эти слухи просто развеял.  И что в новые районы поедем, и что плохие дома. Всей своей деятельностью те годы, что он в Москве — слова не расходятся с делом. Очень сноса хочу! Я живу в пятиэтажке, которая сыплется. 55 лет в этом году — ни одного капитального ремонта. И еще — что президент делает в стране, то, что услышал наши стоны жителей пятиэтажек — мы благодарны и за то распоряжение, которое он дал Собянину. Мы очень благодарны, что Сергей Семенович находит деньги. Вы же знаете — и Украина, и Сирия, и свои наводнения — и все-таки город находит деньги, страна находит деньги.

— Моя позиция — старое жилье надо сносить. Это дешевле, чем его ремонтировать. Слава богу, что у нас в государстве есть люди, которые умеют считать деньги.

 — Нет, мы обедать сюда ходили! Очень хорошее кафе.

 — Дешевое!

— Ну, видели его! Мы добились наконец-то, что нас снесут. 55 лет дому, все прогнило.

— Мэр чудо наш!

— Впечатления великолепные. Собянин — я просто в восторге от него была. Волновое переселение, высокого качества отделка, все — выше среднего. Даже недалеко от дома расселят — по мере возможности. Все пообещал! Мы ему верим. Начинает все портиться — конечно, надо переезжать. У нас дом кооперативный дом был, но без ремонта все приходит в негодность. Он нам обещал — и мы только за него будем, поняли? Большинство народу хочет качественное переселение, качественные дома — так все и будет. Я вам хочу сказать, что «Новая» нам не нравится, «Эхо Москвы» терпеть не могу, «Дождь» вообще не выношу — за деньги Соединенным Штатам продались. Такую чушь несете — это ж только за деньги. (сотруднице управы) Я вот человек с высшим образованием, проработала в оборонке, я соображаю, что говорить. Че «пойдем»-то?

— Ничего не надо говорить. Ничего не надо говорить, — убеждала замглавы управы Кузьминок Елена Анатольевна Осадчук, девушка в модном синем пальто. Она повела женщин через дворы и спрятала в продуктовом магазине — в ожидании, что журналисты разойдутся.

Мы не стали их преследовать.

P.S.

Журналисты, которые были аккредитованы на встречу с мэром, сообщили днем, что мэр обещал москвичам переселять их только в рамках своего района в высококачественные дома.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera