Репортажи

«Один патриотизм, героизм мною двигал…»

В Московском окружном военном суде завершается процесс по делу об убийстве Бориса Немцова. Вскоре начнутся прения сторон

Темирлан Эскерханов. Фото: РИА Новости

Политика

6

В стеклянном «аквариуме» по-прежнему только трое подсудимых: Заур Дадаев — предполагаемый киллер, Хамзат Бахаев — по версии следствия, перевозивший исполнителей убийства и занимавшийся поиском информации о Немцове, и Темирлан Эскерханов, также, по версии следствия, собиравший сведения о Немцове. Что касается Братьев Анзора и Шадида Губашевых, их удалили до окончания прений — за выкрики.

Перед началом заседания Дадаев стоял, облокотившись на стекло, и, улыбаясь говорил с сидящим Эскерхановым. (Из-за вывихнутой ноги в зал суда его тащили под руки). Бахаев же угрюмо сидел в самом углу, листая «Новую газету».

25 апреля прокуроры зачитали присяжным отрывки из первых показаний Заура Дадаева на следствии от 8 марта 2015 года (впоследствии он отказался от них), тогда Дадаев признавал вину. Он, напомним, рассказал следствию, как приехал в Москву, как обсуждал с подсудимыми высказывания Немцова, как они вместе с братьями Губашевыми и Бесланом Шавановым (убитым при задержании) решили, что «надо что-то делать»; как следили за Немцовым, как некий «Русик» предоставил им машину ZAZ Chance, в которой лежал пистолет и, наконец, как он «ради Аллаха» убил политика шестью выстрелами в спину. Что касается оружия, то Дадаев говорил, что его они не доставали и не проверяли. Также у них были «одноразовые телефоны», которые они выкинули сразу после убийства.

Зачитав показания Дадаева, прокуроры включили видео этого допроса. На нём Дадаев нервно жестикулировал руками и левой показывал, как держал пистолет во время убийства (в суде Дадаев утверждал, что он правша). А когда следователь дошел до вопроса о мотивах убийств, звук прокуроры выключили (напомним, по официальной версии, мотива в деле нет, убийство было совершено по найму). Звук снова включили, когда Дадаев рассказывал, как ему было обещано неназванным им заказчиком пять миллионов рублей, и он согласился пойти на убийство Немцова исключительно «ради Аллаха».

«Один патриотизм, героизм мною двигал…» — говорил он, сидя в Следственному кабинете.

Присяжные внимательно слушали, Эскерханов шуршал фольгой от шоколадки, после чего начал молиться. Дадаев молча читал свои показания с листка и что-то подчеркивал ручкой. Хамзат Бахаев сидел в углу стеклянного «аквариума», закрыв лицо рукой, непонятно было — то ли он спал, то ли о чем-то думал.

После просмотра видео защита подсудимых в очередной раз попросила исключить эти показания как недостоверные и полученные под давлением. Судья Юрий Житников ходатайство отклонил. Тогда адвокат Анзора Губашева Муса Хадисов стал оспаривать факт убийства по найму вообще, аргументируя тем, что Дадаев не просил ни у кого денег и кроме того, даже не получил обещанных.

Прокурора Марию Семененко заинтересовала судьба патронов, найденных следователями дома у его матери в Ингушетии, гильзы от которых совпали с обнаруженными на месте убийства Немцова. Дадаев попросил суд отклонить вопрос, так как обыск был проведен без согласия его матери. Просьбу не удовлетворили, а прокурор еще раз повторила вопрос, приводя признательные показания Дадаева на следствии.

— Вы видели меня на видео? Часто вы меня в таком состоянии в суде видели? — эмоционально отвечал ей подсудимый, снова намекая присяжным на давление со стороны следствия. И продолжил в том духе, что «не стал бы подставлять свою мать», к которой и так редко ездил, и хранил бы патроны в сейфе на работе. Однако Семененко ответ не устроил, и она снова переспросила, каким же образом у матери дома оказались патроны с идентичной маркировкой.

— Вы очень красиво и много говорите, — уже раздражался Дадаев, — но, когда вы мне подкинули патроны, вы не подумали, как это будет глупо смотреться на видео.

Но Семененко невозмутимо продолжала допрос: откуда Дадаев мог знать на следствии, какой рукой и куда он стрелял, если он якобы «не имеет никакого отношения к делу».

На это подсудимый снова отвечал, что вел себя на видео, как человек, выпивший «хорошей водички и гонит, гонит». «Я понимаю намерения следствия «продавить» это дело, но судья — только Аллах».

— То есть вы считаете себя невиновным? — уточнил адвокат потерпевших Вадим Прохоров.

— Сто процентов.

Тогда Мария Семененко напомнила присяжным о следах пороха, обнаруженных экспертами за левым ухом и под ногтями у Дадаева. В свою очередь адвокат защиты Марк Каверзин попросил приобщить к материалам дела фотографии, на которых видно, как Дадаев якобы стреляет правой рукой.

 — Нам неизвестно кем, как и где они сделаны, — выразила свои сомнения в подлинности фотографий прокурор.

— В Лефортово они сделаны, в Лефортово, — пошутил Эскерханов, продолжавший шуршать фольгой от шоколадки.

Вадим Прохоров, посмотрев фотографии, заметил, что Дадаев целится левым глазом, а это может говорить о том, что левая часть его тела развита лучше. И судья Юрий Житников не приобщил фотографии к материалам дела.

Перед окончанием заседания адвокат Эскерханова Анна Бюричева ходатайствовала о перерыве на несколько дней, так как ее подзащитный подвернул ногу. Но судья отказал.

— Вашу мать, мы для вас совсем что ли ежики? Выродки… — вскочил Темирлан Эскерханов.

Судья пригрозил ему составлением административного протокола за оскорбления. В ответ:

— Хоть вешайте!

Вот уже полгода каждый день у суда дежурят по одному гражданские активисты с плакатом «Назовите заказчиков убийства Бориса Немцова».

…26 апреля гособвинение должно было представить дополнительные доказательства по делу. Однако в зал ввели только двоих подсудимых: Заура Дадаева и Хамзата Бахаева. Эскерханова не было из-за больной ноги. «Упал с кровати...», — отвечала на все расспросы коллег его адвокат Анна Бюрчиева.

— На всей территории Российской Федерации нет такой конституции, как в Чечне, — о чем-то своём вслух рассуждал Дадаев. Адвокат Прохоров засмеялся. Тот продолжал: я много друзей положил, похоронил за этот закон Российской Федерации, за который меня сейчас судят… Сделали и сделали, мы не плачем, что нам, плакать, что ли?

Войдя в зал, судья объявил причину отсутствия Темирлана Эскерханова:

— Представлена справка из медсанчасти СИЗО. Ушиб мягких тканей левого голеностопа. Еще представили справку о невозможности появления Эскерханова в суде по медицинским показаниям.

Судья поинтересовался у сторон о возможности продолжения дела без подсудимого.

Те были против. С учетом праздников следующее заседание перенесли на 10 мая в 11:00.

Никита Всесвятский, специально для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera