Сюжеты

«Подлежат немедленному уничтожению»

Как воевали лорды: британский спецназ — личный враг Гитлера

Этот материал вышел в № 47-48 от 5 мая 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ПоликовскийОбозреватель «Новой»

4
 
Саймон Фрейзер, 15-й лорд Ловат, командир коммандос / IWM Non Commercial Licence

Полковник Саймон Фрезер, 15-й лорд Ловат, 4-й барон Ловат, глава шотландского клана Фрезеров, 19 августа 1942 года стоит на дощатом настиле причала в порту Нью-Хейвена, куда только что вернулся со своими коммандос после рейда на Дьеп. Высокий человек с тонкими чертами лица увешан оружием, одет в куртку с раздернутым воротом и мешковатые штаны, он расслабленно заложил руки в карманы, и по нему не скажешь, что он вернулся из ада.

Посмотрите на людей за его спиной. Один, с сигаретой, догоревшей до самых пальцев в опущенной руке, с небритыми скулами, отрешенно смотрит в пустоту перед собой, словно все еще видит кошмарные сцены на побережье. Другой, невысокий в пилотке, левой рукой придерживает приклад винтовки Ли-Энфилда, а внизу на штанине у него круглая дыра. Возможно, порвал штаны о колючую проволоку, но скорее пуля пробила штанину и не задела ногу.

Так они стоят летним утром на причале Нью-Хейвена в ожидании грузовиков, которые отвезут их на базу, выжившие солдаты со своим командиром, у которого пистолет в брезентовой кобуре и под курткой белый свитер с именной монограммой «лорд Ловат».

Рейд через Ла-Манш на французский Дьеп был отлично спланирован: эсминцы сопровождения, десантные суда, авиация прикрытия, дымовая завеса, четыре зоны высадки на побережье. Но план, который логично и стройно выглядел на бумаге, с первых же минут обернулся хаосом. Эсминцы в Ла-Манше налетели на немецкие корабли и завязали с ними бой, грохот которого разбудил все побережье. Канадская дивизия высадилась успешно, но не туда. Танки «Черчилль», мощные машины с броней 15 сантиметров, сползли с десантных барж на каменистый пляж, оборвали о камни гусеницы и встали. Этих камней почему-то никто в плане не предусмотрел. Побережье, о котором разведка доносила, что оно пустое, на деле оказалось нашпигованным оборонительными сооружениями и снайперами, которые расстреливали скопившихся на узкой прибрежной полосе канадцев и англичан. Были там и 50 американских рейнджеров — ​первые американцы, вступившие в войну на земле Европы.

Коммандос Саймона Фрезера, лорда Ловата, взяли батарею на фланге, взорвали немецкие пушки и ушли морем в Англию, не потеряв ни одного человека. Других частей без потерь в тот день не было.

Известно, что немцы сразу же уничтожали взятых в плен политруков и евреев. Но менее известно, что была третья категория лиц, подлежащих немедленному уничтожению: английские коммандос. Таков был приказ Гитлера.

Англия, вступив в войну, почти ничего не имела для войны. После катастрофы в Дюнкерке даже винтовок Англия не имела в достаточном количестве. Коммандос в 1939 году у англичан не было вообще, их не существовало. Зато существовал Саймон Фрезер, лорд Ловат, который имел пристрастие к войне, которую ведут не огромные массы войск с пушками и танками, а небольшие отряды натренированных спортсменов с закрашенными черным лицами, вооруженные пулеметом Брен и пистолетами с глушителями. Он отдал свои оленьи заповедники и все 80 тысяч гектаров своего гигантского поместья для тренировок первых английских коммандос, которых изнурял бегом на тридцать километров не кто-нибудь, а выпускник Итона Рэндольф Черчилль, сын премьер-министра.

Лордом Ловатом в составе английских коммандос лорды не исчерпывались, был среди них еще и лорд Джордж Джеллико, 2-й граф Джеллико, получивший первое ранение в январе 1941 года, когда Сталин еще крепил нерушимую дружбу с Гитлером. На Крите в 1942 году он взорвал 20 немецких самолетов, но об этом в другой раз.

А пока о лорде Ловате и его коммандос из 4-го отряда. На фотографиях вы редко увидите среди них гигантских мужчин с огромными буграми бицепсов. Чаще встречаются люди обычного роста и сложения. Их тренировали не разбивать головой кирпичи, а хорошо соображать в условиях ночи и тьмы, хаоса и опасности. В этих часто невысоких, крепких людях была развита тренировками удивительная выносливость, позволявшая им в тылу врага — ​на холодных норвежских островах и в раскаленной ливийской пустыне — ​двигаться десять часов подряд с грузом 36 кг.

Во время тренировок они не использовали холостые боеприпасы, только боевые. Писарей и поваров в частях коммандос не было, все, что необходимо, они должны были делать сами. Однажды во время учений, проводившихся в шторм у скал Уэльса, их посадили на десантные баржи и пустили к берегу. Высадиться можно было только одним способом: прыгнуть на скалу в тот момент, когда баржа взлетала на волне и находилась в высшей точке. Двое сорвались и утонули.

Идеи, которые предлагались и обсуждались в штабе Объединенных операций графа Маунтбеттена — ​еще одного аристократа, имевшего пристрастие к действиям коммандос, — ​многими считались сумасшедшими. Маунтбеттен был фантастом: он предлагал построить десантные суда, которые могли передвигаться по воде и суше, а еще авианосец длиной 600 метров из армированного льда. Была идея захватить во Франции поезд, начинить его взрывчаткой, въехать на нем в порт, где базировались немецкие военные корабли, и взорвать. Была идея напасть на виллу в Африке, где останавливался Роммель, и убить его. Удивительно, но некоторые из безумных идей все-таки претворялись в жизнь. На виллу, где должен был находиться Роммель, коммандос пришли ночью и, найдя заднюю дверь запертой, вежливо постучали в парадный вход. После того, как им открыли, на вилле начался привычный им ад. Но Роммеля там не оказалось.

Еще одна идея состояла в том, чтобы двое коммандос ночью на байдарке проникли в порт Булони, где стоял немецкий рудовоз с 5500 тоннами меди, и взорвали его. Как ни странно, им это удалось.

Британские коммандос только что вернулись из рейда на Дьеп. Пирс Нью-Хейвен. Август 1942 года. Фото: waralbum.ru

Лорд Ловат, стоящий на причале среди своих людей после кошмарного рейда на Дьеп, где прямо на пляж пикировали Ю‑87, горели танки, и каждый второй канадец из высадившейся дивизии был убит, никогда не терял самообладания, как и положено джентльмену. Через Ла-Манш и другие водные преграды он переправлялся чаще, чем другие ездят в отпуск. Он высаживался со своими людьми на норвежских островах, где они взорвали нефтехранилище, и участвовал в рейде на Сен-Назер, куда англичане привели загруженный 4 тоннами взрывчатки эсминец, который проломил ворота в сухой док и взорвался там через десять часов, когда его осматривали немецкие офицеры. Не надо представлять себе дерзкие рейды коммандос с лордом во главе как кинематографический сюжет, где безупречные герои красиво проходят сквозь стены. Все это всегда был ад кромешный и хаос ужасный, когда у десантных катеров в самый неподходящий момент глохли моторы, в ночи яркими факелами горели суда с людьми, с неба в воду падали самолеты, а попавшие в окружение коммандос видели с берега, как уходят в Англию их корабли, и слышали приказ офицера: «Не сдаваться, пока не кончатся патроны».

6 июня 1944 года в Нормандии лорд Ловат в очередной раз высадился со своими коммандос на побережье, где их встретили пулеметным огнем. Шотландский лорд, потомок рыцарей, владелец замка Бофор, вооруженный американским карабином, спрыгнул с десантной баржи и пошел к берегу по пояс в воде под звуки волынки, на которой играл, стоя на палубе, его личный волынщик Билл Миллин. Приказ Саймона Фрезера играть на волынке во время высадки озадачил Миллина, и он сказал, что в уставе такого нет. «А, это же английское министерство обороны, а мы с тобой шотландцы!» — ​отвечал 15-й лорд Ловат. Миллин был единственный из огромной армии вторжения, кто был в килте, то есть в клетчатой юбке, под которой у него, как это принято у шотландцев, ничего не было. Он спрыгнул в воду вслед за своим командиром и запомнил на всю жизнь пронизывающий холод Атлантики у себя под килтом. Кроме волынки, у него не было с собой никакого оружия, разве что кинжал коммандос на правом бедре. На берегу он не ложился, а ходил, играя, и немецкие снайперы не стреляли в него, потому что думали, что он сумасшедший.

Под текст

12 июня 1944 года, через шесть дней после высадки, Саймон Фрезер, 15-й лорд Ловат, был тяжело ранен снарядом, который убил нескольких офицеров рядом с ним. Он долго лечился после ранения. После войны занимался политикой. В 1994 году ушли из жизни два его сына. Перед смертью, последовавшей в 1995 году, лорд Ловат вынужден был продать свой фамильный замок Бофор, которым Фрезеры владели с XIII века.

Граф Маунтбеттен погиб в 1979 году в возрасте 79 лет, когда Ирландская республиканская армия взорвала его яхту.

Волынщик Билл Миллин пережил их. Он умер в 2002 году.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera