Репортажи

Допрос «снегоуборочника»

В последние дни процесса начали рассыпаться конспирологические версии «независимых экспертов»

Заур Дадаев. Фото: Влад Докшин / «Новая»

Этот материал вышел в № 51 от 17 мая 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

3

Суд: Московский окружной военный
Подсудимые: Заур Дадаев, Хамзат Бахаев, Темирлан Эскерханов, братья Анзор и Шадид Губашевы
Потерпевшие: Жанна Немцова
Статьи: ст. 105 ч. 2, пункты «ж» и «з» (убийство, совершенное организованной группой из корыстных побуждений или по найму), а также ч. 3 ст. 222 УК (незаконное приобретение, хранение и перевозка оружия, совершенные организованной группой)
Стадия: дополнения

На процессе по делу об убийстве Бориса Немцова — ​так называемая стадия дополнений: прокуроры приводят свидетелей, которые ранее на повестки не отвечали, либо их местонахождение было неизвестно.

Первой неожиданностью со стороны обвинения стали показания свидетеля Сергея Будникова — ​водителя той самой уборочной машины, которая 27 февраля 2015 года притормозила рядом с телом политика и попала в объектив камеры. По поводу появления уборочной машины на мосту в минуты убийства Немцова и защитой подсудимых, и разнообразными конспирологами строились самые фантастические версии.

Будников рассказал, что зимой 2015-го работал в ГБУ «Автомобильные дороги», в его обязанности входила уборка Москворецкой улицы, Варварки, Ильинки, Солянки и Большого Москворецкого моста на спецавтомобиле КамАЗ с вакуумным пылесосом. Вечером 27 февраля он обогнал на мосту мужчину и женщину, а чуть позже увидел в зеркало заднего вида, что «кто-то лежит. Я думаю, дай-ка остановлюсь». Когда Будников вышел из машины, к нему с криком «Помогите, стреляли!» подбежала спутница политика (Анна Дурицкая), она была в шоковом состоянии, с ее телефона водитель дважды позвонил по номеру 112.  Шел ли кто-то следом за парой, которую обогнал в тот вечер Будников, он не видел. Людей, уходящих или убегающих с моста после убийства Немцова, также не заметил.

…На следующий день прокуроры допросили одного из трех экспертов, проводивших исследование найденных на Зауре Дадаеве следов продуктов выстрела. Сам подсудимый ранее говорил, что это подтасовка — ​он регулярно мылся, и следы это не его.

Специалист по исследованию микрообъектов (стаж 10 лет) Андрей Володин отмечал: с рук смывается значительная часть продуктов выстрела, но единичные микрочастицы остаются в порах и микротрещинах кожи в течение трех-четырех недель. По его словам, эксперты обнаружили лишь одну микрочастицу на смывах с левой руки Дадаева и две с правой. Продукты выстрелов также были обнаружены с левой стороны заушной раковины: «У человека на руках могут быть следы продуктов выстрела, он почесал за ухом, и они там остались. Или после выстрела может газовое облако образоваться, которое осаждается на лицо и уши».

— А почему может быть так, что за левым ухом нашлись следы, а за правым нет? — ​уточняла прокурор.

— Ну наиболее вероятно в этом случае, что выстрел был с левой стороны. Стреляли с левой руки (это подтверждает версию обвинения. — В. Ч.).

Что касается ногтей, то там частицы от выстрела сохраняются дольше всего,  нужно несколько раз подстригать ногти, чтобы они пропали, отмечал эксперт. У Дадаева после задержания на ногтях левой руки нашли гораздо больше следов продуктов выстрела, чем на правой.

Адвокаты подсудимого парировали: Дадаев 4 декабря 2014 года участвовал в боях с ворвавшимися в Грозный боевиками.

— Если бой был в декабре, а объекты с него снимали в марте, то прошло уже больше двух месяцев. А следы продуктов выстрела сохраняются до месяца, — ​отвечал эксперт.

…У прокуроров нашелся еще один неожиданный свидетель, которого ранее также хотели допросить все участники процесса. Евгений Молодых рассказал, что вечером 27 февраля 2015 года направлялся к метро «Новокузнецкая», шел через Большой Москворецкий мост, был в наушниках, слушал музыку и переписывался в соцсетях. В какой-то момент увидел, что впереди в 100 метрах от него лежит мужчина и от него отбегает человек в сторону проезжей части и садится в автомобиль с правой стороны. После чего машина поехала прямо — ​в сторону Большой Ордынки. По типу кузова автомобиля, куда сел убегавший, можно предположить, что это был седан светлого цвета. Убегавший человек ему показался ростом 170–175 см, на нем была «толстовка такая коричневого цвета, утепленная» и синие джинсы, «черные волосы у него такие были средней длины и на лице щетина».

Прокуроры просили, чтобы подсудимые встали по росту. «Вот мужчина крайний справа визуально похож на того, которого я помню. На человека, который садился в машину», — ​указал в суде Молодых на Заура Дадаева.

Тогда, на мосту, продолжал Молодых, он подошел к лежащему мужчине. «Он лежал на правом боку, лицо у него было в землю, в асфальт, я его рукой развернул к себе, спросил, чем помочь, что случилось, — ​но он не ответил. Хрипел просто. Глаза были открыты. Я подошел к девушке, поинтересовался, почему этот мужчина лежит, она ответила, что стреляли, что она ничего не знает и что ей страшно», — ​рассказывал Молодых.

Девушка, которая находилась рядом с телом, была в белой шубе, испугана, плакала, что-то набирала в телефоне. Он вызвал 112. Полицейские приехали минут через пять. Рядом, вспоминал он, был автомобиль коммунальных служб. С его водителем разговаривала девушка.

— Какое у вас зрение? — спрашивала адвокат потерпевших Ольга Михайлова.

— Отличное. 100%.

— Почему вам так запомнился именно отбегавший человек, если вы на все остальное не обращали внимания? — ​интересовался адвокат Дадаева Марк Каверзин.

— Все просто: человек лежит, от него отбегает другой мужчина, по-любому это заметно.

— Как получилось, что вы заметили щетину на лице, но не запомнили номера машины? — ​спросил адвокат Заурбек Садаханов.

— Я не обратил внимания на номера. А человек, который бежит, на него всегда обратишь внимание.

Защитники подсудимых заявили о противоречиях с первоначальными показаниями Молодых, где он сначала говорил, что «лица этого человека он не видел», а в суде сказал, что видел его в профиль.

Судья Юрий Житников зачитал протокол допроса на следствии, где Молодых описывает, во что был одет мужчина, но ничего не говорил о щетине, и при этом замечал, что «лицо я его не видел, видел только со спины». Внятно объяснить судье, почему он эту щетину не описывал на допросах, Молодых не смог. Дадаев еле слышно что-то сказал в «аквариуме».

— Дадаев! Вы имеете право открывать рот в этом зале только с моего разрешения, — ​крикнул судья.

— Вы чего так обращаетесь ко мне? Я вам собака дворовая?!

В итоге судья добился от свидетеля слов о том, что он уверен в своих нынешних показаниях.

Объявили перерыв. После чего адвокат Каверзин не оставлял попыток выяснить, почему свидетель на трех допросах с разным временным промежутком повторял, что не видел лица, а в суде сказал про профиль и щетину. Молодых отвечал странно:

— В ходе следствия мне задавали совсем другие вопросы: рост, вес, возраст, номера машины, то есть остальное уже как бы после допроса, вспомнил совсем чуть-чуть… Да, я лица полностью не разглядел его, но когда он побежал в сторону машины, профиль, как бы характерная внешность…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera