Сюжеты

Суперсерия как пролог

Болельщики привыкают к новой сборной России — без легенд, но с лидерами

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 51 от 17 мая 2017
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Сборная России на предварительном этапе играла ярче всех, но самый счастливый билет в четвертьфинал все равно вытянула Канада. Ей было одинаково, где и с кем удачно встречаться — что с Латвией в Париже, что с Германией в Кёльне. А любые расклады для россиян до вчерашнего вечера оставались очень и очень непростыми.

Спасибо Международной федерации хоккея, которой очень уж хотелось потрафить хозяевам и оставить их дома в случае попадания в четверку. Когда этой возможности лишились французы, одной головной болью стало меньше. Но в группе «А» интрига за место под солнцем оставалась до последнего матча, в котором как раз и сходились претенденты — Латвия с Германией. Шансы немцев представлялись повыше, и не только потому, что они хозяева.

Россияне главную проблему могли решить победой над сборной США, их даже устроило бы поражение в дополнительное время, и тогда первое место в группе с предполагаемой встречей пусть с сильным соперником, но в Кёльне, было бы обеспечено. Со второй же позиции с очень большой вероятностью команде Олега Знарка пришлось бы отправляться на один день в Париж, а в случае благоприятного исхода четвертьфинала выходить прямиком на Канаду.

Морочить читателям голову не хочу, тем более что им, в отличие от меня, уже все известно. Проще всего в качестве предварительного прогноза следовало сказать, что надо выходить и выигрывать, как сборная России не без блеска делала это и раньше. Но ведь и главный тренер сборной США Джек Блэшилл также говорил только о победе — при определенных вариантах его команда могла устроиться и третьей вслед за шведами, что категорически американцев не устраивало.

Наши, конечно, выдали едва ли не самую впечатляющую серию из всех сыгранных в последние годы на предварительном этапе — шесть побед, три матча подряд на ноль. Словакам и датчанам не дал ни разу забить основной голкипер Андрей Василевский, в понедельник то же самое повторил его сменщик Илья Сорокин. Дело, конечно же, не только и не столько во вратарях, а в том, как играла вся команда. Конечно, соперники за исключением упорных датчан слишком много ей позволяли, но сочетание быстроты и агрессии с осмысленной атакующей игрой действительно выглядело впечатляюще.

Я бы даже сказал, пугающе выглядело, имея в виду не только соперников. Слишком уж гладко все складывалось, без зазубрин, что по прежнему опыту не могло не настораживать в преддверии главных матчей. Дальше ведь один-единственный сбой — и обо всех командных и личных предварительных рекордах тут же забудут, так что с комплиментами повременим. Но пока я, проводя часть времени в пресс-центре перед экраном по ходу трансляций из Кёльна, которые в «АккорХотелс Арене» мало кого интересовали, мог чувствовать себя за своих спокойно.

Чемпионат-то для сборной России в любом случае получается историческим и переломным, с полной, пусть и не окончательной сменой звездной команды в лице Александра Овечкина, Евгения Малкина, Павла Дацюка, Ильи Ковальчука, Александра Радулова, Сергея Бобровского. Кто-то из них обязательно играл ключевую роль на всех чемпионатах мира в нынешнем столетии, а нынче единственный представитель старой звездной когорты, увы, вынужден был покинуть Кёльн из-за тяжелой травмы. Я говорю о Сергее Мозякине, который оставил капитанскую повязку защитнику Антону Белову. Прибывшие из-за океана на подмогу Евгений Кузнецов с Дмитрием Орловым в состав вроде как вписались.

Пока молодежь не подводит. Болельщики привыкают к Артемию Панарину, Андрею Василевскому, Никите Кучерову и другим — не просто как к талантливым молодым игрокам, а как к полноценным лидерам сборной. На что они способны в ситуациях, когда форс-мажор неизбежен, скоро увидим.

Со всеми играть можно. И с Канадой тоже. Когда «Кленовые листья» с первых секунд втоптали в лед швейцарцев, я ради интереса переместился ближе ко льду. С пресс-трибуны четче виден рисунок игры, а первые ряды при наличии свободных мест дают ощущение ее характера. То, что канадцы после громоподобного начала начинают пижонить, здесь нельзя было не почувствовать. Вполне себе скромная по составу сборная Швейцарии потихоньку-полегоньку выровняла игру, и как Джон Купер ни старался снова завести своих звездных подопечных, те так и не поняли, почему они уступили — на лицах явно читалось недоумение. Решающую шайбу швейцарцев в овертайме зал встретил с восторгом.

Со всеми играть можно, но со всеми будет трудно. Канада после щелчка по носу больше не позволит себе вальяжничать, что в полной мере испытали на себе норвежцы, — а ведь для скандинавов это был последний шанс зацепиться за четверку. Добавляют чехи и финны, да и Швейцария подарком ни для кого не станет — это я, как вы понимаете, о возможных соперниках, о которых теперь имею полное представление.

Конечно, мечтали в их числе оказаться французы. Но в понедельник болельщики со станции «Берси» шли на арену совсем не для того, чтобы поддержать своих в битве за четвертьфинал — она была уже проиграна даже не днем ранее, когда хозяева уступили чешской сборной, а гораздо раньше, когда поражение от норвежцев еще не казалось фатальным. Но этих трех очков французам, пожалуй, и не хватило для исторического успеха.

Франция прощалась со своей отважной, но невезучей сборной вполне буднично. Но совсем не будничным было то, что это оказался и прощальный матч за сборную двух легенд французского хоккея — голкипера Кристобаля Юэ и нападающего Лорана Менье. «Легенды» — это без всякой иронии. Юэ на чемпионатах мира дебютировал 20 лет назад, Менье двумя годами позже. Кристобаль, на секундочку, долго играл за океаном, стал обладателем Кубка Стэнли и участвовал в двух Олимпиадах. Если бы Юэ был футболистом, теннисистом, регбистом или велосипедистом, его лицо не сходило бы с обложек, а так в день прощального матча он удостоился разве что странички в «Экип».

Партнеры обеспечили Юэ немало работы в первом периоде, дальше подводить его не стали, а Антуан Руссель вовсе салютовал событию хет-триком. Послематчевую церемонию организаторы обставили очень трогательно, пусть завершение карьеры получилось не совсем таким, о каком мечталось на домашнем чемпионате.

Можно было еще раз воздать должное публике, которая открывала для себя хоккей на самой странной из виденных мной арен, о которой не даст представления ни один снимок и ни одно сравнение. Нечто большое, зеленое, остроугольное, увенчанное ажурным переплетением. Есть во Франции арены вполне себе хоккейные, но они — не в Париже, а экс-«Берси» вот-вот снова вернется к своей вызывающе не хоккейной универсальности. Хотя лед здесь, по отзывам специалистов, был куда лучше, чем на «Ланксесс Арене» в Кёльне.

Одну странность, зависящую от местных организаторов, понять было можно — они категорически отказались от фан-зон по требованиям безопасности, хотя удобные места, в том числе и недалеко от арены, были. Что касается безопасности, то охраны вокруг арены было, может быть, и поменьше, чем вокруг бывшего «Отеля де Виль» во время встречи с новым президентом Франции Эммануэлем Макроном, но колоритных силовиков тоже хватало. Драконовские меры, однако, отсутствовали напрочь.

Жаловаться на отдельные промахи организаторов нет смысла — куда хуже, когда разного рода нелепости случаются в самых что ни на есть хоккейных странах и городах. Как сказала про хозяев одна замечательная сотрудница пресс-центра — «они старались». В конце концов, что для меня было главным — обращать внимание на мелочи или смотреть большой хоккей живьем на фоне Парижа?

А это исключительно редкое сочетание, уж поверьте на слово.

Теги:
хоккей
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera