Сюжеты

Американский экзамен и российский — две крайности

Условия первого направлены на облегчение стресса перед столь тяжелым экзаменом, а условия второго — на нагнетание атмосферы перед относительно легкой задачей

Этот материал вышел в № 52 от 19 мая 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

SAT (Scholastic Aptitude Test, или «Академический оценочный тест») — экзамен, который сдают выпускники американских школ. Иностранцам на экзамен нужно регистрироваться заранее через американский веб-сайт College Board.

Экзамен начался ровно в восемь утра. Двое проводивших его наблюдателей были американцами, не говорящими по-русски. Вначале мне и шестерым моим «одноклассникам» выдали по бланку, где мы должны были своей рукой переписать клятву о неразглашении материалов экзамена до получения результатов. После этого нам на английском языке детально объяснили правила и условия проведения экзамена. Наконец нам выдали небольшие книжечки — сборники заданий, а вместе с ними бланк для введения ответов.

Экзамен состоял из десяти секций: одно эссе и по три секции письма, чтения и математики. На каждую секцию отводилось по 20–25 минут, после чего наблюдатели просили отложить карандаши, перевернуть страницу и приступить к следующей. Возвращаться к предыдущей секции запрещалось, как и переходить к новой, если закончил раньше времени. Все задания, кроме эссе, имели формат теста. Каждые сорок минут нам давали небольшой перерыв, во время которого можно было выйти из класса и поесть. Наши наблюдатели лишь просили нас быть честными и не обсуждать экзамен, так как сами они русский язык не понимают и не могут нас контролировать.

Формат эссе SAT был схож с форматом сочинения ЕГЭ по русскому языку: введение, постановка проблемы, комментарий к проблеме, примеры схожих ситуаций в истории и литературе, собственная позиция и заключение. Как и в ЕГЭ по обществознанию, в качестве задания давалась небольшая цитата, а затем просьба раскрыть указанную тему. В моем случае была тема: знаменитости в качестве примера для подражания — разумно ли равняться на них.

Секции Critical Reading состояли из трех текстов каждая — по одному большому, на всю страницу, и по два крупных абзаца. В первом случае нужно было ответить на вопросы по тексту, которые были не менее сложными, чем сам текст. Далее нужно было сравнить два данных абзаца и ответить на вопросы по ним. Темы были самые разные: от научных и культурных статей до неформальных заметок.

Секции Writing требовали знания грамматики английского языка: исправление ошибок в предложениях. Плюс, как ни странно, самая сложная часть всего экзамена — определение подходящих слов на месте пропущенных. Сложность в том, что слова эти знает далеко не каждый носитель языка, не говоря уж о нас.

Математика, как и в ЕГЭ, состояла из алгебры, геометрии и статистики, охватывая курс точных наук за 9–12-е классы (американские школьники учатся 12 лет).

Атмосфера экзамена — максимально дружелюбная: наблюдатели делали все, чтобы не заставлять сдающих экзамен нервничать и испытывать лишний стресс. Не было ни камер наблюдения, ни металлоискателей на входе — лишь пристальное внимание добродушных улыбчивых учителей. Тем не менее их наблюдение было не хуже любых камер: ты чувствовал, что если у тебя хватит ума достать телефон или сжульничать, работу тут же отнимут и аннулируют.

К моему удивлению, система оценивания SAT оказалась гораздо жестче, чем я могла ожидать. За неправильные ответы снималось по 1–2 балла. Десять неправильных ответов, и твоя работа теряет уже около пятнадцати баллов, что ощутимо бьет по результату. Из-за этого периодически приходилось вставать перед угнетающим выбором: ответить наугад или не отвечать вообще? А вдруг я отвечу правильно? А вдруг отнимут баллы? К тому же учитывая, что один экзамен включал в себя и язык, и математику, невозможно было хорошо сдать язык и плохо сдать математику или наоборот, как если бы это было два отдельных экзамена.

Семью месяцами позднее я сдавала ЕГЭ, после чего поняла: SAT и ЕГЭ — это две крайности. Условия первого направлены на облегчение стресса перед столь тяжелым экзаменом, а условия второго направлены на нагнетание атмосферы перед относительно легкой задачей. Но в обоих случаях результат стоил вложенных в него усилий.

Александра Панкина
Москва

 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Теги:
егэ,
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera