Сюжеты

Заслуженный отдых тюремщика Чирвы

На прошлой неделе начальник «пыточной» ИК-1 города Ярославля был отправлен в отпуск, из которого на работу уже не вернется. Но кто ответит за пытки и гибель заключенных?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 54 от 24 мая 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

5
 

Правозащитники разворошили ярославскую колонию №1, которая прославилась на всю страну после массового избиения осужденных в апреле. Колония гудит: на прошлой неделе в ИК-1 сменилось руководство; идет прокурорская проверка, жалоба троих заключенных коммуницирована ЕСПЧ. Но и потери в этой схватке с тюрьмой чудовищны, так что, принимая их во внимание, неловко даже и говорить о каких-то победах. На прошлой же неделе, не дожив всего одного дня до отставки начальника ИК-1 Александра Чирвы, в тюремной больнице скончался заключенный ИК-1 Важа Бочоришвили. Результатов экспертизы, которая позволила бы установить точную причину его смерти, пока еще нет, однако вряд ли стоит сомневаться в том, что жесточайшее избиение тяжело больного Бочоришвили способствовало приближению его смерти.

ИК-1 вообще имеет недобрую репутацию. По рассказам родственников нынешних заключенных и тех, кто уже освободился, раз в несколько месяцев в колонию приезжают люди в масках, они проводят обыск помещений и самих заключенных. Переворачивают бараки вверх дном и избивают людей. Это называется «учениями». (Все эти факты ныне изложены в жалобе, направленной в ЕСПЧ.)

В пятницу 21 апреля в колонии случились очередные «учения», в ходе которых побоям и пыткам были подвергнуты заключенные, находившиеся в штрафном изоляторе. Среди них — осужденный по «болотному делу» Иван Непомнящих, а также другая известная жертва абсурда — Руслан Вахапов. (Вахапов — это тот самый дальнобойщик, которому присудили пять лет колонии за то, что дети видели, как он справлял малую нужду неподалеку от своего грузовика.)

Оба — Вахапов и Непомнящих — имеют весьма весомую репутацию в колонии, вероятно, именно поэтому оба практически не вылезают из ШИЗО.

Первой о чудовищных событиях, имевших место в ИК-1, сообщила Надежда Ивановна Бойко, мама дальнобойщика Вахапова. Руслан — заявитель фонда «Общественный вердикт», именно туда его мама и позвонила, сообщив еще о троих пострадавших, готовых сделать заявления о пытках. Кроме Непомнящих и Вахапова, о таком намерении заявили еще заключенные Макаров и Курбонов.

Утром, в понедельник 24 апреля, под воротами колонии уже стояли юристы Фонда «Общественный вердикт» Яков Ионцев и Ирина Бирюкова.

Крайне неохотно колония пропустила внутрь Якова Ионцева к Вахапову и Ирину Бирюкову к остальным заявителям.

Ирина рассказывает о том, что увидела: «У Вани — синяк на лице, под волосяным покровом ссадины, расцарапаны ладони — это от того, что на растяжку ставили. Пятка в синяках. Макаров: ноги у него были сплошняком синие, ягодицы, пятки… руки — несколько глубоких порезов на предплечье. Он вскрылся, чтобы перестали бить».

«У Руслана Вахапова, помимо прочих травм, на запястьях остались глубокие резаные раны от наручников: его, скованного, за эти наручники волокли по земле», — рассказывает Яков Ионцев.

Все трое (Вахапов, Непомнящих, Макаров) написали заявление об избиениях в колонии. Заключенный Курбонов, ранее изъявивший желание встретиться с адвокатами, теперь отказался делать заявление, упомянув только, что по дороге на встречу с адвокатом Бирюковой имел разговор с прокуратурой.

В тот же день защитники, раскидав жалобы во все возможные российские инстанции (СК, прокуратуру, ФСИН) обратились в ЕСПЧ с требованием принятия предварительных мер согласно правилу 39. Это правило, предполагающее экстренное вмешательство ЕСПЧ, применяется в случае, если заявителю грозит смерть или пытки.

28 апреля стало известно о том, что ЕСПЧ вынес решение о применении правила 39, обязав Россию обеспечить Вахапову, Макарову и Непомнящих медицинское обследование в присутствии защитников, о результатах проинформировать суд.

В тот же день, 28 апреля, осужденных осмотрели гражданские врачи, правда, почему-то только выше пояса и без адвокатов. «Раны заживают», — написали врачи в своем заключении, подтвердив тем самым, что раны все-таки были нанесены.

4 мая Российская Федерация в лице замминистра юстиции Андрея Федорова, сообщила ЕСПЧ, что всех троих заявителей обследовали и проводится проверка по поводу причинения им телесных повреждений. Также он уведомил ЕСПЧ о том, что к заявителям действительно была применена сила, поскольку все они оказывали сопротивление обыску, проводившемуся в ШИЗО 21 апреля.

А 18 мая случилось событие совсем невероятное для наших гулаговских реалий: стало известно о том, что начальник ИК-1 Чирва вышел в отпуск и обратно его уже не ждут. В тот же день работникам колонии был представлен ее новый начальник Дмитрий Николаев.

Сейчас в колонии продолжается доследственная проверка. Адвокаты фонда «Общественный вердикт» полагают, что у нее есть весьма ощутимые уголовные перспективы.

«Заявителей уже становится больше, — говорит Ирина Бирюкова. — И не только по нынешнему случаю, но и по прежним. Последнее массовое избиение было в колонии в феврале. Сейчас у нас уже есть заявитель, освободившийся в марте и готовый рассказать о февральских событиях. Потом тот самый Курбонов, который 24 апреля отказался делать заявление: теперь он был опрошен прокуратурой. Мы рассчитываем на него хотя бы в качестве свидетеля. Ну и Важа Бочоришвили…»

Гражданин Грузии Важа Бочоришвили был избит людьми в масках во время того самого февральского рейда.

«Он был во дворике, его люди в масках завели в помещение и два часа избивали, потом бросили в ШИЗО, — рассказывает Ираклий, брат Важи. — Через несколько дней у него начала разбухать печень. У него вообще гепатит, проблемы с печенью. Его перевели в санчасть. Она там не отличается от обычной камеры».

Только через месяц после избиения Важу перевели в областную больницу в Рыбинске. Там его, наконец, увидел адвокат, который, после увиденного, устроил начальству колонии неприятный разговор: «Как так случилось, что там после ваших «учений» человек при смерти лежит?» Начальство, видимо, тоже напугалось — написало в прокуратуру сообщение о том, что вынуждено было применить к осужденному Бочоришвили силу. (По закону администрация колонии должна информировать прокуратуру о таких случаях.)

Гражданские врачи зафиксировали в документах травмы Важи, а также диагностировали: у него отказала печень. Необходима пересадка, которую сделать в России невозможно: Бочоришвили — гражданин Грузии.

За сутки до смерти Важу перевели обратно в больницу ФСИН.

17 мая он умер. До конца срока ему оставалось полтора года. А всего дали три с половиной года.

«Новой» удалось собрать еще массу свидетельств применения пыток в ИК-1 и других колониях Ярославской области. Полагаем, все эти случаи также должны стать предметом разбирательства следственных органов.

Александр Соболев отсидел восемь лет в колониях Ярославля, прошел через четыре из них. Ныне — заявитель «Общественного вердикта».  Он вспоминает про время содержания в ИК-8: «Был Сардор, дежурный помощник начальника колонии и еще два неизвестных. Они здоровые, скрутили меня, положили на железный стол. Взяли полотенца махровые, связанные плотно, как кнут, смоченные водой. Начали бить по пяткам. Когда просто избивают — это еще терпимо, по пяткам — не знаю, как описать эту боль. Я полтора месяца хромал, три месяца болела поясница, три раза за ночь ходил в туалет. Под кожей виднелась синева. На третий день приехал уполномоченный по правам человека по Ярославской области Сергей Бабуркин. Он подал жалобу в СК, через полтора месяца пришел ответ: нет состава преступления».

«Избиения начались с приходом начальника колонии Чирвы, — рассказывает Наталья Корнева, мама заключенного ИК-1 Александра Корнева. — Как-то нам не хотели давать свиданку. Я приехала, всех вывели, а его не привели. Избили его. Он рассказал: «Пришли опера и велели отказаться. — Выбирай: либо откажешься, либо пеняй на себя». Но он все равно настоял. Синяки показал мне через стекло. От спины, ноги — весь синий, весь забинтованный».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera