Сюжеты

От звонка до третьего звонка

Как актриса Марина Клещева преодолела тюрьму с помощью театра

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Санкт-Петербурге»

Этот материал вышел в № 54 от 24 мая 2017
ЧитатьЧитать номер
Культура

Никита Гиринкорреспондент

1
 

В жизни как: все от тебя что-то хотят, а тебя одного на всех недостаточно.

Не то в театре.

Клещева говорит: «Я периодически становлюсь не нужна, потому что меня слишком много».

(Режиссеры объясняют: на Марину надо прописывать отдельные роли. В готовые она не помещается.)

Третий год Клещева в Театре.doc. Занята в четырех спектаклях. Еще играет на Таганке. Снялась у Серебренникова. Вела церемонию вручения наград популярного журнала. Ничего, можно подумать, не осталось в ней из прошлой жизни. (Два срока: 4,5 года за грабеж, 12 лет за разбой.) Какие, можно подумать, заботы у актрисы московского театра. А она перечисляет: «Вторая свекровь побила первую. Муж сел в тюрьму (пока я на гастролях была). Надо самой как-то прожить на пять тысяч и ему передачку собрать. А знакомые пишут: о, да ты теперь актриса, значит, можешь помочь…»

В общей сложности Марина отсидела 11 лет (второй раз освободилась досрочно).

Клещева: «Отец бил, мать ругалась. Про нас с сестрой говорили, что Иришка — ​умница и красавица, а Маринка — ​страшненькая, но добренькая. Я стирала сестре платье, я хотела быть хорошей. А мама за плохое поведение отправила меня в интернат. Никто не научил жить. Улица научила. От этого путаешь понятия. Просто прешь, как дурак, за справедливость».

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

В первый раз так и села. Подруга позвала выбить долг. Клещева сначала договаривалась по-хорошему, а потом не стерпела и зарядила кричавшей на нее должнице. В это время «кредиторы» уже выносили из дома ковер, самогон. «Ну ладно, думаю, не заносить же обратно».

На зоне Клещева была «злостной нарушительницей». («Не переношу маразм. Выполнять норму — ​это для меня смерть. Одежда эта идиотская, юбки не держатся, перешивать нельзя… Почему вы хотите, чтобы русские женщины в колониях были такими стремными? Они же все красавицы!»)

После освобождения четыре года была без угла (заключенных еще лишали прописки). От неустроенности села вновь. «Мужики, подельники мои, — ​один ушел, другой все на меня свалил». Рассказывает, что судья, который приговорил ее к 12 годам, был уволен за пьянку и устроился в правозащитную организацию, которая добивалась пересмотра его же решения.

В той колонии был театр. Руководила им Галина Рослова. Клещева в том театре «поселилась». В 2003 году в колонию с мастер-классом приезжали актеры Театра.doc. Помогли поставить «Короля Лира». Лиром была Клещева.

В 2004-м Марина вышла на свободу. «В палатке работала, открывала что-то, прогорала, унитазы мыла. Приезжала в Театр.doc, больше ни в какой театр не ходила. Потом предложили: «Марин, может, сыграешь…»

Об этом пути — ​от первого срока в колонии до первого сезона в театре — ​Марина рассказывает в моноспектакле «Лир-Клещ». «Меня вытравливали хиной», — ​такая там первая фраза.

«Никому никогда ничего положительного лагерь не дал и не мог дать». Это Шаламов написал. Марина и соглашается («я чувствовала, как я деградирую»), и возражает: «В заключении я потеряла здоровье. Упустила воспитание сына. Сейчас ему тридцать два, и он не понимает, кто он, что ему делать. В то же время первый срок был для меня как стоп-кран. Это время пошло мне на пользу. А второй срок дал то, что никогда не давала воля. В театре я нашла себя. Увидела, что я не дебил. То болит, сё болит, а выхожу на сцену — ​и все проходит. Это терапия. Лексика очистилась. Раньше, бывало, лежу за ширмой, подходит зэчка, спрашивает: «Клещ, что с тобой?» Я как рявкну: «Иди на …!» А когда занялась театром, такие диалоги пошли: «Клещ, ты как?» — ​«Не надо вынимать меня из гроба». Поэтому как это тюрьма ничего не дает? Все дает. Мы людей узнаем».

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

Реформа тюрем по версии Марины Клещевой: «Искоренение блатных, реальный общественный контроль, квалифицированная психологическая помощь».

«У меня жизнь — ​загадка, — ​говорит актриса. — ​Особенно последние два с половиной года. Как будто вокруг меня цветы выскакивают, как вспышки. Мне даже стыдно, что люди трудились, учились и не могут пробиться. А я на зоне сцену собой вытирала, и тут бах — ​выехала из … на лыжах».

На той неделе Клещева выступала в Питере. Второй уже раз ее приглашает театральная площадка «Арт-Измерение». Зал, сколоченный из палетов. Режиссер подсвечивает актеров фонарем «с рук». «Как в нашем «Доке», — ​нежно отметила Марина.

После спектакля была встреча со зрителями.

«Иногда пишу, и не получается, и опускаются руки», — ​сказала Клещева.

«Но это же нормально для творческих людей — ​страдать», — ​сказали зрители.

«Творчество, конечно, — ​страдание. Но для большинства — ​душевное. Потому что рядом есть муж или жена, кто зарабатывает. И ты типа такая творческая личность. А я реальный человек. Мне жить не на что. Денег у меня стало меньше, чем когда-либо. Хотя на душе стало спокойнее. Я научилась жить без них. У меня сейчас тысяча рублей, и мне с вами о… [очень, очень хорошо]».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera