Репортажи

Пристройка к губернатору

Башня, экспоцентр и «Храм-на-воде» — как громкие проекты могут помочь или помешать переизбранию Куйвашева на пост главы Свердловской области

Фото: URA.RU/ТАСС

Политика

Илья Азарспецкор «Новой газеты»

Евгений Куйвашев, который в качестве врио губернатора намерен выиграть право второй срок подряд возглавлять Свердловскую область, делает ставку на поддержку крупного регионального капитала. Спецкор «Новой» Илья Азар выяснил, что за прошедшие пять лет произошло с экономикой региона, чем закончилась в области борьба ОНФ с коррупцией и как общественность Екатеринбурга расколола проект храма в пруду.

«Молодой Россель»

Губернатора, не дожидаясь победы на выборах, уже начинают сравнивать с первым руководителем Свердловской области — Эдуардом Росселем, которого здесь считают глыбой. Cпикер гордумы Нижнего Тагила Маслов уверен, что сравнение Куйвашев выдерживает: «Я достаточно плотно работал со всеми нашими губернаторами, включая Росселя, и хотя он для большинства свердловчан останется губернатором номер один, легендой Свердловской области, у Куйвашева есть понимание политики Росселя, он действует по тем векторам и направлениям, которые тот заложил в 90-х», — рассказывает мне Маслов.

— То есть Куйвашев продолжатель дела Росселя?

— Думаю, что да. Не буду сравнивать абсолютные величины и цифры, но если Россель в первую очередь спас промышленность, то Евгений Владимирович уделяет ей большое внимание.

Бывший пиарщик Куйвашева, а ныне советник главы его администрации Александр Рыжков называет губернатора «молодым Росселем» и приводит два примера его успешной работы с инвесторами: открытие самой глубокой шахты в России «Черемуховская», которая «позволит обеспечить промышленность бокситами на годы вперед», и уральский турбинный завод «Реновы», который «полностью заменил дизельное и турбинное производство Украины, которая в 2014 году ушла с рынка».

Депутат свердловского заксобрания Вячеслав Вегнер тоже губернатором доволен: «Есть у него очень значимые дела! Прежде всего, это запуск БН-800, атомной станции на быстрых нейтронах, первые кирпичи которой заложили еще в конце 20 века. Во-вторых, это решение вопроса о строительстве БН-1200, в чем губернатор сыграл большую роль. Это огромный толчок в плане развития промышленности нашего региона».

Центральный зал энергоблока №4 с реактором БН-800 на Белоярской атомной электростанции имени И.В. Курчатова.  Фото: Донат Сорокин/ТАСС

Когда Вегнер говорит об АЭС, его глаза загораются — он 20 лет проработал в атомной промышленности. «Стоимость порядка 200 миллиардов, и эта станция на острие науки, это загрузка многих предприятий радиоэлектронных, производящих конструкции, это огромный опыт, ведь таких станций нет нигде в мире!» — говорит он.

Еще одним достижением Куйвашева депутат считает развитие особой экономической зоны «Титановая долина». «Буквально недавно состоялось подписание договора с «Боингом», и уже идет заливка фундамента для строительства завода. Раньше мы делали первый передел, который стоил копейки, а теперь мы будем поставлять готовые детали, которые стоят сумасшедших денег. Также там будут производить самолеты L-410», — говорит Вегнер.

Отмечает депутат и заслуги Куйвашева в сельском хозяйстве — в этой сфере депутат тоже работал, он входит в комитет по аграрной политике. «За период правления Куйвашева в сельское хозяйство где-то под 20 миллиардов вложили, приведя в область крупные агрохолдинги. УГМК дали где-то под два ярда, чтобы они строили здесь тепличные комплексы, после чего наша область перейдет на собственные огурцы-помидоры и различную зелень», — говорит Вегнер и добавляет, что о фермерах, конечно, надо заботиться, но только крупные холдинги способны вытянуть задачи такого класса.

Черные пятна

В своем первом интервью в статусе врио Куйвашев расхваливал себя и сам: «За пять лет мы сделали много. Построили больше, чем 10,5 млн квадратных метров жилья, привлеченные инвестиции составили один годовой ВВП — 1,9 трлн рублей. Столько было инвестировано в Свердловскую область, представляете? Это огромные деньги, но надо сделать еще больше. Мы должны быть в тройке регионов-лидеров. А может быть, мы будем на первом месте?»

Советник администрации губернатора Рыжков рапортует: «Три года подряд область превосходила рекорды по строительству жилья, которого еще и в лучшие советские времена больше 2 миллионов квадратных метров не строилось. И это два миллиона проданных квадратных метров, то есть порядка 40 тысяч квартир. Это очень хороший показатель».

На интервью Куйвашева откликнулся экономист и бывший лидер партии «Демократический выбор» Владимир Милов, написав в своем блоге пост «Куйвашев. Итоги», в котором разгромил достижения первого срока губернатора. В нем он с использованием официальной статистики показал, что при Куйвашеве в Свердловской области снизились инвестиции, вырос госдолг, «по темпам роста промышленного производства область как делила 18-19 места в стране в 2012 году, так и делит сейчас», да и вообще «человеческий, промышленный, экспортный потенциал области не используется».

Примером неэффективного управления областью, по словам депутата Вегнера, стал свердловский министр промышленности Сергей Пересторонин. Он не имеет никакого отношения к заводам и шахтам, зато дослужился до звания генерал-майора во ФСИН. «Пусть он хороший уважаемый человек, но, извините, у него совсем другая профессия — охранять зэков, а не минпром возглавлять, — говорит Вегнер и из частного делает общий вывод — «Министров бессмысленно тасуют как колоду, а они не способны управлять министерствами. Отсутствие специалистов и умения их привлекать — главные недостатки губернатора. Все же великий Сталин говорил, что кадры решают все».

Министр промышленности и науки Сверловской области Сергей Пересторонин. Фото: URA.RU/ТАСС

«Екатеринбург — это родина технической интеллигенции и на горнозаводском Урале достаточно промышленников, чтобы не назначать министром генерала ФСИН», — ворчит мэр Екатеринбурга и большой патриот Урала Евгений Ройзман.

Уральский политолог Федор Крашенинников подтверждает, что дела в экономике идут «скверно». «Строительство встало, и если в Москве для реанимации стройкомплекса запускают переселение пятиэтажек, то здесь понастроили безумных муравейников с маленькими квартирками, которые никто не покупает», — говорит он.

Сторонники губернатора пост Милова читали, и хотя спорить со статистикой трудно, они пытаются.

— Я бы не сказал, что все выглядит так плохо, как показывают цифры, которые приводит Володя. Ну не вижу я этого, просто не вижу! — говорит депутат-политолог Киселев.

— Не придумал же он эти цифры, — возражаю я депутату.

— Я доверяю Милову, но имею право не доверять статистике. Если вы побываете в том же Новосибирске, то разница колоссальная. Деревенский город, где не видно такого движения, как у нас.

Рыжков и вовсе сравнивает Милова с вождем октябрьской революции. «Если задаться целью, можно много чего доказать, но реальную ситуацию в области это не отражает. Пост Милова — это не наука, это ленинская работа с цифрами. У Ленина была работа «Развитие капитализма в России», где ему нужно было плохо написать про Россию, что она неразвитая, отстающая. Статистика — такая наука, что помогает скомпилировать очень многие вещи», — говорит чиновник.

Он, впрочем, признает, что до первой тройки регионов Свердловской области еще далеко. «Куйвашев пытается найти механизмы по прорыву в тройку в жилищном строительстве, инвестиционной привлекательности, продовольственной безопасности и промышленному производству. Он на втором сроке намерен заниматься, прежде всего, экономикой, и я думаю, успешно решит эту задачу», — говорит Рыжков.

Депутат Вегнер уверяет меня, что говорить о кризисе в свердловской промышленности нельзя. «Если кто-то вам такое сказал, то вам наврали полностью. У нас объем производства в натуральном выражении промышленности выше, чем в среднем по стране. У нас 107,8%, а по России — 101,2%. Мы по объему роста промышленности практически на уровне Китая», — говорит депутат и тут же отмечает, что на «Уралмаше» когда-то работало до 45 тысяч человек, а сейчас — меньше 3 тысяч, а Екатеринбург «превратился в торгово-банково-охранный город».

Не кажется вопиющей ситуация в области и замглавреда уральского сайта «Znak.com» Дмитрию Колезеву: «Закрывающиеся заводы — это реальность, в которой мы существуем года с 2008-го. Понятно, что денег мало, и с промышленностью проблемы, но чисто по ощущению мне не кажется, что происходит нечто апокалиптичное, чего не было в предыдущие годы».

Вегнер и Колезев сильнее всего критикуют Куйвашева за раздутый госдолг. «Если говорить о правлении нашего уважаемого Эдуарда Рейнгольдовича, то госдолг был 3—3,5 миллиарда, а сегодня мы только процентов за обслуживание платим 6,5 миллиарда в год. Накопленные долги тянут область вниз, и неясно, как эту проблему решить, так как источника зарабатывания денег не вижу», — говорит депутат.

Небесный ЗАГС

«Про Росселя можно сказать, что он построил хороший аэропорт и дорогу к нему, Мишарин сделал большой выставочный центр, хоть он и генерирует убытки, а Куйвашев ничего не оставил после себя за первые пять лет», — размышляет Колезев. Еще подумав, он вспоминает про «Ельцин-центр», но поправляется, что это в первую очередь федеральный проект.

«Пять лет Куйвашев потратил на борьбу с городом, поэтому чего-то прорывного, ярких решений, идей на будущее не прозвучало ни разу — все сводилось к борьбе за выживание. Есть программа новой пятилетки, но это иллюзия и фикция», — говорит культуролог, сотрудник Екатеринбургской академии современного искусства Дмитрий Москвин. Депутат Киселев губернатора защищает: «У Мишарина была идея фикс на всех надеть платочки и отправить в храмы, а Куйвашев начал говорить о возрождении инженерной школы».

Пожалуй, символом первого срока Куйвашева может стать недостроенная еще с советских времен телевизионная башня. Почти каждый мой собеседник, услышав вопрос о главных неудачах Куйвашева, сначала вспоминал именно о ней. Забыть о башне непросто — из-за высоты в 220 метров видно ее почти отовсюду.

Недостроенная телебашня в Екатеринбурге. Фото: РИА Новости

«Куйвашеву в какой-то момент решили лепить историю ярких успехов и устроили конкурс проектов того, что делать с башней», — говорит бывший депутат областной думы Евгений Артюх. В финал вышли десять проектов, например, «глобальный маяк», из вершины которого в небо светил бы луч света, или «Башня человечества» с отпечатками ладоней и башня с гигантским кольцом-туннелем на вершине для прогулок.

Предлагали, конечно, устроить на верхотуре и храм. Депутат-политолог Киселев усовершенствовал этот проект, о чем с гордостью рассказывает мне.

— «Атомстройкомплекс» предлагал изящный проект храма с внешними ступеньками, а я предложил классную идею поставить на вершину скульптуру Святой Екатерины. Ступенек в этой лестнице должно быть 1723 (год основания Екатеринбурга.Ред.). Это была бы мощнейшая достопримечательность для города и для страны.

Проект Green Hill Park. Кадр YouTube

В итоге на конкурсе победил проект Green Hill Park. Вокруг башни должен появиться парк, внутри — центр современного искусства, рестораны, гостиница и кинотеатр, а на верхней площадке — ЗАГС. Однако прошло уже четыре года, а башня не изменилась. «Идея, с одной стороны, красивая, а с, другой стороны, бредовая. Купили за 500 миллионов бюджетных рублей бетонную болванку. Теперь нет у нас ни ЗАГСа, ни 500 миллионов», — констатирует Артюх.

Коррупция или халатность?

«То, что мне попадалось на глаза, не всегда было про коррупцию или воровство, но очень много историй про неэффективность — например, автомобили для правительства полмиллиарда в год кушают. Я жду, что Куйвашев проиграет выборы и уедет обратно к себе в Тюмень. Весь потенциал Свердловской области зачем-то загоняется в неэффективность, и все сопровождается коррупционными историями в ведомствах», — говорит мне представляющая в Свердловской области Transparency International Екатерина Петрова.

«То, что Куйвашев стал врио — это вообще необъяснимо с точки зрения логики», — считает Евгений Артюх, который раньше возглавлял в Свердловской области проект Общероссийского народного фронта «За честные закупки» (ЗЧЗ). — Мы поверили, что можем всех чиновников вывести на чистую воду, ведь на наших глазах губернаторов начали отстранять, и нашли информацию о неэффективных и нецелевых тратах, исчислявшихся сотнями миллиардов рублей», — рассказывает Артюх.

Он приводит примеры. «Во-первых, комплекс «Екатеринбург-Экспо», который начали строить при Мишарине, а продолжили — при Куйвашеве. Вбухали 9 миллиардов, при этом напротив него стоит «Сима-ленд», конструктивно аналогичный объект на те же 50 тысяч квадратных метров, но обошелся он частнику в 2,5 миллиарда и приносит прибыль, а «Экспо» дает 600 миллионов убытков», — рассказывает Артюх. Об этом он докладывал на заседании ОНФ, где, по его словам, «все возбудились», «в области была истерика, все ждали, что Куйвашева не сегодня-завтра отправят в отставку».

Выставочный центр «Екатеринбург Экспо». Фото: РИА Новости

Петрова говорит о «странной» продаже акций аэропорта «Кольцово», которой занималась Счетная палата, а акции то терялись, то находились. «Акции были проданы Вексельбергу, было получено порядка 1,5 млрд рублей, но где эти деньги, непонятно», — говорит Артюх.

Бывший депутат рассказывает и о Корпорации развития Среднего Урала (КРСУ), которую в СМИ называют «прачечной». В нее, по словам Артюха, «закачали 7 млрд рублей», та учредила дочерние проекты, которые либо убыточны, либо банкроты.

— «Титановая долина» убыточна, у Центра развития малоэтажного строительства в поселке под Кольцово ни одного коттеджа не продано, общество «Развитие вокзалов Урала» — банкрот. Безумные бессмысленные траты! Вместо выставочного центра можно было 18 тысяч новых детских садов построить», — говорит Артюх.

«Не было ни одной проверки Счетной палаты, где бы сказали, что все нормально. Зачем нам такое управление, когда миллиарды в трубу уходят? Мне казалось, что уровень нарушений и конфликтность, которая была в городе, полноценно тянули на то, чтобы Куйвашева в отставку отправить, не дожидаясь срока», — возмущается Артюх.

Этого не произошло, зато в июне 2016 года в Екатеринбург на форум Общественной палаты приехал секретарь Общественной палаты Александр Бречалов. «Он прилюдно чуть ли не расцеловал губернатора, и активисты ОНФ, которые находили весь этот финансово-бюджетный разврат, спрашивали: «Это что такое? Нас слили, нас предали?» Создавался наш орган как альтернатива расследованиям Навального, а в итоге ОНФ превратился в отстойник, куда собрали буйных», — все еще разочарован Артюх.

Алексей Пьянков. Фото: РИА Новости

Без громкого коррупционного скандала с арестами в Свердловской области все-таки не обошлось. В апреле 2016 года были задержаны глава Министерства госимущества (МУГИСО) Алексей Пьянков и его заместители — по версии следствия, они получили взятки в размере 31,5 млн рублей в ходе покупки зданий для подготовки к чемпионату мира по футболу. «Губернатор выгораживает министра, утверждает, что тот невиновен. Когда произошла смена правительства, Куйвашев переназначил Пьянкова, находящегося под домашним арестом, а когда тот отказался, сделал его своим помощником на общественных началах», — рассказывает Москвин.

Два олигарха и храм

«Акцент Куйвашева на тяжелой промышленности абсолютно очевиден, и все крупные и средние промышленники плотно сотрудничают с областной властью», — хвастается бывший главный пиарщик губернатора Рыжков.

Плотнее других с губернатором сотрудничают двое — Игорь Алтушкин и Андрей Козицын, которым, по словам Крашенинникова, «он вообще не говорит нет». Козицын — это гендиректор УГМК (состояние, согласно журналу Forbes, — 4,3 миллиарда долларов), а Алтушкин — председатель совета директоров «Русской медной компании» (2 миллиарда долларов). «В области сложилась регентская модель управления. Куйвашев мало что решает при всем желании, а реальные рычаги управления у Тунгусова и Алтушкина с Козицыным, на которых губернатор замыкается», — негодует Артюх.

По словам журналиста Колезева, у губернатора с двумя металлургическими олигархами «такое невероятное взаимодействие», что УГМК за свои деньги на выборах в заксобрание размещало плакаты с Куйвашевым.

Между собой и с горожанами Козицын и Алтушкин взаимодействуют на почве религии. Несколько лет назад они восстановили в центре Екатеринбурга колокольню «Большой Златоуст», а в прошлом году стало известно об их желании построить Собор во имя святой великомученицы Екатерины прямо на городском пруду. Куйвашев проект храма, который противники строительства окрестили «капкейком», одобрил.

Проект храма Святой великомученницы Екатерины в Екатеринбурге. Фото: e1.ru

У Козицына репутация в области неплохая, во всяком случае противники храма его имя упоминают куда реже. Депутат Вегнер и вовсе говорит, что «двумя руками» проголосовал бы за председателя УГМК на выборах губернатора. «Это офигительный управленец, человек, который заработал состояние, и мы все видим, как он им управляет и какой у него социально ответственный бизнес, хотя мог бы как Вексельберг купить золотые яйца и раскрашивать их каждый день и грабить область», — говорит он.

По его мнению, Алтушкин решил строить храм, чтобы быть не хуже Козицына. «Все говорят, какой охрененный музей техники [в Верхней Пышме] построил Козицын, и Алтушкину тоже захотелось [славы]. Неясно, зачем в одном месте столько храмов, но надо же, чтобы было на виду и все говорили, что это Алтушкин построил. Но ему 100% гореть в аду за гордыню», — говорит депутат.

У «Русской медной компании» Алтушкина крупных активов в Свердловской области нет, зато, по словам политолога Москвина, у него есть претензия быть новым Демидовым (династия Демидовых создала горнодобывающую промышленность на Урале.Ред.). При этом он строит новую штаб-квартиру РМК по проекту Нормана Фостера. «У человека одновременно в голове функционируют две противоположные картины мира», — удивляется политолог.

Игорь Алтушкин. Фото: РИА Новости

Несогласные со строительством «Храма-на-воде» архитекторы, художники и общественные деятели учредили «Комитет защиты пруда». Они утверждают, что не против строительства храма как такового, но предлагают отодвинуть его от пруда, чтобы сохранить в нынешнем виде водоем и конструктивистский ансамбль стадиона «Динамо». «Власти говорят, что это будет яркое место и туристический бренд, но они несильно отягощены размышлениями о городском развитии, урбанистике и формировании комфортной городской среды. Абсолютно барская позиция: хотим, и все», — говорит один из лидеров движения Москвин.

Архитектор храма Михаил Голобородский заявил, что место на пруду выбрано, потому что «свидетельство реального присутствия бога на земле должно находиться в центре города на открытом пространстве и быть максимально воспринимаемо».

«С той стороны несколько тысяч активных православных, и с нашей стороны несколько тысяч защитников города. Этот беспрецедентный раскол напоминает то, что происходило в 2014 году относительно Крыма», — объясняет Москвин. Он уверен, что настояв на строительстве, губернатор город потеряет, поскольку в Екатеринбурге лишь 2-3% горожан ходят в церковь.

Не очень понятно, зачем Куйвашев поддержал такой неоднозначный проект, да еще и в выборный год. Москвин полагает, что УГМК «не сильно готова поддерживать все инициативы Куйвашева, поэтому губернатор опирается на олигарха Алтушкина, который искренне хочет построить храм». «Один депутат говорил мне, что это монахи Афонского монастыря сказали Алтушкину, что в Екатеринбурге надо обязательно построить храм, иначе никак», — говорит Москвин, который предполагает, что за разрешение построить «Храм-на-воде», бизнесмен проспонсирует кампанию Куйвашева.

Реальная борьба за пруд началась в 2017 году на Пасху. Сначала Комитет защиты пруда провел флешмоб «Обними пруд», когда примерно полторы тысячи людей взялись за руки, выстроившись вокруг него. Власти же на Пасху провели крестный ход с благословением места строительства. «Они превратили крестный ход в политическое шествие, и митрополит сказал, что здесь будет храм», — рассказывает Москвин.

22 мая администрация Екатеринбурга опубликовала проектную документацию и разрешение на строительство храма. «С юридической точки зрения все этапы согласования пройдены. Были общественные слушания, было обсуждение на уровне города и области. Есть группа людей, которые против, но 99% никогда не будет за строительство. Абсолютно точно, что у большинства населения проект не вызывает отторжения, а у тех, кто против, идет самораскрутка, но база этих людей не расширяется», — объясняет советник главы администрации области Рыжков.

— Отказываться губернатор от этой идеи не будет?

— Скорее всего, нет. Надо еще с общественностью поработать, доубедить людей. Наша епархия к этому процессу подключится.

Мэр города Евгений Ройзман строительство храма аккуратно, но поддерживает. «Из этого внутригородского конфликта нужно выходить, причем очень спокойно, садиться «глаза в глаза», с одной стороны, делать мощную презентацию, показывать плюсы, а с другой, выслушивать претензии горожан, искать компромиссы», — говорит он.

— Но в целом вы за?

— В целом это очень мощный проект, но он может быть осуществлен, только если застройщики смогут договориться с горожанами.

— А мощность в чем? — уточняю я.

— Он очень крутой, очень красивый. Но почему не собрали людей, не объяснили, не убедили? Им пофиг, сказали, что храм будет, и все. Людей за скотину безмолвную принимают. Будет храм, налоги, «Платон», и вы все съедите. Все это будет, и никуда вы не денетесь.

Екатеринбург

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera