Сюжеты

Где, кого, за что

Громкие процессы недели

Этот материал вышел в № 57 от 31 мая 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Новая газета»

«Вас что, бес попутал?»

Продолжают выносить приговоры по событиям 26 марта

Юрий Кулий в суде. Фото: Кирилл Зыков / mskagency.ru

Суд: Тверской районный суд
Статья: ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти»)
Подсудимые: Александр Шпаков, Юрий Кулий, Станислав Зимовец
Стадия: вынесены приговоры, определение меры пресечения
Срок: 1 год 6 месяцев в колонии общего режима и 8 месяцев колонии-поселения, продление ареста

Тверской суд Москвы признал столяра из Люберец, Александра Шпакова, виновным в нападении на полицейского 26 марта во время акции «Он вам не Димон» и приговорил к 1,5 года колонии общего режима.

Дело слушалось в особом порядке: постановление приговора без проведения судебного разбирательства. Шпаков признал себя виновным.

Прокурор Лариса Сергуняева сухо зачитывала: 26 марта, район Тверской улицы, Шпаков якобы пытается преградить движение автозаку с задержанными и открыть дверь. Подполковник Валерий Гонников пытается воспрепятствовать Шпакову, после чего у Шпакова возникает «преступный умысел». «Он нанес Гонникову не менее двух ударов кулаком в область головы, осуществив насилие, не связанное с угрозой жизни или здоровью».

Шпаков сказал, что не имел «преступного умысла», «просто… так получилось».

Адвокат Сергей Бадамшин просил приобщить к материалам дела справку из больницы о том, что у Шпакова есть хронические заболевания.

В суд пришли мать Шпакова Наталья Алексеевна, инвалид III группы, и дочь Алиса — студентка.

— А были у вашего сына какие-то проблемы с милицией? — уточняет Бадамшин у мамы, тяжело опирающейся на трость, но не успевает договорить: Наталья Алексеевна его прерывает: «От милиции он как от ладана! Мы все знаем: тронешь милицию — тебе дорого встанет».

Дочь Шпакова рассказала, что ее обучение оплачивает отец.

— Подсудимый, поясните свое отношение к содеянному, — требовала прокурор.

— Раскаиваюсь.

— Раскаиваетесь? А потерпевшему ничего сказать не хотите?

Шпаков снова принес свои извинения полицейскому Гонникову. Который, в свою очередь, попросил о снисхождении к подсудимому:

— Ну он выпивший, наверно, был. Вот и попал в такую ситуацию. Он понес достаточное наказание.

Тем не менее «с учетом общественной опасности и характера содеянного» прокурор попросила приговорить Шпакова к двум годам колонии.

Свое последнее слово Шпаков читал по заготовленной записи — волновался. Попросил оставить на свободе с матерью и дочерью. «От вашего решения зависит моя судьба».

В тексте приговора судья Стеклиев продублировал все то, о чем говорила прокурор. Итог: 1,5 года колонии общего режима. 2 месяца из этого срока подсудимый уже провел в СИЗО. Защита обжалует решение суда.

Неделей ранее судья Тверского суда Мария Сизинцева также вынесла первый приговор по событиям 26 марта. 27-летний актер Юрий Кулий получил 8 месяцев колонии-поселения. Хотя он также согласился на «особый порядок» и признал вину.

Показания против Кулия кроме «потерпевшего» омоновца дал Александр Петрунько (активист прокремлевской организации SERB, известный тем, что, по свидетельствам очевидцев, плеснул недавно в глаза Алексею Навальному зеленкой). Как рассказал «Новой» адвокат Алексей Липцер, в показаниях Петрунько утверждал, что «видел, как Кулий взял за руку сотрудника полиции, пытался затащить его в толпу агрессивно настроенных граждан и что-то еще кричал, типа «давайте, хватайте его».

О происходившем в зале суда «Новой газете» рассказала правозащитник Алла Фролова, наблюдавшая за процессом. Прокурор Лариса Сергуняева заявила, что Кулий совершил преступление в отношении росгвардейца Гаврютина (ранее его путали с омоновцем Гавриловым, фигурировавшем в качестве потерпевшего в «болотном деле». — Ред.), а именно, «реализуя внезапно возникший преступный умысел, взявшись за резиновую палку Гаврютина, схватил его за плечо, тем самым причинив физическую боль».

— Вину признаю, но в толпу полицейского не тянул, — сказал на это Кулий.

— Как не тянул? — перебила его судья Сизинцева. — Вы обвинение слышали? Там написано, что тянул! Признаёте вину или нет?

— Признаю, — сказал Кулий и рассказал про семью, в частности — про прадеда, который работал на Лубянке, бросил пресс-папье в помощника Берии и был отправлен воевать под Сталинград.

— Смотрите, какая семья у вас хорошая. Вас-то что бес попутал? А вы знаете, что нельзя к сотрудникам применять насилие?

— Но у меня же не было никакого злого умысла. На видео видно, что никаких прямых ударов не было. Разнимал их просто, — попытался объяснить Кулий.

— Так вы не признаёте вину, что ли? Так мы и договоримся, что вы…

— Признаю, — еще раз подтвердил актер.

— А мама-то что сказала, когда узнала, что вы участвовали на несогласованном митинге? — с воспитательными нотками в голосе спросила Сизинцева.

— Сказала, что дуралей. Да мне и друзья все написали: дурень, куда полез? Мне тоже хватило этих полутора месяцев под стражей, чтобы открылись мне тайные познания ума… Это не очень хороший поступок. Раскаиваюсь и извиняюсь.

Прокурор запросила для Кулия два года реального лишения свободы.

В последнем слове подсудимый упомянул про «доблесть полиции, стоящей на страже порядка». Сказал, что больше никогда на митинги ходить не будет, и попросил прощения у росгвардейца Гаврютина «за причиненные страдания».

Тем не менее судья Сизинцева постановила: «исправление» возможно только в условиях реального лишения свободы. Срок: 8 месяцев в колонии-поселении.

Отвечая на вопрос журналистов, почему согласился на особый порядок, Кулий ответил, что рассчитывал на условный срок. Его защита уже обжаловала решение.

Еще одного участника акции 26 марта, жителя Волгограда, приговорили к полутора годам лишения свободы условно. По версии следствия, студент исторического факультета Волгоградского социально-педагогического университета Максим Бельдинов во время акции с разбега пнул ногой полицейского, который пытался задержать ребенка. Обвиняемый написал явку с повинной и признал вину, отметив, что так он поступил из-за того, что увидел, «как нарушаются конституционные права».

Суд над еще одним фигурантом акции «дела 26 марта» Станиславом Зимовцом начался 29 мая — его обвиняют в нападении на полицейского. Зимовец заявил в Тверском суде, что не признает вины и попал силовику по ягодицам кирпичом случайно. Сам потерпевший боец Нацгвардии в суд не явился. Также Зимовец отказался от досудебного соглашения о рассмотрении дела в особом порядке, объяснив это тем, что в начале следствия ему не дали позвонить, не кормили, не давали спать, фактически применяли пытки, поэтому он согласился на «особый порядок», который ему, впрочем, не разъяснили.

Судья Ермакова продлила обвиняемому содержание под стражей сразу на полгода — до ноября.

Александра Букварёва,
Никита Всесвятский,
Вера Челищева

«В Крыму я на матрасе по волнам рассекаю»

Высокий суд Лондона заочно арестовал экс-сотрудника МВД Павла Карпова за неповиновение суду

25 мая Высокий суд Лондона выдал ордер на арест бывшего следователя МВД и фигуранта «дела Магнитского» Павла Карпова за нарушение решения суда о выплате фонду Hermitage Capital компенсации в размере 650 тысяч фунтов стерлингов по делу о защите чести и достоинства.

«Постановляю, что судебные приставы и констебли обязаны арестовать истца [Павла Карпова] и привести его в суд для рассмотрения вопроса об исполнении указа о заключении в тюрьму», — говорится в решении Высокого суда.

В 2013 году Карпов проиграл поданный к Hermitage Capital иск о клевете (фонд среди других лиц обвинял его в причастности к уголовному преследованию и смерти Магнитского). Суд расценил действия Карпова как злоупотребление правосудием и отклонил иск как диффамационный, обязав оплатить юридические расходы Hermitage в полном объеме.

Денег фонд не увидел и в 2016 году обратился в суд с требованием привлечь Карпова к ответственности, но экс-следователь не явился на заседание. В сентябре 2016 года суд Лондона признал Павла Карпова виновным в неуважении к суду и приговорил его к трем месяцам тюрьмы. При этом суд отложил исполнение приказа до декабря, дав возможность Карпову представить дополнительные материалы, объясняющие неявку в суд. Однако и в декабре Карпов никуда не явился. Агентству «Интерфакс» экс-следователь тогда заявил, что в Лондон больше не собирается: «Я изначально обратился в лондонский суд за защитой, а теперь от этого суда мне самому нужна защита».

За несколько месяцев до решения суда, в июле 2016 года, Карпов, как рассказали «Новой» в Hermitage, направил юристам фонда сообщение следующего содержания: «В КРЫМУ я на матрасе по волнам рассекаю, И в люксе ИНТУРИСТА в июле отдыхаю», «Сбербанк исправно платит семнашку в месяц мне, рассчитывать вы можете на несколько у.е».

И вот 25 мая Высокий суд в итоге вынес решение о выдаче ордера на арест подполковника в отставке Карпова.

Напомним, юрист Hermitage Capital Сергей Магнитский скончался 16 ноября 2009 года в СИЗО, куда был помещен по подозрению в незаконном возврате якобы излишне уплаченного налога. Независимые экспертизы свидетельствовали о применении к нему пыток и истязаний, однако Следственный комитет отказался привлечь причастных лиц к ответственности.

Вера Челищева,
«Новая»

Где, кого, за что

Дело математика

Пресненский суд Москвы продлил срок ареста Дмитрию Богатову до 30 июня. Судья Татьяна Васюченко посчитала доводы следствия и прокуратуры достаточными, и это притом что никаких новых доказательств виновности математика Богатова не появилось: обвинение просто повторяло апрельские аргументы.

Напомню, Богатов был арестован 10 апреля. Первоначально он подозревался в призывах к массовым беспорядкам (ч. 3 ст. 212 УК РФ), размещая в интернете под ником «Айрат Баширов» «крайне экстремистские» сообщения. Ранее — 7 апреля — суд отказался арестовывать математика, но ему в этот же день перепредъявили обвинение по двум более суровым статьям: публичные призывы к терроризму (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ) и попытка организации массовых беспорядков (ст. 30, ч. 1 ст. 212 УК РФ). И это суд посчитал убедительными аргументами, отправив Богатова в СИЗО.

Доводы адвокатов, к примеру, о том, что «Айрат Баширов» продолжает размещать в интернете свои комментарии и что следствием не представлено доказательств, что «Баширов» — это ник именно Богатова, суд проигнорировал.

Дело дальнобойщиков

24 мая, в 18 часов, на 51-м километре МКАД на митинге дальнобойщиков были задержаны 20 человек. В их числе — Светлана Родионова и Надежда Куражковская: женщины пытались выяснить у полицейских, на каком основании происходит задержание, и в результате были задержаны сами. При этом к ним применяли физическое насилие, о чем они сразу же после доставления в ОВД «Очаково-Матвеевское» написали заявления, — рассказала «Новой» правозащитник Алла Фролова.

Поздно вечером задержанных из ОВД отпустили — кого-то без протоколов, кому-то оформляли «стандартную» и самую «легкую» статью 20.2 ч. 5 КоАП («нарушение правил проведения митинга»). Светлане и Надежде решили оформить нечто другое — «невыполнение законных требований сотрудника полиции» (ст. 19.3 КоАП), предполагающую административный арест, и оставили их в ОВД на ночь. И это притом что Надежда Куржаковская беременна и имеет несовершеннолетних детей.

Женщины провели всю ночь, сидя на стульях в коридоре ОВД, им не давали ни есть, ни пить, и никакие протоколы в отношении них не составлялись. Общественных защитников пускать внутрь полицейские категорически отказывались.

Переломить ситуацию удалось только на следующий день к вечеру, с приездом в ОВД «Очаково-Матвеевское» членов ОНК Дмитрия Пискунова и Анастасии Гариной. «Когда они приехали, сразу пустили и защитников, стали составлять протоколы — через сутки после фактического задержания! В итоге около шести вечера их отпустили под обязательство о явке в суд», — рассказала Алла Фролова. В Никулинский суд Родионова и Куражковская явились 26-го.

Дело «Роснано»

Черемушкинский суд Москвы постановил поместить под домашний арест на три месяца экс-руководителя «Роснано» Леонида Меламеда и бывшего финансового директора госкорпорации Святослава Понурова, которых обвиняют в растрате более 220 миллионов рублей. При этом суд отклонил ходатайства о прекращении этого резонансного дела и возвращении его в прокуратуру. Прокуроры просили отправить обоих фигурантов под арест, ссылаясь на рапорт оперативного сотрудника ФСБ, согласно которому, оставаясь на свободе, они могут скрыться. Но судья Мария Барабанова сочла «достаточной» такую меру, как домашний арест. В то же время возвращать дело обратно в прокуратуру (как просили потерпевшие) и прекращать дело по ходатайству защиты за отсутствием как самого события, так и состава преступления, а также при отсутствии заявления об ущербе со стороны потерпевшего, суд не нашел оснований. Вопрос о наличии или отсутствии ущерба будет установлен в ходе разбирательства, постановила судья.

На следующий день Генпрокуратура вернула дело о растрате в «Роснано» обратно в Следственный комитет. Однако спустя несколько часов генпрокурор Юрий Чайка отменил решение своего заместителя и направил уголовное дело в суд.

Меламед своей вины не признает. В самой госкорпорации «Роснано» заявляют об отсутствии ущерба и законности действий подозреваемых. 30 мая началось рассмотрение дела по существу.

Библиотечное дело

В Мещанском суде Москвы подошел к концу судебный процесс над бывшим директором Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной. Ее обвиняют в возбуждении ненависти либо вражды, совершенном с использованием служебного положения (наказание предусматривает от 3 до 6 лет лишения свободы), и растрате в особо крупном размере (до 10 лет лишения свободы). На прениях гособвинитель запросил 5 лет условно и с испытательным сроком 5 лет. Приговор огласят 1 июня.

Александра Букварёва,
Андрей Дубровский,
Ирек Муртазин,
Вера Челищева,

Сергей Лебеденко

Теги:
суды
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera