Комментарии

Cемь мусульманских стран разорвали отношения с Катаром. Что происходит?

Объясняют востоковеды Александр Шумилин и Василий Кузнецов

Фото: «Новая газета»

Политика

Вера Юрченкокорреспондент

14

Сразу семь государств — Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет, Объединенные Арабские Эмираты, Йемен, Ливия и Мальдивы — разорвали дипломатические отношения с Катаром. Страны потребовали вывода всех катарских дипломатов со своей территории в течение 48 часов, а также заявили о приостановке транспортного, морского и воздушного сообщения с государством.

Доху обвиняют в поддержке террористических группировок: «Исламского государства», «Аль-Каиды» и «Братьев-мусульман» (все организации запрещены в РоссииРед.).

Власти Катара в ответ заявляют: против страны ведется «провокационная кампания», реальных причин для разрыва отношений не существует: «Цель ясна — установление попечительства над государством. Это нарушение его суверенитета, что категорически запрещено».

Медийность и без того большому дипломатическому скандалу добавляет тот факт, что разразился он вскоре после визита президента США Дональда Трампа (США — традиционный союзник Катара, в стране находится большая военная база американцев) на Ближний Восток — в Саудовскую Аравию и Израиль, где Трамп искал и нашел поддержку для давления на Иран. И тут вдруг — скандал. 

Что случилось? И насклько это серьезно? По просьбе «Новой газеты» ситуацию комментируют востоковеды Александр Шумилин (институт США и Канады РАН) и Василий Кузнецов (Институт востоковедения РАН).

Скандал сильно переоценен


Василий Кузнецов, руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН: Форма разрыва отношений в медиа переоценивается. Несколько лет назад страны уже разрывали отношения похожим образом.

У Катара и его соседей есть давние противоречия


Александр Шумилин, глава Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН: Катар, как и Турция, не считает «Братьев-мусульман» ни экстремистской, ни террористической организацией, а монархии Персидского залива — наоборот.

Василий Кузнецов: Последние 7-8 лет отношения между Катаром и Саудовской Аравией, действительно, сложные. Они особенно обострились в период «арабской весны» (2011), когда страны оказались по разные стороны баррикад в связи с событиями в Египте: Катар поддерживал «Братьев-мусульман», а Саудовская Аравия помогала приходу к власти Абдель Фаттаху ас-Сиси. Сегодня у Дохи и Эр-Рияда не сходятся позиции и по Ливии, и по Сирии. И там, и там они спорят, какую часть оппозиции следует поддерживать.

Справка

Движение «Братья-мусульмане» появилось в 1928 году в Египте как реакция на исчезновения в 20-х годах Османской империи. Основатель движения, исламский праповедник Хасан аль-Банна,  и его сторонники выступали за создание исламского государства, которое могло бы противостоять западной идее светского государства.

В июне 2012 года представитель движения Муххамед Мурси одержал победу на президентских выборах в Египте, а спустя год был свергнут в результате государственного переворота. В сентябре 2013 года суд запретил деятельность организации в Египте. 

«Братья-мусульмане» признаны террористической организацией в России, Египте, Бахрейне, Сирии, Саудовской Аравии и ОАЭ.

Разница в отношениях с Ираном


Александр Шумилин: Новый правитель Катара, которого (отчасти) можно считать человеком западного видения, считает, что отношения с Ираном не должны быть на 100% враждебными, подразумевая на горизонте стратегическое сотрудничество. Такой подход противоречит дипломатической практике арабских соседей Катара, которая сводится исключительно к враждебной риторике и совместным действиям против тех, кого поддерживает Иран (а также хуситов в Йемене и Асада в Сирии).

Василий Кузнецов: В Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива есть две страны, Бахрейн и Саудовская Аравия, которые воспринимают Иран как внутреннюю угрозу. Для них шиитское население, проживающее на их территориях, считается протестной «пятой колонной». Более сдержанную позицию в отношении Ирана имеют Оман и Кувейт. Сложная ситуация с ОАЭ. С одной стороны, это второй после Саудовской Аравии лидер Совета. Однако, при всей согласованности позиций, для Дубая Иран остается первым торговым партнером. Катар всегда заявлял о себе как о самостоятельной силе. Для поддержания этого представления Доха использовала в качестве инструментов финансы и телеканал «Аль-джазира (его, кстати, уже начинают кое-где запрещать на фоне дипломатического скандала)». При этом амбиции Катара ничем не подкреплялись из-за небольших возможностей вооруженных сил и уязвимого географического положения (единственная сухопутная граница с Саудовской Аравией).

Связан ли скандал с недавним визитом Трампа в Саудовскую Аравию? Нет
 

Василий Кузнецов: Сейчас многие спекуляции связаны с визитом Трампа в Саудовскую Аравию. Но они не обоснованы, разве только самим фактом визита Трампа и мифом о том, что американский след есть везде. Процессы происходят внутри Залива, и связаны они с расхождением внутри Совета сотрудничества арабских государств.

Что стало поводом для возгорания старых противоречий? Две версии


Александр Шумилин: Внезапный инцидент. Катарское новостное агентство разместило от имени эмира речь, из которой следовало: надо выстраивать отношения с Тегераном, а не подвергать его санкциям. Это моментально вызвало скандал. Министерство иностранных дел Катара попробовало оправдаться, что заявление — дело рук хакеров. Но Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн публично «хлопнули дверью», а вскоре к ним присоединились и союзники. И это объяснимо. Как уже было сказано: «заявление эмира» выглядело достаточно правдоподобно на фоне общих политических тенденций в Катаре.

Василий Кузнецов: Заявление Катара по Ирану, которое якобы опубликовали хакеры, — одна из версий. Вторая версия — в рамках курса создания «арабского НАТО», при поддержке американцев, саудовцы решили ужесточить отношения с Ираном.

Обвинения Катара в поддержке Дохой ИГ и «Аль-Каиды» тоже — спекуляции


Александр Шумилин: Эти обвинения Катара совершенно надуманные. Они сделаны для того, чтобы загнать Катар в угол и заставить его следовать утвержденной (антииранской) линии.

Чем может ответить Катар?


Василий Кузнецов: У Катара есть возможности для противодействия.

«Прежде всего, Катар может выйти из соглашения по заморозке добычи нефти, что очень негативно скажется на ценах на сырье».

Другой вариант — воспользоваться внутренним конфликтом в Саудовской Аравии, где принцы Мухаммад ибн Наиф и Мухаммад ибн Салман борются за наследство пожилого короля Салмана. Катар может это каким-то образом использовать, но это угрожает самому Катару, который при достижении «крайней точки» не сможет противостоять Саудовской Аравии в военном отношении.

Как скандал отразится на жизни самих катарцев?


Василий Кузнецов: Да, ряд стран предписал катарцам вернуться на родину в течение 14 дней. Но для небольшого населения небольшой страны с одним из самых высоких в мире ВВП это не проблема.

Чем все кончится? И когда?
 

Александр Шумилин: Несомненно, дипломатические отношения вскоре будут восстановлены. Как только Катар подтвердит свою приверженность единству с соседними монархиями, ситуация разрешится.

Василий Кузнецов: Есть два варианта разрешения конфликта. Первый — Катар идет на уступки, в кулуарах достигаются договоренности с Саудовской Аравией, и все возвращается на круги своя. Далее наступает «тихий» период, который вовсе не означает разрешения противоречий.

Второй: Эр-Рияд может принять решение о том, что будет добиваться смены династии в Катаре. Дело это опасное, такого опыта в Заливе еще не было. При этом для соседний государств это будет означать, что единство Залива нарушену, и все могут оказаться под угрозой.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera