Сюжеты

Где, кого, за что

Громкие процессы недели

Этот материал вышел в № 60 от 7 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Украинского языка не знаю, но скажу…»

Четыре года условно. За что осудили экс-директора Библиотеки украинской литературы и что не так с этим делом?

Суд: Мещанский районный суд Москвы
Подсудимая: бывший директор Библиотеки украинской литературы Наталья Шарина
Статья: п. 2 ст. 282 УК («Возбуждение ненависти либо вражды с использованием служебного положения»), ч. 4 ст. 160 УК («Растрата»)
Стадия: вынесен приговор
Срок: 4 года условно

5 июня Мещанский суд Москвы признал Наталью Шарину виновной в возбуждении ненависти и вражды, а также растрате имущества на сумму 2,178 миллиона рублей. Год и семь месяцев Шарина провела под домашним арестом. Это время зачтут в срок наказания.

За что

Первое дело в отношении Шариной по экстремистской статье было открыто еще в 2010 году. Его возбудили после того, как бывший сотрудник библиотеки Сергей Сокуров написал заявление на Шарину. В этом деле речь также шла о книгах и газетах, признанных специалистами Института языкознания экстремистскими, которые закупила еще предыдущий директор библиотеки Валентина Слюсарчук. Позднее, летом 2011 года, Шариной предъявили обвинение по статье 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Через месяц обвинение сняли, предоставив право на реабилитацию, однако дело не закрыли. И именно в рамках него в октябре 2015 года в библиотеке прошли обыски. Тогда с заявлением в полицию внезапно обратился муниципальный депутат района Якиманка Дмитрий Захаров. Во время обыска следователи изъяли запрещенную книгу — «Война в толпе» Дмитро Корчинского и брошюры запрещенной в России украинской националистической организации УНА-УНСО. 57-летнюю Шарину закрыли в СИЗО, но через несколько дней выпустили под домашний арест.

В апреле 2016 года в деле Шариной появилась новая статья — «растрата». По версии следствия, директор потратила 2,3 млн рублей, предназначенных для выплаты зарплаты юристам библиотеки, на свою защиту в суде.

Позиция защиты

Наталья Шарина вину не признавала с самого начала. «Библиотека не разделяет, какие там взгляды сегодня в Украине, — говорила она в суде. — Именно читатель, прочитывая содержание книги, делает из нее выводы на основании своего жизненного или образовательного опыта».

Она не раз заявляла, что изъятые во время обыски книги не хранились в фонде библиотеки, на них даже не было обязательного штампа учреждения. По словам бывшего директора, в 2010-м году все изъятые книги были помещены в спецхран, поэтому в 2015-м году ни одной из них не могло быть ни в абонементе, ни в читальном зале. Сотрудники библиотеки, опрошенные судом, также заявляли, что книги, вероятно, просто были подброшены во время обыска.

Адвокаты Шариной говорили суду, что эксперт Тарасов проводил экспертизу 24 «экстремистских» книг, не зная украинского языка: «Нет ни одной книги, в которой он не нашел бы признаков экстремизма. Даже в детском журнале «Барвинок» нашел!» Более того: «Книга Корчинского, которую они изымали в ходе второго обыска, уже была изъята в ходе первого, она должна была находиться в распоряжении органов следствия. Поняв это, они где-то раздобыли такую же книгу, но уже без штампов библиотеки. Но это другое издание, и у него немного другое название, другой год выпуска и другое количество страниц», — добавлял адвокат Иван Павлов.

Что касается эпизода «растраты», то после первого обыска по делу об экстремизме руководство департамента культуры Москвы и библиотека действительно обратились к адвокату Александру Екиму. Он был на допросах, готовил жалобы.

— Сумма гонорара Екиму была согласована с управлением департамента культуры, о чем свидетельствуют документы, и составила 297 тысяч рублей, которые были выплачены в три квартала, так как в квартал можно было выплатить не более 100 тысяч рублей, — объясняла Шарина.

О том, что дело в отношении Шариной сфабриковано, по мнению защиты, свидетельствует и само постановление следователя Дмитрия Лопаева о принятии уголовного дела к своему производству. Документ подписан 28 октября 2015 года в 23.58. Последующие бумаги были подписаны на две минуты позже. То есть все документы об уголовном производстве в отношении Шариной были приняты всего за две минуты… И следователь в суде это признал.

«Вы привносите в работу библиотеки то, что ей не свойственно. Кому необходимо прочитать Корчинского, спокойно могут сделать это в интернете. За содержание несут ответственность издание и автор. Мне бы не хотелось, чтобы через несколько лет вспоминали, что было вот такое дело «библиотекаря», потому что это стыдно, — говорила в последнем слове Шарина. — Я не считаю себя ни в чем виновной, прошу оправдать меня, не говорю уже об извинениях и реабилитации».

Прокурор Людмила Баландина, длинноволосая дама на высоких каблуках, просила признать Шарину виновной по всем эпизодам и приговорить к пяти годам условно, а также ограничить право работать на госслужбе в течение трех лет и частично взыскать около 2,2 миллиона рублей за причиненный «ущерб» библиотеке. Судья Елена Гудошникова через несколько дней так и сделала, только дала на год меньше: 4 условно с испытательным сроком 4 года. Сидевшая на скамье подсудимых Шарина облегченно вздохнула: мера пресечения в виде домашнего ареста теперь отменена. Тем не менее она намерена обжаловать решение суда.

Никита Всесвятский,
Александра Копачева,

«Новая»

«Упущения при работе с личным составом»

В Краснодаре экс-полицейский с подельником получили на двоих 36 лет тюрьмы за изнасилования и убийство несовершеннолетней

Суд: Краснодарский краевой
Подсудимые: Иван Сорокоумов, Сергей Калганов
Статьи: ч. 5 ст. 134, ч. 4 ст. 135, ч. 2 с. 133, 131, 132, ч. 2 статьи 105 УК РФ.
Стадия: вынесен приговор
Срок: 23 года и 13 лет соответственно

Сорокоумов, бывший инспектор по делам несовершеннолетних города Горячий Ключ, признан виновным в сексуальных связях с девочками, не достигшими 16-летнего возраста, в том числе группой лиц по предварительному сговору, понуждении к половому сношению с использованием зависимости несовершеннолетней потерпевшей, изнасиловании потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста, а также убийстве малолетнего в беспомощном состоянии, сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера.

Как рассказал «Новой» адвокат Александр Попков, представлявший интересы потерпевших по инициативе организации «Зона права», согласно материалам следствия, 23-летний полицейский с середины января по конец августа 2015 года периодически вывозил в лес и насиловал свою первую жертву — девушку младше 16 лет. В одном из этих эпизодов участвовал его знакомый Сергей Калганов. В феврале и марте 2015 года Сорокоумов вывозил в лес другую несовершеннолетнюю. С мая по август 2015 года появилась и третья жертва, которой на момент первого изнасилования было всего 11 лет.

31 августа 2015 года после очередного изнасилования девочки, Сорокоумов узнал о том, что ребенка разыскивают родственники. Испугавшись, он решил не возвращать ребенка домой, а вывел девочку из машины, достал из багажника биту и тремя ударами ее убил, после чего труп выбросил в реку. Задержали Сорокоумова на следующий день.

По словам адвоката потерпевших, из 23 назначенных ему лет лишения свободы семь Сорокоумов проведет в тюрьме, остальные — в колонии строгого режима. Также ему назначен приговором курс психиатрического лечения.

В адрес руководства УМВД по Краснодарскому краю судья вынес частное постановление «за упущения при работе с личным составом».

Александра Букварёва,
для «Новой»

«Учил воровать и стрелять…»

В Липецке арестован критиковавший местную полицию эксперт Движения «За права человека»

Суд: Усманский районный
Подсудимый: Андрей Осмачкин
Стадия: избрание меры пресечения
Решение: арест на 2 месяца

26 мая 2017 года эксперт движения «За права человека» Андрей Осмачкин явился по повестке в Усманскую полицию по делу о некоей краже, после чего пропал, и только на следующий день, 27 мая, выяснилось, что он задержан и ему инкриминируется «вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступлений», «незаконное хранение оружия» и «незаконное хранение наркотиков». В доме, где он проживает с женой и дочерью, провели обыск. Позже выяснилось, что у самого Осмачкина при задержании «обнаружили» наркотики и патроны.

Осмачкин, в прошлом успешный предприниматель, вступивший в конфликт с местными правоохранителями и занявшийся правозащитной деятельностью, — неоднократно подвергался различным преследованиям. Началось все с поджогов его дома и юридического агентства, которое Осмачкин основал в Усмани для оказания бесплатной помощи жителям. А в конце 2013 года на Осмачкина и его клиента Ивана Труфанова возбудили уголовное дело об угоне автомобиля. Незадолго до этого Осмачкину удалось отстранить от службы главу оперативно-разыскной части районного отдела полиции Александра Фролова. Вскоре после того, как дело завели на самого Осмачкина, Фролова восстановили на службе.

В деле не было ни отпечатков пальцев, ни анализа биологических следов. «Потерпевший» в суде рассказывал, что о попытке угона ему сообщили полицейские, сам он ничего не видел.

Осмачкин несколько месяцев находился под стражей, но вскоре оправдали. Освободившись, он продолжил работать экспертом движения «За права человека», баллотировался на пост уполномоченного по правам человека Липецкой области.

Коллеги Осмачкина пока затрудняются сказать, какие действия Осмачкина могли стать поводом для заведения нового дела: «У него много недоброжелателей». Что касается новых обвинений, то формальной причиной стало заявление, которое написал мальчик-сирота —  будто бы Осмачкин учил его «воровать, стрелять и велел приносить краденое ему». Парня вместе с братом арестовали по обвинению в краже, и, как полагают в движении «За права человека», вполне вероятно, что на него оказали давление, чтобы он оговорил правозащитника, ведь после этого молодого человека освободили, где он сейчас, никто не знает.

А. Б.

Где, кого, за что

Дело «Огней Москвы»

В Больнице имени Боткина скончался бывший председатель правления банка «Огни Москвы» Денис Морозов, обвиняемый по делу о хищении 7,5 млрд рублей. Он умер еще 12 мая, однако известно об этом стало только на этой неделе. 42-летний Денис Морозов страдал болезнью Виллебранда-Диана, требующей введения препаратов плазмы, но за полтора года ареста в СИЗО ему так и не сделали эту процедуру. В постановлениях об отказах в смене меры пресечения говорится, что Морозов и его адвокаты сообщали о необходимости переливаний крови и ссылались на плохое состояние здоровья. Отпустить Морозова под домашний арест следствие попросило лишь в марте этого года. 9 марта Басманный суд это сделал, но к этому времени Морозов уже впал в кому.

Морозов — не единственный фигурант этого уголовного дела. Ранее в отдельное производство было выделено дело Марины Росляк, полностью признавшей вину. Суд назначил ей четыре года лишения свободы, но наказание отсрочено на 14 лет из-за беременности.

Провокационное дело

Президиум Московского городского суда отменил приговор героини публикации «Новой» «Это Клондайк» (от 21 марта 2017 г.) Евгении Шестаевой, осужденной на 13 лет лишения свободы. Ей вменяли сбыт наркотических веществ в особо крупном размере. На апелляции Мосгорсуд снизил наказание Евгении до 8 лет. Сама Евгения и ее родня настаивали, что все дело — результат полицейской провокации, им удалось убедить в этом президиум МГС.

Как рассказала «Новой» мама девушки Светлана Шестаева, президиум рассматривал сразу три кассационные жалобы: защиты, прокуратуры и Уполномоченного по правам человека в РФ. Ключевым аргументом всех трех жалоб стало нарушение права на защиту. В частности, адвокат по назначению, который «работал» с Женей сразу после задержания, был впоследствии лишен адвокатского статуса именно за участие в этом деле.

Президиум Мосгорсуда, отменив приговор, направил дело на новое рассмотрение. Сама Евгения до сих пор находится в колонии, откуда будет переведена в московское СИЗО.

Дело дальнобойщиков

Вечером 3 июня полиция задержала троих дальнобойщиков на 6-м километре МКАД. Михаил Курбатов, Алексей Борисов и Юрий Буканов пили чай в фурах, когда их попросили выйти сотрудники полиции, после чего доставили в ОВД «Вешняки». Мужчины являлись участниками бессрочной всероссийской стачки автоперевозчиков против системы «Платон». Сначала задержанных обвиняли по двум статьям: 20.2 КоАП РФ («Несанкционированное мероприятие») и 19.3 КоАП РФ («Неповиновение полиции»), хотя они никому не сопротивлялись и никаких акций на стоянке не проводили. Полицию насторожили лишь картинки с Дмитрием Медведевым.

Ночью всех отпустили, составив на них протоколы по ч. 5 ст. 20.2 КоАП («Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения»). В понедельник 5 июня должен был состояться суд, однако судья вернул материалы дела в ОВД.

Дело 26 марта

В Тверском суде Москвы продолжают рассматривать дела задержанных на акции 26 марта 2017-го. Во вторник суд судья Коротова рассматривала дело в отношении американского журналиста, корреспондента издания Gardian Алека Луна. Полицейские задержали журналиста, несмотря на то, что у него была пресс-карта, редакционное задание и официальная аккредитация МИДа. Его доставили в ОВД «Левобережный» и составили протокол о нарушении общественного порядка (ст. 20.2 КоАП). Как рассказал адвокат Илья Новиков, полицейские в ОВД делали вид, что не понимали его и даже не рассматривали возможность предоставить переводчика. В протоколе указано, что он выкрикивал политические лозунги. Но человек недостаточно бегло говорит по-русски, чтобы что-то выкрикивать… Полицейские учли, что в рапорте могла быть ошибка, и 13 апреля пересоставили протокол задержания без самого Луна. Судья вынесла решение о прекращении дела из-за отсутствия состава правонарушения. И пока это единственный оправдательный приговор по делу об акции 26 марта.

Александра Букварёва,
Вера Челищева,
ОВД-Инфо,
«Новая»

Теги:
суды
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera