Репортажи

Выборы во Франции: почему Макрон будет хозяином в нижней палате

​​​​​​​В первом туре партия президента сделала заявку на 70% мест в Национальном собрании. На каких основаниях?

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 62 от 14 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

3

В воскресенье вечером, 11 июня, наспех созданная президентская партия «Вперед, Республика!» оказалась главенствующей политической силой во Франции. Судя по раскладам, которые сложились на 577 избирательных участках, макроновцы по результатам второго тура (он состоится через неделю) получат в нижней палате от 390 до 450 мест.

«Мы проснулись в другой реальности, но я не могу понять, в какой, и главное — почему», — говорит коллега, которая двадцать пять лет следит за выборами во Франции. Это мнение доминирует.

результаты
 

  • «Вперед, Республика!» — MoDem набрали в общей сложности 32,3 % (могут завоевать от 390 до 450 мест в парламенте)
  • Правые «Республиканцы» — UDI — 21,5 % (от 70 до 110 мест)
  • Ультраправый «Национальный фронт» — 13,2 % (от 3 до 10 мест)
  • Ультралевая «Непокорная Франция» — 11% (от 8 до 18)
  • Соцпартия и союзники — 9,5 % (от 20 до 30 мест, с учетом возможного союза с «экологами»)
  • Европа-экология-зеленые — 4,3 %
  • Компартия — 2,7%

Тем не менее, из итогов первого тура парламентских выборов можно сделать три бесспорных вывода: 1. почти все избиратели не хотят больше видеть старую политическую гвардию 2. очень многие избиратели не очень-то хотят видеть и новую (51,29% не пришли на участки — это рекорд) 3. чаще всего избиратели голосовали за макроновского кандидата, не зная толком, что он из себя представляет.

В этом смысле парламентские выборы чрезвычайно похожи на президентские. Только на парламентских Макрона ждет уже настоящий триумф: не потому, что за месяц с момента избрания президент успел сделать что-то выдающееся, а потому что в условиях, когда старая политическая система надоела большинству французов, этот триумф ему обеспечат правила выборов в Нацсобрание.

При одномандатной мажоритарной системе, когда люди на каждом из 577 участков выбирают 1 депутата (а не голосуют за партийные списки) кандидат от Макрона пройдет за счет того, что ему отойдут голоса левых — в том случае, если он вышел во второй тур в паре с правым соперником, или голоса правых — в том случае, если ему противостоит левый кандидат. При этом, не так уж важно, что представляет из себя кандидат Макрона.

Даже макроновский министр территориального развития Ришар Ферран, который в конце мая стал «фигурантом» финансового скандала и в отношении которого прокуратура открыла предварительное расследование, выиграл первый тур почти с двукратным отрывом от преследователя из правой партии «Республиканцы» (от которой, напомню, кандидатом в президенты шел «фигурант» Фийон).

Чтобы понять масштаб триумфа макроновской партии, следует сравнить вот эти цифры: в первом туре выборов в Нацсобрание-2017 кандидаты партии «Вперед, Республика!» (и союзнической центристской партии MoDem) не собрали и 8 миллионов голосов. В первом туре выборов в Нацсобрание-2012 кандидаты Соцпартии (с союзниками) собрали более 10 миллионов. Но президент Макрон через неделю получит, вероятно, не меньше 400 депутатов, а у президента Олланда хоть и было абсолютное большинство в парламенте, но с очень небольшим запасом — 295 мест при необходимых 289.

На нынешних выборах Соцпартия провалилась с грохотом и теперь поборется за создание депутатской группы (ее можно сколотить, имея не менее 15 депутатов). Партийный генсек Жан-Кристоф Камбаделис, который был депутатом в своем округе последние двадцать лет, на нынешних выборах набрал 8,6% и занял четвертое место. Без шансов вылетели и кандидат в президенты от социалистов Бенуа Амон и несколько олландовских министров.

Почти то же самое произошло (или произойдет во втором туре) и с большинством «звезд» из правой партии «Республиканцы». (Пролетит, к слову, во втором туре и главный «друг» Тьерри Марини — главный организатор всех пропагандистских поездок французских депутатов в Москву и Крым, сопредседатель (совместно с Владимиром Якуниным) ассоциации «Франко-российский диалог»).

Вылетел бы, может, и бывший социалистический премьер-министр Манюэль Вальс, но Макрон не выставил против него своего кандидата.

Пример Вальса показателен. Сразу после макроновского избрания Вальс решил подобострастно выразить поддержку новому президенту.

А Макрон, которого Вальс, будучи его начальником, называл «микробом» (информация Le Monde), почему-то решил не принимать верного сторонника в свою партию.

Эта история показательна вот с какой точки зрения: трудно предположить, что за несколько месяцев Вальс изменил свое мнение о Макроне (скорее всего, глубоко ошибочное, кстати). Просто этот гордый 54-летний политический волк, который в политике с 17 лет, почувствовал высоту волны перемен и решил в нее безоглядно броситься, чтобы остаться на гребне. Но волне оказалось все равно, кто в нее прыгает — политический волк или ни-рыба-ни-мясо… Высота волны оказалась выше, чем возможности ее преодоления за счет личных качеств.

После первого тура парламентских выборов более употребительным стало словосочетание «Цунами Макрон».

Помня обо всех вышеупомянутых доводах в пользу победы макроновской партии, нельзя забывать и о роли наивной надежды в политике. 39-летний симпатичный и талантливый господин Макрон пока не испортил эту надежду. Ему теперь и управлять этой бурей. Без скидок на мешающую работать оппозицию.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera