Репортажи

«Вы не знаете, как наших найти?»

Акции сторонников Навального в столице и регионах: Москва, Владивосток, Казань, Омск, Самара

Фото: Иван Белозеров, специально для «Новой газеты»

Этот материал вышел в № 62 от 14 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»

1

Историческая реконструкция, триколоры, уточки и задержания. Репортаж с московского антикоррупционного митинга в День России, на котором смешались сторонники Навального и пришедшие на фестиваль «Времена и эпохи»

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
«Времена и эпохи»


В час дня я выхожу из метро «Пушкинская». Скоро здесь должна начаться антикоррупционная «прогулка», накануне ночью перенесенная организаторами с проспекта Сахарова на Тверскую.

У подземного перехода стоят соломенные шалаши. Внутри аниматоры в костюмах викингов рисуют детям аквагрим. Рядом парень раздает прохожим российские флажки (потом оказывается, что все-таки продает). Играет «И неясно прохожим в этот день непогожий», прыгают дети с воздушными шарами. Рядом, вдоль Тверской, стоят автозаки. За автозаками — полицейские автобусы с занавешенными окнами. В одном из автобусов открыты двери — внутри сидят омоновцы. Я фотографирую — меня сразу же окликает полицейский: «Это военный объект, фотографировать нельзя», он показывает на военный автомобиль. Я спрашиваю про автобусы: — «Их тоже нельзя».

У дороги стоят два мальчика, высматривают кого-то. У одного из них висит резиновая уточка на кармане рюкзака.

— А вы, кстати, не знаете, как здесь наших найти? — спрашивает меня Максим, он учится в седьмом классе. — Да, мы на Навального пришли. Мы против коррупции. Это наше основное требование — избавиться от коррупции во власти.

— Мы просто за Навальным очень следим, его канал смотрим, — говорит Антон, одноклассник Максима. — Я бы ФБК даже деньги хотел перечислить. Мама у меня, так сказать, очень пассивна к политике, но мне политикой увлекаться не запрещает… Где уже наши-то?

Вниз по Тверской проезжая часть загорожена грузовиками — мальчики решают искать «наших» там. За грузовиками — металлические рамки, через которые можно пройти на исторический фестиваль «Времена и эпохи». У рамок толпятся люди. Рядом ходят журналисты. Ко мне подъезжает мужчина в кепке и на самокате, спрашивает «в каком месте на Навального собираются».

«Тём, зачем мы тогда сюда пришли»


В очереди к рамкам стоит молодая пара. Лариса, блондинка в голубом платье, услышав про акцию, спрашивает меня:

— Да вы что? Политическая акция? Тём, зачем мы тогда сюда пришли, давай на Поклонку! — предлагает она мужу, — Я не хочу такой опасности. Мы просто погулять хотели, там в костюмах кто-то выступать должен, представление, может, покажут. Но если акция — нет, пойдем отсюда.

К рамкам пускают партиями. Сергей, мужчина в кепке  с надписью «Moscow» щурится вдаль, где людей досматривают на входе:

— Вы меня не первая про акцию спрашиваете, какие-то молодые люди подходили вот тоже. На кепке у меня, что ли, написано? На какую акцию? Вы чего? Я первый раз о вашем антикоррупционном шествии слышу. Неудобно так, перекрыли еще все. И журналистов вон много. Ясно, что не из-за «Времен и эпох», — Сергей немного грустно смеется.

У рамок вижу мужчину с российским флагом на плечах, он дает интервью немецкому телеканалу, объясняет в камеру: «Navalny is much better than Putin» («Навальный намного лучше Путина» — Ред.).

Кто-то из журналистов, услышав его слова, бросается к нему же: «Наконец-то, наш клиент».

«У этой власти не получилось»


Пройдя рамки, многие люди, так же, как и я, озираются по сторонам, как будто ищут кого-то. Я решаю пройтись по территории фестиваля. Кто-то дерется на шпагах, кто-то в кольчуге сидит на скамье и фотографируется с желающими, кто-то на специальном аттракционе бьет молотком по выпрыгивающим из норок зайцам. Вокруг — смех и веселье. И все больше российских флагов, чем снаружи, за рамками.

Замечаю женщину с необычной заколкой в волосах — кусок строительной ленты (символ протеста против закона о реновации — Ред.) прикреплен за заколку-уточку. Наталья пришла на митинг не только против реновации, она на все оппозиционные митинги ходит:

— Реновация — это та же коррупция. Все связано.

«Перед рамками я проявила осторожность — сняла заколку. Плакат дома оставила, акция же не согласована. Сейчас мы тут с вами гуляем, вокруг очень много разных людей. Вы, например, «ватников» с георгиевскими лентами видели?»

Вокруг все больше людей с триколорами. Спрашиваю, каждого из них, зачем флаги, и каждый отвечает, что пришел «на Навального».

— Я не за Навального. Я против этой власти, — уточняет Артем. Он беседует с двумя другими участниками акции. Я сначала принимаю их за друзей, но Артем говорит, что они еще даже не познакомились. Ребята при мне знакомятся. Артем продолжает: 

— Навальный не говорит, что Крым — не наш, потому что приличная часть публики, которая его поддерживает, просто не согласится с этим. Я хочу дать Навальному шанс. У этой власти не получилось, давайте дадим шанс другому. Не получится — мы еще попробуем. Мы — граждане этой страны, и вообще эта страна наша.

Триколоры за рамками


Пока мы разговариваем с Артемом, я замечаю, что через рамки уже никого не пускают. В основном, по ту сторону остались люди с российскими флагами. С моей стороны кричат: «Пропустите остальных!». Кажется, что пока мы разговаривали, куда-то делись все люди, пришедшие на фестиваль. Да, сзади все еще фехтуют на шпагах и ходят по кораблю, но больше не видно детей и тех, кто изначально стоял в очереди на «Времена и эпохи». У пришедших «на Навального» нет никакой атрибутики, нет плакатов, только российские флаги.

Полиция не пропускает людей через рамки. Кто-то кричит из толпы: «Из метро люди идут, давка сзади, пропустите вперед женщин с детьми хотя бы!». Полиция пропускает женщин, которые стоят за рамками с детьми. Похоже, это те, кто пришел на фестиваль и старается скорее пройти через Тверскую вниз к Охотному ряду.

ОМОН с двух сторон создает цепочку между двумя «отсеками» протестующих. В толпе за рамками кто-то выкрикивает «Хватит врать!». Другая половина в ответ кричит «И воровать». Между двумя отсеченными друг от друга толпами людей происходит перекличка. Тем временем ОМОН начинает оттеснять протестующих, которые уже прошли рамки. В ответ люди скандируют: «Полиция с народом, не служи уродам!».

Омоновцы подталкивают протестующих, впритирку люди пятятся назад. Парень спотыкается о пень, который был частью инсталляции, его вовремя поднимают те, кто рядом. Со стороны рамок, откуда еще не вышел народ, слышатся крики «Позор» — там первые задержанные. «Отсеченная» половина все понимает, пятится назад и поддерживает «Позор!». Девушка с розовыми волосами и в футболке «Я люблю свою пятиэтажку» смеется: «Наша молодежь еще никогда не была так близка».

«Ну, с богом! Можно и винтить»


Пока омоновцы выдавливают людей назад, кто-то выбирается из толпы и забирается в соломенные хижины, в которых еще полчаса назад можно было сфотографироваться на память с викингами. Два парня забираются на крышу одного из домиков — толпа аплодирует. Те, кто не хочет «выдавливаться» назад, заворачивают внутрь инсталляций. На корабле сидят актеры, игравшие скандинавских воинов и принцесс. Они улыбаясь наблюдают за происходящим: «Цирк. Нет, пожалуйста, мы не комментируем. Мы в этом не участвуем».

Рядом с ювелирным магазином в доме, где идет реконструкция, молодые люди подсаживают друг друга, чтобы наклеить на строительной пленке красные наклейки Навального. Наклейки уже повсюду — на айфонах, на хижинах, на фонарных столбах. Кто-то забирается по балкам внутри вверх по зданию и оказывается практически на крыше, чтобы сфотографировать впечатляющее количество людей. Толпа снизу аплодирует в ответ.

Рядом мужчина держит на плечах дочку, у нее желтая шапка уточки. Девушка стоит у бордюра с открытым атласом, где нарисована утка и ее среда обитания. На концах российских флагов, сверху на палках, воткнуты резиновые утки. «За образом премьера и коррупции во власти крепко закрепился этот символ», — говорит мне парень рядом в футболке «Спартака».

В толпа за рамками, с другой стороны, громко кричат, слышно почти что визг. Сторона, на которой нахожусь я, чувствуя, что там происходят задержания, скандирует: «Мусора — позор России!».

Вдруг сзади слышно, как сигналит машина — к толпе приближаются два автозака. Люди расходятся в разные стороны, кто-то встает подальше. Девушка говорит своему парню: «Сейчас винтить нас начнут. Ну, с Богом! Можно и винтить!».

«Отечество наше свободное»


Люди начинает петь гимн России. В толпе кто-то выкрикивает: «Уже 200 задержанных! Где насобирать успели?». Протестующие встают в свою цепочку напротив ОМОНа. Так они стоят не больше минуты — омоновцы задерживают тех, кто стоит в первом ряду. Мужчину в коричневой рубашке, который ведет беседу со своим другом, выхватывают внезапно для него самого и почти что несут в автозак, держа руками под горло.

В какой-то момент кажется, что хватают только тех, у кого есть российский флаг. Мужчине при задержании ломают палку, на которой он его несет, его самого берут подмышки и тащат в машину. Внутри толпы практически не видно, что происходит с теми, кого «взяли». Люди пытаются посмотреть, но омоновцы цепочкой ведут всех вниз к Охотному ряду. Рядом мужчина читает новости в айфоне, говорит: «Там за рамками люди в масках дубинками долбали. Навального, кстати, задержали, слышали?». Никто рядом не реагирует.

Самых активных заносят в автозаки. Ближе к пяти часам оказывается, что всех, у кого был триколор, уже не осталось на Тверской. Актеры в кольчуге все еще сидят в лодке и так же спокойно наблюдая за происходящим.

У входа к метро на Пушкинскую людей после досмотра сажают по очереди в автозак. Из одного автозака, из маленького окошка высовывается рука с российским флагом: «Спасибо!». Толпа аплодирует и смеется над попытками полицейского отнять флаг у высунутой из автозака руки. Машина отъезжает. За ней — следующая,  и снова флажок торчит из окна. Полиция не обращает внимания. Второй такой же автозак, с развевающимся на ветру российским флагом, уезжает.

По данным «ОВД-Инфо», к семи часам вечера в Москве было задержано более 700 человек.

Татьяна Васильчук, «Новая газета»


регионы

Владивосток: Казачья каша, полицейские дубинки

Фото: Иван Белозеров, специально для «Новой газеты»

Во Владивостоке несанкционированный митинг оппозиции попытались задавить бесплатной гречневой кашей. В месте сбора — на привокзальной площади Владивостока, под памятником Ленину, развернул свои шатры казачий стан с полевой кухней с дымящейся гречкой и громкоговорителями. Сквозь казачьи песни едва прорывались требования отставки Медведева и «Пока мы едины, мы непобедимы!» Поняв, что создают казакам массовку, сторонники Навального двинулись с площади прочь.

Организованная колонна под российскими флагами, на глазок в несколько сот человек (ближе к тысяче), двинулась в сторону набережной. Дальше митинговали уже под памятником адмиралу Макарову. Здесь-то и случилась традиционная развязка — против молодых людей выступила полиция с собаками, дубинками и в бронежилетах. Случились первые задержания — нескольких парней повалили на асфальт, скрутили руки и затолкали в машины с решетками. Толпа дружно скандировала: «Позор!» и «Поздравляем с Днем России!» Дошло до того, что рядом с Макаровым грянул гимн России.

Полиция оккупировала подступы к памятнику. Митингующие и зеваки стыдили полицейских и радостно делали селфи на фоне дубинок и касок.

От Макарова опять двинулись к Ильичу, чтоб принять резолюцию митинга. Здесь полиция с упорством, достойным лучшего применения, опять принялась теснить и валить молодежь. По некоторым оценкам, всего было задержано порядка двадцати человек.

Наверняка в своей среде они станут очень популярными персонажами, пострадавшими от властей.

Соб. инф.


Казань: около 500 человек митинговали в 7 утра

Борис Бронштейн / «Новая газета»

Антикоррупционный митинг сторонников Алексея Навального власти Казани, как уже сообщала «Новая», издевательски отослали в поселок железнодорожников Юдино и отвели время — 7 утра. Если мэрией ставилась задача — прославить Казань на всю страну, то она блестяще выполнена.

Ровно в 7 на окраине города возле Дворца культуры железнодорожников уже стояло около 200 человек, преимущественно до 30 лет. С каждым прибывающим маршрутным автобусом это число увеличивалось и вскоре приблизилось к полутысяче.

Организаторы митинга сразу извинились перед жителями ближайших домов за то, что невольно устроили им ранний подъем (звукоусиливающая аппаратура работала исправно). Не догадались, правда, извиниться перед полицией за то, что организовали ей работу в ранний час. Ведь чтобы попасть в Юдино к 7 утра, а до того умыться, побриться, попить чаю и проверить техническое состояние наручников и дубинки, надо было проснуться не позже 5 часов. Полиция с недосыпу вела себя пассивно, но, как оказалось позже, все же нашла себе применение.

Митинг проходил на редкость энергично, хотя сами выступающие признавались, что ничего нового про нашу коррупцию сказать уже нельзя. Разнообразие в ход мероприятия внес участник, назвавший себя Равилем Рахмеевым и пожелавший прямо с трибуны позвонить на прямую линию президента Путина. Под восторженное одобрение собравшихся он набрал номер телефона и включил громкую связь. Московский автоответчик, тоже  бодрствовавший в столь ранний час, предоставил ему одну минуту. Рахмеев сразу же предложил Путину уйти в отставку, так как тот, по его мнению, не защищает права и свободы граждан. «Прекратите преследовать инакомыслящих! — потребовал оратор. — Прекратите фальсифицировать выборы на разных уровнях и уголовные дела!». Еще он добавил: «Вы создали эшелоны силовиков, которые ничего полезного не производят, но потребляют большие народные деньги».

Несколько раз слово предоставлялось очень молодым и совсем юным участникам. И вот что они говорили:

Рамиль (19 лет): «Бабушка утром сказала мне: «Зачем?». А считаю: кто, если не я?»
Ирина (16 лет): «При мне была только одна власть. Я видела в президентах только Путина…ну и немножко — Медведева. Проблемы моих родителей — мои проблемы. И я им пытаюсь объяснить, что пора что-то менять».
Даниил (14 лет): «В марте я проходил мимо парка, а там рассказывали про Димона и про коррупцию… Потом к моему другу, которому 15 лет, пришли полицейские, спрашивали, зачем он ходил в парк. А я считаю — мы свободные люди».

Более зрелые ораторы увязывали коррупцию с перечеркиванием будущего страны, в которой уже сейчас трудно обеспечить себе достойную жизнь. Площадь скандировала: «Димон не пройдет!» и «Позор ворам!».

Люди говорили, что придут и в следующий раз, хотя есть опасения, что не зря тут всех фотографируют и снимают на видео. Впрочем, не только. Один молодой человек успевал рисовать на листе бумаги портреты выступающих. Он оценил шутку корреспондента «Новой», сказавшего ему: «Впервые вижу сотрудника спецслужб, зарисовывающего участников протестной акции. Похоже, у вас там с фотоаппаратами неважно». Художник назвался Максимом и с улыбкой завершил очередной этюд.

Митинг, однако, завершился невесело. Когда люди почти разошлись, полиция задержала организатора — юриста казанского штаба Навального Азата Габдульвалеева. Координатор штаба Эльвира Дмитриева уже по телефону сообщила «Новой», что его окружили чуть ли не 10 человек и повезли в отделение для составления протокола. Суть предполагаемого нарушения пока неизвестна.

Борис Бронштейн, «Новая газета»


Омск. В акции протеста приняли участие от 3 до 5 тысяч человек

Фото: соцсети

Омские блогеры, которые в соцсетях вели трансляцию антикоррупционной акции, не рискнули определенно назвать количество ее участников: шествие тянулось по набережной от педуниверситета до Тобольских ворот (это около двух километров), и тем, кто шел в его середине, не было видно ни начала, ни конца. От головы колонны долетали обрывки лозунгов: «Медведь, ответь!», «Хватит воровать!», «Власть должна служить народу!», «Россия будет свободной!»… Охватить взглядом  всех, стоявших на площади, уже было невозможно. Доминировали молодые лица — с бородами и с первым пушком, открытые, но сосредоточенные.

Кто-то прикинул — три тысячи, кто-то — пять. «А может и 10» — заметил в Омскпабличе (группа ВКонтакте) блогер Орис Брут.  Ясно было, что происходит нечто для Омска беспрецедентное: столько людей и такого возраста на протестные акции никогда здесь не собиралось: нет, в конце 80-х бывало и больше, но преобладали там все же люди постарше. Комментаторы пишут: «26 марта было в два раза меньше, а, может, и в три». Тогда количество поддавалось: сошлись на двух с лишним тысячах.

Алексей, призывник: «Россия сегодня — это подавление бизнеса, всякой частной инициативы, процветание монополистов-паразитов, произвол властей, неуважение к правам человека, создание «липовой» оппозиции с целью поддержания своей легитимности…»

Девушка-волонтер, помогавшая в организации акции: «У нас по Конституции человек, его права и свободы являются высшей ценностью, в статье третьей сказано, что носителем власти в стране является ее многонациональный народ… Если здесь собралось столько людей, где же тогда 86 процентов (поддерживающих Путина, по данным соцопросов — Ред.)?»

Фото: соцсети

Девушка-школьница, приехала из села: «Почему на мое образование тратятся копейки, а дочери Пескова, Медведева, Путина учатся за рубежом? Я учусь в деревенской школе — мы не можем нормально выйти в интернет. Кто-то скажет: она маленькая, глупая, но я вырасту и буду менять страну».

— Миллиарды в Омске ушли на метро. Где метро? Миллиарды — на  международный аэропорт. Где он? Миллиарды — на гидроузел. Где гидроузел?

Выступающие предлагали привлечь к ответственности «за расхищение бюджетных средств» бывших мэра и губернатора, а также премьера и президента.

Площадь скандировала «Долой чекистскую власть!», «Путина в отставку!», «Медведева под суд!», «Мы здесь власть» — и в то же время «Мы любим Россию!», «Мы любим Омск», «Это наша страна». Такого драйва город давно не знал.

Георгий Бородянский, собкор. «Новой», Омск


Самара. 2000 участников и провокации против мирного шествия

Митинг в Самаре

Из одиннадцати  площадок, предложенных организаторами, администрация Самары согласовала самую удаленную от центра, но получилось даже символично — шествовать по улице Свободы до сквера Родина, к Родине через Свободу.

Даже ожидая, что на удаленную Безымянку толком никто не придет, администрация города (или области, но кто-то убийственно креативный) красиво оформила составляющие улицу Свободы дома, все больше двухэтажные, барачного типа. Балконы декорировали транспарантами с малограмотно составленным обращением: «Внимание! Вы прибываете! До места сбора подлецов осталось несколько минут».

Табличка: «Вы прибываете на митинг подлецов»

Сквер Родина (сердце рабочей Безымянки) оформили портретами Алексея Навального с закрашенным синей краской лицом. Слоган: «Цирк уехал, клоуны остались», только запятую не сумели поставить. На другом что-то опять про подлецов, с ошибками, так, пустячок «подленький» через «и». «Русский язык губернатору не родной», — не забывают участники акции, смеются и вот уже творчество местных властей летит в траву, где и остается.

Вопреки административному велению и тщательно проводимой работе в школах и колледжах насчет недопущения учащихся на мероприятие (у вас будут проблемы на ЕГЭ, у ваших родителей будут проблемы на службе, у всех будут проблемы везде, на митинг ходить нельзя, это митинг против России и просто сборище террористов) на  углу Свободы и Кирова за полчаса до назначенного времени собралось около тысячи человек. Еще около тысячи участников подошли к двум часам; девушка на велосипеде крепит к рулю распечатку со стихами Есенина, юноша повязывает на один глаз повязку цветов российского флага со значком 20!8, две женщины в возрасте подпрыгивают и хотят снять плакат про подлецов, их останавливают: не надо, не обращайте внимание, это провокация.

Творчество провокаторов

Колонна начинает движение (от Свободы до Родины), флаги Партии Прогресса, российские, союза предпринимателей, колонна скандирует: «Мы здесь власть», ободок из утят на волосах одной красивой девушки, резиновая уточка в руках другой, а вот парень вообще в костюме утки, его обнимают друзья.

Колонна начинает движение, и тут упитанный мужчина лет сорока, полосатая майка, крупное лицо, вскидывает мегафон и выкрикивает: «Вас используют! — кричит, — Им за это заплатили! люди, опомнитесь!»

Провокатора освистывают и заулюлюкивают.

Метров через сто припаркован затонированный автомобиль, сверху колонки, из которых гремят русские песни, перемежающиеся лозунгами «Наш президент Владимир Владимирович Путин навсегда» и «Самара — запасная столица».

Колонна сворачивает к скверу, где обнаруживает внутри себя группу мрачных ребят, по виду — студентов техникума из непопулярных, ребята тащат голубого цвета перетяг «Самара против Навального», колонна оборачивается к ним лицом и аккуратно вытесняет из рядов. Ребята недовольны, но уходят, плюясь семечками. Полосатый с мегафоном занимает место на крылечке дома дружбы народов и вещает оттуда как с броневичка. Наконец пара полицейских выдворяет его под громкие аплодисменты. Рядом микроавтобус исполняет гимны страны и напоминает, что Самара — это космос, а не шайка террористов Навального. С микроавтобусом полицейские ничего не делают, вокруг собираются люди и хохочут. С тем, что Самара — это космос, соглашаются.

На входе в сквер личный досмотр полиции, девушки на высоко поднятых руках заносят плакаты «Сами вы держитесь!» и «Рабы должны грести, а не раскачивать лодку», и ярко красный «Долой коррупционную вертикаль власти»  с портретами, две пожилые женщины — от руки расписанные картонки: «Не врать, не красть попробуй, власть».

Гимн России начинает митинг, каждый оратор благодарит собравшихся и радуется их невероятному для когда-то смирной Самары числу. Полицейские дежурят за сценой и просто так бродят по скверу. Фоном безымянный участник митинга поет песню собственного сочинения со словами «Денег нет, но вы держитесь».

«Мы и держимся, — на подъеме разговаривает компания молодых людей, диковинные тату, разноцветные волосы, — мы держимся». Сворачивают транспаранты, еще пригодятся. Митинг выплескивается на улицу Победы, организаторы включают Шевчука, и это хорошо слышно жителям окрестных домов. Жители на балконах, будто бы тоже побывали в сквере Родина, предварительно прошествовав по Свободе.

Наталья Фомина, «Новая газета»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera