Сюжеты

«Президент Трамп сказал, ему нужна не честность, а честная лояльность»

Почему выступление экс-главы ФБР в Сенате смотрел весь мир

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 62 от 14 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Пановсобкор «Новой», Вашингтон

56

После выступления в Конгрессе бывшего директора ФБР Коми, обвинившего президента Трампа во лжи, но так и не заявившего о том, что глава государства «препятстовал правосудию», Америка привычно разделилась и спорит: кому верить — слову Трампа или слову Коми. Многосерийный политический сериал «Импичмент» продолжается: первый сезон — в разгаре. Развязка неясна: ни зрителям, ни действующим лицам.

В минувший четверг Америка прильнула к телевизионным экранам: показания Джеймса Коми на слушаниях в сенатском комитете по разведке (их «открытую» часть, длившуюся почти 3 часа, была еще и «закрытая»!) транслировали все крупнейшие телеканалы. Бары специально открылись пораньше, люди собирались в них, вместе смотрели и обсуждали — словно шел увлекательный спортивный поединок.

Версия Коми

Накануне слушаний в Конгрессе бывший директор ФБР Коми выступил с заявлением, в котором подробно информировал конгрессменов и всю страну о содержании бесед с главой государства. За 100 дней президентства Дональда Трампа у них было 9 личных разговоров: трижды «с глазу на глаз» и 6 раз по телефону ( для сравнения Обама за 2 года говорил с Коми всего 2 раза).

Уже после первого разговора один на один, 6 января — до вступления нового президента в должность — директор ФБР решил, что содержание их личных бесед должно им записываться. Он начал печатать на лаптопе первый отчет прямо в машине, отвозящей его от нью-йоркской Башни Трампа. 27 января Трамп позвал Коми на обед в Белый дом, который неожиданно для директора оказался новой встречей тет-а-тет. Президент начал с того, что очень многие хотели бы видеть себя на месте Коми и попросил или потребовал (трактовка здесь очень важна!), чтобы директор ФБР «проявил к нему лояльность», т.е. личную преданность. Коми промолчал. В конце разговора, Трамп снова сказал, что он ждет «лояльности». Коми, по его словам, заверил, что всегда будет «честным» с президентом. Трамп заметил: «мне нужна честная лояльность». Коми ее обещал, но, как следует из его дальнейших шагов, к словам Трампа отнесся очень серьезно.

Для справки: директор ФБР назначается и утверждается сроком на 10 лет, чтобы быть максимально независимым от текущей политики и максимально эффективным в роли главы главного агентства по борьбе с преступностью и терроризмом внутри страны.

Лояльность президенту или Конгрессу не входит в список должностных обязанностей.

14 февраля после совещания в Овальном кабинете с участием вице-президента, генпрокурора, министра внутренней безопасности и глав спецслужб Трамп попросил Коми остаться для личной беседы. Тогда и состоялся знаменитый разговор о том, что генерал Майкл Флинн (бывший советник Трампа по национальной безопасности, скрывший факт и содержание своих бесед с послом РФ С. Кисляком и потому уволенный) «не сделал ничего плохого, разговаривая с русскими», «является хорошим парнем, который через многое прошел» и главное — Трамп «надеется, что Коми найдет способ, чтобы отвязаться от Флинна (или «позволить ему уйти» от расследования — возможны разные варианты перевода, но смысл один). По словам Коми, он только подтвердил, что Флинн — хороший парень, но «отвязаться» не обещал.

На встречах с Коми Трамп постоянно поднимал тему утечек в прессу секретной информации. Директор ФБР, крайне встревоженный словами главы государства о Флинне, провел совещание с руководством бюро, на котором было принято решение продолжить и даже ускорить расследование в отношении возможного вмешательства России в ход американских выборов.

30 марта в ходе телефонного разговора Трамп заявил, что «российское расследование» как «туча», мешающая ему заниматься работой.

«Он сказал, что не имеет ничего общего с Россией, не был связан с проститутками, когда был там и всегда считал, что его записывают, пока он гостил. Он спросил, что мы можем сделать, чтобы «убрать тучу».

Я ответил, что мы расследуем этот вопрос так быстро, как только можем, и что будет очень хорошо, если мы ничего не найдем... Он согласился, но затем вновь подчеркнул, что это (расследование) создает ему проблемы», вспоминает Коми.

В конце Трамп отметил, что возможно некоторые «когда-то связанные с ним сотрудники» сделали что-то неправильное, но он не делал ничего неправомерного и надеется, что следствие не занимается им лично.

Еще через 2 недели, в телефонном разговоре 11 апреля Трамп снова спросил Коми, не ведется против него расследование и снова говорил о «туче», мешающей ему выполнять работу. Коми рекомендовал президенту обратиться с запросом к и.о. заместителя генпрокурора Дане Боенте. Напомню, что генпрокурор США Дж. Сешнс самоустранился от участия в «российском расследовании», после того как был уличен в сокрытии собственных встреч с российским послом. В конце Трамп отметил, что он был очень лоялен в отношении Коми. Это был их последний разговор.

О своем увольнении Коми узнал из сообщений СМИ. На слушаниях под присягой в Конгрессе он подчеркнул, что Трамп оклеветал ФБР и его самого, утверждая, что бюро не справляется со своей работой. «Это была ложь, прямая и простая», — сказал уволенный директор.

Коми отметил, что был «сбит с толку путаными объяснениями» причин его увольнения в момент, когда он проводил расследование связей между людей Трампа с Москвой. Экс-директор признал, что допустил сознательную утечку в прессу, передав через своего друга— профессора юриспруденции Дэниела Ричмана суть его разговоров с президентом о лояльности и о Флинне. Это было сделано после того, как Трамп дал понять, что у его распоряжении могут быть пленки с записями разговоров. «Пусть президент обнародует эти пленки» — призвал на слушаниях Коми. Утечкой информации он якобы добивался скорейшего назначения спецпрокурора, который будет вести «российское расследование».

Бывший директор не ответил на ключевой вопрос: является ли призыв Трампа «отвязаться» от М. Флинна «препятствием к осуществлению правосудия»

— т.е. поводом для запуска процедуры импичмента президента за несоблюдение закона. Коми переадресовал ответ на этот вопрос спецпрокурору Роберту Мюллеру-кстати, его предшественнику на посту главы ФБР.

Сенатор М. Уорнер добивался от Коми ответа, почему тот решил записывать содержание разговоров с Трампом. Коми объяснил свои действия «обстоятельствами, предметом и человеком, с которым я общался». «Я был искренне обеспокоен тем, что он (Трамп) мог солгать о характере нашей встречи, — отметил Коми. — Я знал, что наступит день, когда мне понадобится запись, не только чтобы защитить себя, но чтобы защитить ФБР».

Выступление Коми в Конгрессе в целом понравилось противникам Трампа (хотя наиболее непримиримые были разочарованы осторожностью формулировок) и абсолютно разозлило Белый дом.

Версия Трампа

«Я считаю, что утечки Коми будут распространены гораздо шире, чем кто-либо мог себе предположить. Абсолютно незаконно? Очень трусливо!» — написал в своем твиттере в воскресенье президент. А двумя днями ранее, комментируя слушания, Трамп записал: «Несмотря на множество фальшивых заявлений и лжи, (мое) полное и окончательное оправдание и ВАУ! — Коми «сливает» (секреты)!

Почему «оправдание»? Коми признал, что президент не являлся фигурантом расследования ФБР и не пытался остановить расследование по России. Это главное, полагает Трамп. Выступая перед своими сторонниками, он заявил, что намерен бороться с врагами и готов противостоять нападкам на свою администрацию. «Мы лучше, чем кто-либо, знаем, как бороться, и мы никогда не сдадимся», — сказал президент.

Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс отреагировала на слова Коми: «Я могу уверенно сказать, что президент — не лжец». А личный адвокат Трампа Марк Касовиц заявил, что президент США никогда не требовал от бывшего главы ФБР личной преданности и не просил прекратить расследование в отношении бывшего президентского советника по нацбезопасности Майкла Флинна. Касовиц также обвинил экс-главу ФБР в осуществлении незаконных утечек секретной информации в прессу. Белый дом дал понять, что против Коми возможно возбуждение уголовного дела.

Однако старший сын президента Дональд Трамп-мл. в интервью Fox news не стал оспаривать факты, изложенные на слушаниях, но подчеркнул, что его отец напрямую на требовал остановить расследование: «Когда вам прикажут что-то сделать, не надо будет гадать, что именно? В этом не будет никакой двусмысленности. А тут: «Я надеюсь». Типа, мы с тобой друзья. Я надеюсь, это произойдет, но ты должен делать свою работу. Это то, что он сказал Коми. А этот парень, как политик, затем сделал записку: «О, я чувствовал угрозу». Он почувствовал «угрозу» и ничего не сделал». Так трактует события сын президента — тот самый, кто в 2008 году говорил об инвестициях из России, «текущих рекой» в проекты Трампов, связанные с недвижимостью.

Когда за неделю до выборов директор ФБР Коми объявил о возобновлении расследования в отношении Х. Клинтон из-за «почтового скандала», Трамп аплодировал «смелости» главы ФБР.

Хиллари говорила потом, что у ее поражения две причины: русские и Коми. Сейчас президент Трамп называет экс-директора некомпетентным, трусом и лжецом.

Трамп призывает избирателей и прессу, забыть о российском расследовании и обратить внимание на экономические достижения: растут индексы Dow Jones и Nasdaq, показатели развития энергетики.

При чем тут мы?

Бывший директор ФБР заявил, что Россия, используя сложные компьютерные технологии, действительно вмешалась в ход американских выборов и «сделает это снова». Русские будут работать не на Республиканскую или Демократическую партию, а на ту партию, которая их больше устраивает, при этом оставаясь безразличными к политике этой партии, они будут преследовать только свои цели и интересы. И они снова это сделают, заявил Коми. Вмешательство России, по его словам, заключалось не только во взломе электронной переписки руководства Демократической партии — целью стали сотни, «а возможно, что более тысячи» государственных и частных организаций США, против которых, начиная с 2015 г., велась «оркестрированная кампания». Хакеры проникли в системы регистрации избирателей.

«Не надо заблуждаться. Русские делали это с определенной целью. Они делали это с изощренностью...»

«Они делали это с огромными техническими усилиями. И это была активная кампания, ведущаяся с самого верху» — заявил Коми. Конгрессмены с ним не спорили. Трамп, как известно, назвал в какой-то момент вмешательство России в выборы «фейковой новостью», которой демократы объяснили свое поражение.

Однако американские СМИ продолжают поиски. На днях министерство юстиции открыло дело в отношении подрядчицы Агентства национальной безопасности 25-летней Риалити Ли Уиннер, обвинив ее в предоставлении прессе секретного доклада АНБ от 5 мая, в котором содержится информация о двух кибератаках российской разведки (ГРУ). Одна была предпринята в августе прошлого года в отношении компании, производящей программное обеспечение для регистрационных участков, вторая — за несколько дней до выборов — была направлена против 122 должностных лиц из местных избирательных комиссий. Сотруднице, «слившей» в прессу секретный доклад, грозит статья по закону о шпионаже.

АНБ подозревает хакерскую группу «Теневые брокеры», недавно обнародовавшую свои способы взлома иностранных компьютерных сетей, в связях с ГРУ РФ.

В ходе дискуссии на экономическом форуме в Санкт-Петербурге В. Путин посоветовал американской журналистке М. Келли «принять таблетку» прежде, чем спрашивать о вмешательстве России в американские выборы. Что касается общественного мнения здесь, в США, такой совет не работает. Никаких фармакологических мощностей не хватит — слишком много надо таблеток. Очень многие в США убеждены во вмешательстве российских властей в их выборы, хотя убедительные доказательства («явки, пароли, отпечатки пальцев, рогов и копыт»), тут Путин прав, чрезвычайно трудно предъявить. Проблема в том, что американцы верят не ему, а своим политикам, чиновникам и прессе. 78% опрошенных NBC News/ Wall Street Journal после увольнения Коми высказались за независимого расследования «российского следа» в американских выборах.

До импичмента еще далеко

Слово Трампа идет против слова Коми. Тем не менее, если бы слушания с участием бывшего директора ФБР проходили в Конгрессе, где обе палаты контролировались демократами, могу предположить, что процедура импичмента шла бы уже полным ходом. И слова Трампа о Флинне были бы признаны «препятствием к осуществлению правосудия». Или, если бы Трамп был президентом от Демпартии, нынешняя палата представителей уже возможно готовилась бы голосовать по отрешению президента от должности.

Но в реальности президент Трамп-республиканец сосуществует с Конгрессом, где большинство держат его однопартийцы. И это большинство думает сейчас, что целесообразней сделать, учитывая выборы в Конгресс уже в будущем году, что лучше для партии: оставить Трампа или передать полномочия человеку вашингтонского политбомонда — Майку Пенсу, который автоматически станет президентом в случае импичмента. Как отреагирует избиратель? И хотя отовсюду звучат призывы в адрес республиканских законодателей думать о стране, а не о партии,

очевидно, что судьба импичмента в их руках. А они пока ничего не решили.

И еще импичмент зависит от выводов расследования спецпрокурора Р. Мюллера. В следующих слушаниях комитета по разведке во вторник показания дает уже Генпрокурор Джефф Сешнс.

Америке и миру стоит запастить терпением.

Вашингтон

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera