Сюжеты

Где, кого, за что

Громкие процессы недели

Фото: Влад Докшин / «Новая»

Этот материал вышел в № 64 от 19 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Новая газета»

«Думайте своим жизненным опытом»

Процесс подошел к концу. На этой неделе будет оглашен вердикт присяжных

Суд: Московский окружной военный
Подсудимые: Заур Дадаев, Хамзат Бахаев, Темирлан Эскерханов, Анзор и Шадид Губашевы
Потерпевшие: Жанна Немцова
Статьи: ст. 105 ч. 2, пункты «ж» и «з» (убийство, совершенное организованной группой из корыстных побуждений или по найму), а также ч. 3 ст. 222 УК (незаконное приобретение, хранение и перевозка оружия, совершенные организованной группой)
Стадия: прения
Грозит: вплоть до пожизненного заключения

В Московском окружном военном суде завершились прения сторон по самому резонансному делу последнего времени. Остались завершающие аккорды — ​реплики сторон, последние слова подсудимых, утверждение вопросов, на которые предстоит ответить присяжным, напутственное слово судьи и, собственно, сам вердикт.

Последним в прениях выступил адвокат предполагаемого киллера Заура Дадаева Марк Каверзин. Его выступление было самым эмоциональным и самым долгим — ​почти пять часов. Он последовательно пытался опровергнуть доказательства обвинения, в том порядке, как они были представлены. По его словам, Дадаева никто из свидетелей не видел на мосту — ​а это может означать только то, что его там не было. Если Немцова убили так, как описано в обвинительном заключении, то, получается, отмечал адвокат, что убийца стоял на колене, вытянув руку вверх. Для наглядности Каверзин вытащил из портфеля белую рубашку с отмеченными на ней следами пуль. Обвинитель Мария Семененко засмеялась и попросила разрешения сфотографировать этот «артефакт».

Следствием не доказано, считает адвокат, что во время покупки автомобиля ZAZ в октябре 2014 года Дадаев был в Москве — ​нет ни билетов, ни биллингов, а к показаниям опознавшего его свидетеля из автосалона стоит отнестись критически. «В деле много сомнительных доказательств», — ​говорил адвокат. «Какие-то изъятые гильзы из дома в деревне Козино, где жили братья Губашевы, эти гильзы к убийству вообще отношения не имеют, зачем их нам показывали?» — ​недоумевал он. Сопоставляя показания других свидетелей, Каверзин приходит к выводу, что признательные показания Дадаева — ​это выдумка. И что он подписал протокол, чтобы себя оговорить, но спасти. Как быть с тем, что в признательных показаниях было много того, что не было известно следствию и экспертам и лишь потом подтвердилось, адвокат уточнять не стал.

«В уголовном деле много странностей и необъяснимых моментов. Думайте сердцем и своим жизненным опытом!» — ​завершил свое выступление Каверзин. Двое присяжных к тому моменту уже задремали.

К концу прений в зал вернули братьев Анзора и Шадида Губашевых и Темирлана Эскерханова. Ранее судья удалил их за ругань и плохое поведение. Судья Житников напомнил, что в репликах смогут участвовать только те из подсудимых, кто участвовал в прениях — ​то есть Хамзат Бахаев и Заур Дадаев. Но все смогут высказать в последнем слове.

Подсудимым раздали протоколы судебных заседаний, которые прошли в их отсутствие, — ​папки получились довольно увесистыми. Правда, выяснилось, что взять их с собой в СИЗО нельзя — ​по правилам «Лефортово» все изымается. Судья пообещал передать документы через конвойную службу.

Реплики и последние слова, скорее всего, прозвучат 20 июня. 21 июня стороны обсудят список вопросов. А в четверг, 22 июня, присяжных пригласят для напутственного слова перед вердиктом.

Надежда Прусенкова,
«Новая»

«Лозунгов не выкрикивал, но с ними согласен»

Продолжается рассмотрение дел, возбужденных 12 июня

Суд: Тверской районный суд
Статьи: 20.2 ч. 5 КоАП («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»); 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство»); 19.3 КоАП («Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»).
Подсудимые: участники антикоррупционной акции 12 июня
Стадия: выносятся решения
Наказание: административные аресты, штрафы, общественные работы

Конвойные, бренча наручниками, вели по коридорам суда задержанных по другим делам, а приставы, освобождая проход, отгоняли к стене активистов, их родственников и адвокатов, ожидающих процессы по акции 12 июня.

Волонтер проекта «ОВД-Инфо» Елена Захарова сидела напротив канцелярии на первом этаже и вручную заполняла так называемый «журнал учета» — ​список задержанных, которым суд уже вынес решения (арест или штраф, а то и всё вместе) и которым это еще только предстоит.

«Вы не 12-го были задержаны? Если да, то ко мне», — ​спрашивала она у многих в душном коридоре. К ней подходили молодые люди, записывались, а бесплатные адвокаты и юристы (нанятые «Русью Сидящей», «ОВД-Инфо», «Открытой Россией» и «Мемориалом») смущенно просили записать их как защитников активистов, чтобы «приобщиться к процессам и понабраться опыта».

Вот подошел крепкий молодой человек — ​корреспондент «Независимой газеты» Павел Скрыльников. Обвиняется по статье 20.2 ч. 5 КоАП («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Пришел без защитника. Волонтер Захарова тут же знакомит его с одним из адвокатов, и они вдвоем начинают готовиться к заседанию. Спустя два часа Скрыльников получит штраф в 10 тысяч рублей. Адвокат на заседании ходатайствовал о допросе полицейских, задержавших и составивших протокол на журналиста. Судья Татьяна Молитвина отказала во всех просьбах, приобщив, правда, к делу видео задержания. Сам обвиняемый вину не признал. «Лозунгов не выкрикивал, но с ними согласен», — ​говорил корреспондент. Решение он обжалует.

Задержанный студент ВШЭ Дмитрий Габрелянов уже под вечер в полупустом коридоре рассказывал, как он обмотался в российский флаг и встал на камень, чтобы его было видно. В суде 19-летний парень защищал себя сам. Уставшая судья Мария Сизинцева то и дело выражала недовольство поведением слушателей.

«Вы не могли бы убрать с колена ногу и перестать жевать? — ​строго говорила она зрителю. — ​В цирке этим занимайтесь». В зале усмехнулись. Габрелянов также просил вызвать в суд задержавших его полицейских, но судья, не найдя для этого оснований, отказала. «На неоднократные требования сотрудников полиции прекратить выкрики не реагировал…» — ​зачитала она стандартные строчки из постановления. Итог: штраф 10 тысяч рублей. Студент намерен довести дело до ЕСПЧ.

Всего c 13 по 16 июня через Тверской суд прошло около 60 участников акции. Что касается Санкт-Петербурга, то, по данным местной Группы помощи задержанным, штрафы, аресты или и то и другое на сегодня получили около 330 человек. Суммарно людей в Питере уже осудили на 780 суток ареста и оштрафовали на 2 миллиона 874 тысячи 400 рублей, а также 161 час обязательных работ.

Никита Всесвятский
для «Новой»

«Вошли, но ничего не ломали»

В суде допросили корреспондента «Новой» Илью Азара

Где: Верховный суд Крыма
Подсудимый: Ахтем Чийгоз
Статья: 212 ч. 1 УК РФ — ​организация массовых беспорядков
Грозит: лишение свободы от 8 до 15 лет

В Симферополе продолжается судебной процесс в отношении бывшего зампреда Меджлиса крымско-татарского народа (организация признана экстремистской, ее деятельность запрещена на территории России) Ахтема Чийгоза. Его обвиняют в организации массовых беспорядков 26 февраля 2014 года. Тогда у здания Верховного совета Крыма в Симферополе собралось несколько тысяч крымских татар и проукраинских активистов, чтобы предотвратить принятие так называемых «сепаратистских законов» — ​изменений в законодательстве Крыма, которые подвели бы юридическое обоснование под последовавшей затем аннексией. В ответ Сергей Аксенов, возглавлявший тогда партию «Русское единство», вывел несколько тысяч своих сторонников: казаков, членов созданного несколькими днями ранее «Народного ополчения» и приезжих из России активистов. Обе стороны встретились в круглом дворе Верховного совета. Произошли столкновения, милиция вовсе покинула митинг. В давке погибли два пожилых человека. В январе 2015 года был арестован Чийгоз, которого обвинили в организации беспорядков, еще нескольких человек (все крымские татары) обвинили в участии. В ноябре 2016-го начались суды. Судебные процессы идут одновременно — ​в Верховном судят Чийгоза, в Киевском районном — ​остальных.

В прошлый четверг в Верховном суде Крыма в качестве свидетеля защиты по делу Ахтема Чийгоза выступил корреспондент «Новой газеты» Илья Азар.

Он рассказал, что приехал на митинг 26 февраля, когда он уже начался. Во дворе Верховного совета обе стороны митингующих, сцепившись руками со своими сторонниками, пытались вытолкать оппонентов. Периодически кидали друг в друга бутылки, кто-то распылил баллончик с перцовым газом. Никто крымскими татарами не командовал, они объединялись в группы и тут же распадались, когда другая сторона давила на них. Чубаров, глава Меджлиса, ходил среди митингующих, пытаясь организовать коридор между сторонами, чтобы не допустить жертв. В какой-то момент несколько десятков крымских татар вошли в здание Совета через боковой вход. Вместе с ними вошли и журналисты, в том числе Азар, который освещал тогда события в Крыму для Lenta.ru.

Эпизод с ворвавшимися в здание Совета митингующими обвинение называет беспорядками. Азар рассказал, что дверь была уже открыта, вошедшие не прошли дальше холла, куда их пустили милицейские, спокойно расступившиеся перед ними. Вошедшие были возбуждены, кричали, но ничего не ломали. К ним вышли Чубаров и депутат Лентун Безазиев, поговорили с митингующими и те ушли.

«Я согласился выступить на процессе по делу 26 февраля, потому что он, как и многие процессы в Крыму относительно крымских татар, не кажется мне справедливым, — ​отметил Илья Азар после заседания. — ​За организацию массовых беспорядков судят только представителя крымско-татарской общины, хотя они не избивали сами себя, в столкновениях участвовали и пророссийские активисты».

Азар выступил со стороны защиты, хотя отметил, что просто рассказал о том, что видел, и его показания могут использовать обе стороны. «Очевидно, что мои показания никак не повлияют на решение суда, прежде всего, в связи с известной обвинительной спецификой российского правосудия, но тем не менее я посчитал важным, что о событиях того митинга расскажут со стороны защиты не только представители крымско-татарской общины, но и я как независимый наблюдатель».

Антон Наумлюк —
специально для «Новой»,Крым

«Болотка» № 3. Взялись за школьников

Предъявлены первые уголовные обвинения по событиям на Тверской

16 июня Басманный районный суд Москвы отправил под домашний арест 17-летнего школьника Михаила Галяшкина, который, по версии следствия, в ходе протестной акции 12 июня распылил перцовый газ в лицо бойцу Росгвардии, в результате чего тот получил ожог глаза. Галяшкину до 12 августа разрешено посещать только школу — ​он и так пропустил ЕГЭ, а пользоваться интернетом только под контролем ФСИН.

Следователь просил запретить школьнику общаться со всеми, кроме родственников, следователей и педагогов, пользоваться интернетом, отправлять письма и телеграммы. Адвокаты, в свою очередь, просили суд оставить школьника под подпиской о невыезде. Суд, хотя и склонялся к такой мере пресечения, как надзор родителей, но в итоге удовлетворил ходатайство следствия.

«Галяшкин сможет сдать ЕГЭ, но подать документы в вуз не сможет», — ​рассказал «Новой газете» адвокат Сергей Бадамшин. Он уже обжаловал арест. По его словам, молодой человек пока не дает показаний по поводу происшедшего.

В свою очередь, как рассказала журналистам мать подростка Ольга Галяшкина, он не предупредил ее, что пойдет на митинг. Женщина узнала об этом, когда сына уже задержали. По ее словам, Михаил постоянно носит с собой газовый баллончик, так как несколько лет назад на него напала собака.

17-летний школьник стал третьим человеком, в отношении которого возбудили уголовное дело по итогам акций 12 июня в Москве и Санкт-Петербурге. Еще одного 17-летнего школьника, являющегося активистом молодежного «Яблока», задержали в Санкт-Петербурге. Дмитрия Мякишина также подозревают в том, что он нанес полицейскому травму лица. По словам самого школьника (его слова подтверждает видео), он убегал от полицейских по гранитному возвышению, а когда спрыгнул вниз, на него бросились сразу несколько сотрудников Росгвардии, один из которых при падении ударился челюстью о голову Мякишина. Дома у школьника провели обыск, он находится под подпиской о невыезде, обвинение ему пока не предъявлено.

Напомним, по итогам аналогичной акции 26 марта были возбуждены уголовные дела по трем статьям — ​то же «хулиганство» и «применение насилия в отношении представителя власти», а также «посягательство на жизнь сотрудника полиции» (ст. 317 УК). В настоящее время уголовному преследованию подверглись семь человек, двое из них уже получили приговоры. Сам срок следствия по «делу 26 марта» продлен до 26 сентября.

Александра Букварёва,
Сергей Лебеденко —

для «Новой»

Где, кого, за что

Дело Реймера

Замоскворецкий суд Москвы приговорил к 8 годам колонии и штрафу в 800 тыс. руб. бывшего директора Федеральной службы исполнения наказаний Александра Реймера. Экс-подчиненные Реймера Николай Криволапов и Виктор Определенов получили 5 лет 8 месяцев и 6 лет колонии соответственно, а также штраф — ​600 тыс. и 700 тыс. руб. Криволапов и Реймер лишены генеральских званий.

Реймеру, руководившему ФСИН с 2009 по 2012 год, вменялось мошенничество и злоупотребление должностными полномочиями. По версии следствия, в результате его действий электронные браслеты для подследственных приобретались по завышенной цене у единственного предприятия — ​НПО «Мета», директор которого Николай Мартынов (осужден в особом порядке, признал вину и получил 3 года и 8 месяцев колонии) делил с руководителем ФСИН выручку.

Согласно приговору, по указанию главы ФСИН была создана посредническая структура, чтобы закупка браслетов для нужд службы формально считалась внутрисистемной, — ​ФГУП ЦИТОС. Его директором стал Виктор Определенов. По контрактам с ЦИТОСом каждый браслет должен был стоить от 108 тыс. до 128 тыс. руб., хотя реальная стоимость не превышала 20 тыс. руб. Качество браслетов было низким, настаивало обвинение.

Деньги от закупки браслетов «Мета» обналичивала через фирмы-однодневки. В итоге 2,3 млрд руб. пошло на цели, не связанные с нуждами ФСИН, из них 1,3 млрд руб. было похищено. Лично Реймер, как установил суд, успел получить от Мартынова 140 млн руб. Представитель ФСИН, выступавший на суде, говорил об ущербе в 3,4 млрд руб. На всю эту сумму ведомство заявило к подсудимым гражданский иск.

Адвокат Реймера Владимир Жеребенков заявил, что следствие искусственно придумало событие преступления и завышение цены, в чем ему помогли «некомпетентные эксперты». Защита намерена обжаловать приговор.

Дело «12 июня»

Ейский районный суд арестовал учителя истории местной гимназии Александра Коровайного на 10 суток за участие в акции «Требуем ответов». Судебное заседание проходило в закрытом режиме около 5 часов. Помимо этого Коровайного еще и уволили с работы. Всего 12 июня в Ейске задержали 8 человек, пять из них — ​несовершеннолетние. Акцию не согласовали, поэтому активисты проводили ее в формате одиночных пикетов. Ранее на 10 суток был арестован другой житель Ейска Александр Сафронов.

ГУ МВД сообщило о возбуждении уголовного дела по статье 213 «Хулиганство» в отношении мужчины 1988 г.р., родом из Дагестана, подозреваемого в том, что он бросил в толпу людей взрывпакет во время акции 12 июня на Тверской. Имя мужчины не называется, пострадавших нет. Его отпустили под подписку о невыезде. Позже стало известно, что боец Росгвардии заявил о нападении на него 12 июня: неизвестный ударил его в спину, после чего боец упал и повредил руку. Подозревается в этом тот же мужчина, взорвавший взрывпакет. Обвинение еще не предъявлено.

«Болотное дело»

Фигуранту «болотного дела» Ивану Непомнящих продлили срок пребывания в ШИЗО ИК‑1 УФСИН по Ярославской области. Связи с ним нет — ​защитников снова не пропускают к заключенным. В изолятор колонии Непомнящих поместили еще 9 июня. Вместе с ним туда отправили и Руслана Вахапова — ​заключенного, который, как и Непомнящих, публично заявил об избиении спецназом ФСИН. Вахапову продлили срок в ШИЗО — ​на 7 дней. Сколько суток добавили Непомнящих, неизвестно.

Дело ЮКОСа

Европейский суд по правам человека обнародовал постановление по делу Алексея Пичугина, бывшего сотрудника одного из отделов службы безопасности компании ЮКОС. Согласно решению Страсбурга, в отношении Пичугина в трех аспектах нарушена ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая гарантирует право на справедливое судебное разбирательство.

Речь идет о втором — ​пожизненном — ​приговоре фигуранту дела ЮКОСа, вынесенном судьей Мосгорсуда Петром Штундером. В рамках этого дела Пичугин был признан виновным в организации убийств в 1998 году мэра Нефтеюганска Владимира Петухова и директора московской торговой фирмы «Феникс» Валентины Корнеевой, а также организации покушений в 1998 и 1999 годах на управляющего австрийской компании «Ист Петролеум Ханделс» Евгения Рыбина. По версии обвинения, поддержанной судом, Алексей Пичугин действовал, руководствуясь поручением вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина. Приговор был вынесен 6 августа 2007 года. Таким образом, решения ЕСПЧ по своей жалобе осужденный ждал без малого 10 лет.

Теперь у защиты появились новые основания требовать отмены пожизненного приговора. Как рассказала «Новой» адвокат осужденного Ксения Костромина, это решение не может быть обжаловано российскими властями. Оно окончательно и вступает в законную силу в момент опубликования.

Как поступит в этой ситуации Верховный суд России — ​остается только догадываться. Почти пять лет назад, осенью 2012 года, Страсбург уже признавал нарушение прав Пичугина в рамках разбирательства по первому уголовному делу. Один из эпизодов этого дела — ​организация (якобы в интересах ЮКОСа) убийства в 2002 году тамбовских бизнесменов Сергея и Ольги Гориных, тела которых, впрочем, так и не нашли. Однако Верховный суд отказался отменять приговор и отправлять дело на новое рассмотрение. На это уже обратил свое внимание Комитет министров Совета Европы — ​орган, контролирующий исполнение странами решений ЕСПЧ.

Пичугин уже 13 лет отбывает пожизненное заключение в колонии «Черный дельфин» в городе Соль-Илецк Оренбургской области. Свою вину он не признает. Правозащитный центр «Мемориал» признал его политическим заключенным.

Вера Челищева,
«Новая»

Теги:
суды
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera