Сюжеты

«Я два процента дерьма, по мне уже плачет тюрьма»

Потрясенная общественность отреагировала на слова телеведущего Соловьева песнями, роликами и заявлениями

Этот материал вышел в № 64 от 19 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ЛукьяноваНовая газета

6

Телеведущий Владимир Соло­вь­ев вновь потряс передовую общественность: сообщил в эфире радио «Вести FM», что те, кто вышел на митинг 12 июня, — ​дети коррупционеров, которых «борьба с коррупцией взяла за задницу». Передовая общественность возмутилась и стала отвечать Соловьеву: записывать ролики, петь песни и подавать в суд.

Нет, логика у Владимира Соловьева железная: у всех этих детей есть телефоны (ну да, обычно у детей они появляются еще в начальной школе), дети все стильненькие, стало быть — ​родители у них коррупционеры. Раньше были во власти и вылетели. А раз так — ​это бунт мажоров. И Навальный вывел своих гопников не против коррупции, а против людей.

Тут, правда, по-хорошему надо было бы определиться: или уж мажоры, или гопники. Чтобы сразу и мажор, и гопник — ​это примерно как нацик и либераст, как гнилая интеллигенция и гегемон в одном флаконе. Но разве это важно, когда душа горит от негодования? У Соловьева душа такая легковозгораемая, что сразу воспламеняется — ​и давай жечь напалмом: мразями и нелюдьми обозвал пришедших на митинг. Двумя процентами дерьма тоже обозвал. Звонившего в студию назвал клопом.

Общественность, кажется, сразу даже не поняла, оскорбляться, смеяться или доказывать, что она не клопы.

Некоторые мажоры с телефонами (например, девушка с ютюб-канала «Минус 18 плюс») педантично обратили внимание на неувязки в аргументации Соловьева: «По его логике, дети коррупционеров вышли на митинг по борьбе с коррупцией, чтобы их родители могли заработать побольше денег и купить своим детям второй мобильный телефон».

Некоторые так вдохновились, что запели. Скажем, есть такой видеоблогер ЛяМир, так он записал песню с припевом «Я два процента дерьма, по мне уже плачет тюрьма».

Другие стали старательно объяснять Соловьеву, что он неправ. Телеканал «Дождь» целый ролик записал, где симпатичные студенты серьезно объясняют телеведущему, что они любят родину, телефоны у них куплены на свои честно заработанные деньги.

Некоторые привычно воззвали к начальству. На сайте change.org размещены сразу две петиции. Одна из них (автор Павел Ворончихин из Йошкар-Олы) адресована Олегу Добродееву, генеральному директору ВГТРК, в ней — ​требование: уволить Владимира Соловьева. В комментариях к петиции одни подписанты увещевают Соловьева: «Так нельзя говорить про людей», или рассказывают, что папа водит троллейбус, а мама воспитательница детсада, другие же осыпают телеведущего ругательствами. Вторая петиция (автор Владимир Мишин из Химок) требует привлечь Соловьева к уголовной ответственности за оскорбления россиян в прямом эфире. Она адресована в Следственный комитет, МВД, прокуратуру и почему-то в РПЦ. Вот под этой петицией комментарии хотя и гневные, но цензурные. На ноль часов субботы под первой петицией стояло чуть больше трех тысяч подписей, под второй — ​чуть больше пяти.

Иные отнеслись к выступлению Соловьева совсем серьезно и решили идти до победного конца. Назар Козлов, волонтер штаба Навального, сообщил в эфире «Дождя», что он и еще 18 молодых людей, тоже чувствующих себя оскорбленными, подали заявления в полицию с требованием привлечь Соловьева к уголовной ответственности.

Однако статья 130 УК РФ («Оскорбление») утратила силу еще в 2011 году. Есть, правда, печально знаменитая 282-я — ​«Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», согласно которой «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц, <…> совершенные публично или с использованием средств массовой информации» наказываются штрафом или тюрьмой — от двух до пяти лет». Но прогрессивная общественность ведь вроде сама возмущалась этой статьей?

Разжигать рознь по отношению к социальным группам Соловьеву не впервой. Летом прошлого года он назвал учителей «сбродом, отбросами и пьянью» и поинтересовался, «с какой пьяной радости» учителя должны получать не меньше, чем он. Прогрессивная общественность тогда тоже вскипела (петиция набрала 975 подписей). И учителя тогда тоже стали записывать на видео свои ответы Соловьеву.

В ютюбе лежит, наверное, несколько десятков роликов в жанре «наш ответ Соловьеву». Еще пара таких его выступлений по радио — ​и это станет национальной забавой.

Я вообще вижу за этим жанром большое будущее, ибо он дешев и сердит в самом прямом смысле слова.

И прекрасно. Зато занятие. Всё лучше, чем гражданская война.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera