Репортажи

Глаза залили

Главный вопрос не в наличии алкоголя в крови погибшего ребенка, а в том кто скрутил камеры видеонаблюдения и почему так долго не возбуждалось уголовное дело

Этот материал вышел в № 65 от 21 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталья Черноваобозреватель

44

23 апреля шестилетний А. из города Железнодорожный погиб под колесами автомобиля во дворе своего дома, где гулял с дедушкой. Но сенсационной история о сбитом ребенке стала несколько дней назад, когда были обнародованы результаты судмедэкспертизы: в крови мальчика обнаружено 2,7 промилле алкоголя. То есть, согласно результатам экспертизы, ребенок «в момент наступления смерти находился в состоянии опьянения, которое могло соответствовать сильной степени».

Как это было

Трагедия произошла во дворе дома. Мальчик перебегал дорогу от площадки к подъезду. Следом шел его дедушка с велосипедом. Машина, выехавшая с автомобильной стоянки, протащила ребенка несколько метров. Когда мальчика достали из-под автомобиля, он был еще жив, но скончался до приезда скорой. Свидетелями происшедшего стали жители дома. Одна из соседок — Анастасия Кузнецова — рассказала, что видела мальчика до смертельной аварии во время прогулки с дедом. «Мальчик был оживлен и был в полном адеквате, — говорит она, — а водитель, выезжая из тупика, «газанула». Потом она вышла из машины, посмотрела на бампер и ушла звонить».

Отец ребенка, Роман, не мог добиться возбуждения уголовного дела почти месяц. Дело сдвинулось только после того, как он обратился за помощью к Сергею Миронову, лидеру партии «Справедливая Россия».

2,7 промилле как катализатор расследования

Самое показательное в этой истории на сегодня то, что лишь огласка «сенсационных» результатов экспертизы сделала эту трагедию общественно-значимой и, как это ни парадоксально, дала толчок к объективному расследованию дела. «Пьяный» мальчик привлек внимание не только общественности и всех федеральных каналов, сделавших разной степени адекватности ток-шоу о случившейся трагедии, но и главу Следственного комитета России Александра Бастрыкина, пообещавшего лично контролировать ход следствия по делу.

Если расследование будет проведено бесстрастно и объективно, то появятся и ответы на несколько ключевых вопросов.

Вопрос первый: могла ли сбившая ребенка Ольга Алисова, муж которой Сергей Алисов отбывает 10-летний срок в колонии строгого режима за участие в деле «черных риэлторов», повлиять на ход расследования?

Некоторые СМИ за прошедшие дни успели назвать Алисову женой лидера ОПГ. И именно этот факт больше всего взбудоражил жителей Железнодорожного. Алисовой в соцсетях начали открыто угрожать. Накал страстей и ненависти к ней достиг такого уровня, что отец ребенка попросил сочувствующих его горю «не вестись на провокации». Сама Алисова на ток-шоу сообщила: «Муж мне предлагал помочь, но я ему сказала — сама разберусь». По некоторым данным, у женщины за месяц накопилось 10 штрафов за превышение скорости.

Ольга Алисова, уже находясь под следствием и дав подписку о невыезде, продолжает работать директором салона связи. Некоторое время назад родители погибшего ребенка получили от нее перевод на 50 тысяч рублей. Перевод был тут же отправлен обратно.

Сама Алисова, на вопрос корреспондента портала Mash, верит ли она, что ребенок был пьян, ответила, что не знает, как появилась такая экспертиза.

Так или иначе, до сих пор непонятно, могло ли повлиять на ход расследования криминальное замужество Алисовой.

Вопрос второй: почему через несколько дней после трагедии исчезли записи со всех камер наблюдения, установленных во дворе дома?

Отец ребенка Роман утверждает, что одна из камер висела на подъезде, съемки передаются на сервер проекта «Безопасный город». Однако именно в день ДТП эта камера не работала, хотя днем раньше и днем позже записи есть. Могла бы помочь расследованию и частная камера, которая была установлена кем-то из жильцов, чтобы следить за своей машиной. На следующий день после трагедии камеру демонтировали, а кому она принадлежала, выяснить не удалось. Данные с камеры, видимо, можно было бы получить из сервера, который установлен в подвале дома, но сотрудники ЖЭКа отказывались пустить туда отца ребенка.

Кроме того, по документам управляющей компании, во дворе дома якобы уже давно были установлены два «лежачих полицейских». Двор действительно спешно оборудовали дорожными знаками, но спустя несколько дней после трагедии.

Вопрос третий: можно ли верить заключению экспертов о том, что ребенок был пьян?

Единственное официальное заявление о проведенной экспертизе сделал в эфире Первого канала Михаил Клейменов — судебно-медицинский эксперт железнодорожного отдела Бюро судебно-медицинских экспертиз Московской области.

«24 апреля я производил экспертизу мальчика <…>, причиной смерти которого явилась травма, полученная в ДТП. Я взял кровь из тела умершего, а также биологические объекты — кровь и желчь. Эти объекты были упакованы, опечатаны и с нарочным полицейским переправлены в лабораторию, которая располагается в МОНИКИ (Московский научно-исследовательский институт имени М.Ф. Владимирского.Н. Ч.). После получения результатов биохимического исследования у меня возникли вопросы, и было решено уточнить, действительно ли кровь принадлежит этому мальчику.

У нас имелось два объекта этого ребенка. На медико-генетической экспертизе было выявлено, что на 99,9% вероятности оба образца крови, которые были направлены на экспертизу, принадлежат одному и тому же человеку. Наряду с высокой концентрацией алкоголя в крови в ней же присутствовало вещество ацетальдегид, которое образуется под воздействием ферментов печени в живом организме. Это говорит о том, что алкоголь попал в кровь при жизни. Концентрация достаточно высока, относится к сильной степени алкогольного опьянения. В данном случае доказано со стопроцентной гарантией, что алкоголь есть и он попал в организм при жизни.

Все сомнения можно разрешить одним ударом — это назначить генетико-молекулярную экспертизу в независимом центре, даже в лаборатории Следственного комитета, где проведут исследование биологических образцов от матери и образцов, которые я направлял от ребенка. При их совпадении на генетическом уровне все вопросы должны быть однозначно сняты».

Отец ребенка сообщил, что они с супругой сдали анализы на ДНК-тест, чтобы выяснить, была ли в пробирке кровь ребенка или постороннего лица.

Следственный комитет уже возбудил уголовное дело по результатам странной экспертизы (статья «Халатность»). В первую очередь его фигурантами могут стать эксперты, а также перевозчики биологических материалов.

Железнодорожный собирает подписи

В городе в минувшие выходные развернулась масштабная кампания по сбору подписей, распечатанные бланки раздавали в магазинах, салонах красоты, почтовых отделениях. Организаторы сбора подписей, создавшие свою группу в «ВКонтакте», решили, что «живые» подписи дополнят петицию, размещенную на платформе Change.org с требованием к главе Следственного комитета Бастрыкину «наказать по всей строгости закона всех причастных к этой трагедии». Собрано уже больше 19 тысяч подписей.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera