Сюжеты

Эсэмэсни мне немножечко любви

Смартфоны меняют нашу жизнь. Но в какую сторону? Научная вкладка

PhotoXPress

Этот материал вышел в № 65 от 21 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Чрезмерное использование смартфонов приводит к психологическим проблемам (особенно у женщин). К такому выводу пришли исследователи университета Бингемтона штата Нью-Йорк. Согласно опубликованной работе, смартфоны превратились в инструмент, обеспечивающий короткое, быстрое, немедленное удовлетворение, которое очень просто вызывать. Со временем это приводит к депрессии, социальной изоляции, тревожности, застенчивости. Ученые предположили, что по мере технического прогресса эти тенденции будут только возрастать.

…И так захочешь теплоты,
Не полюбившейся когда-то,
Что переждать не сможешь ты
Трех человек у автомата.

(Слова Вероники Тушновой. Песня впервые исполнена в 1976 году)

Исследователи же Мичиганского университета вводят в психологический обиход новый термин «фантомные звонки». Их слышат те, кто чрезмерно зависит от мобильного телефона. Они ощущают вибрацию телефона или его звонки даже тогда, когда он на самом деле молчит или даже выключен. Причем женщины страдают от фантомных звонков чаще.

Средства связи совершенствуются, а жить нам от этого не легче. Или все-таки легче? С этим вопросом «Новая» обратилась к Маргарите Жамкочьян, известному психологу, психотерапевту, директору психологического центра благотворительного фонда «Виктория».

— Почему наш лучший друг мобильник превращается в причину депрессий и тревожности, а фантомные звонки сводят с ума?

— Ну подождите, изучение только начинается. Еще неизвестно, какие неожиданности ждут исследователей. Мобильник — ​это же настоящая революция в общении, тут сплошные открытия. Вот, например, неожиданность номер один: самым частым вопросом на планете, задаваемым по мобильному и в СМС-сообщениях, стало: «Ты где?»

А при встрече обычно спрашиваем: «Как дела?» Ну понятно, встречаясь очно, спрашивать про «ты где?» как-то нелепо…

— Не все так просто. Вдруг оказалось, что нам очень важно определиться в пространстве. Мы даже сами не представляли насколько. А ведь этот вопрос вначале даже раздражал.

Вместе с тем потребности в «телефонной теплоте» меньше не стало, просто теперь она проявляется по-другому и все чаще уходит из прямого телефонного разговора в короткие текстовые сообщения.

Теплота в эсэмэсках?

— Нынешняя связь очень быстрая. Обратите внимание: раньше в эпоху стационарных телефонов мы уж если снимем трубку, то болтаем по полчаса или по часу. Сейчас говорить полчаса по мобильному — ​уже нечастый случай.

Изменилось назначение общения, и вошли в обиход новые устройства — планшеты, например. А главное, обратите внимание, все действительно революционное, что появилось в последнее время, служит именно для общения.

…и вместе с тем так одиноки…

— Когда в стране только появлялись первые компьютеры, была надежда, что мы полностью переложим на компьютер обучение подростков. Наши ожидания не слишком оправдались: компьютер не смог заменить учителя, зато был получен другой неожиданный результат. Начали обследовать отношение подростков 10–12 лет к компьютеру. И спрашивали у них, как ты думаешь, зачем он может тебе пригодиться?

И они ответили, что нужен, чтобы лучше общаться. То есть у этих детей приоритетом ожидания от домашнего ПК было то, что он поможет завести новых друзей. Не учиться, не фильмы смотреть, не книжки читать… Они объясняли это так: очень сильно ощущается одиночество.

Да, современные дети чувствуют себя одиноко. Уже довольно давно в Москве полностью исчезли дворы и дворовая культура. Место жительства не объединяет, не стало возможности общаться со старыми друзьями, новых завести сложно. И в это самое время у подростков появляется средство связи — ​мобильный телефон. Область общения и техника удивительным образом соединились. И надо сказать, что психологи оказались к этому не готовы: у нас не было даже гипотезы, описывающей это событие и его последствия.

А что за последствия?

— Надо понимать, что потребность в общении не насыщаемая. Дружба в юности — ​это и социальная, и биологическая потребность. Подростки устроены так, что в раннем возрасте они должны максимально ее удовлетворить для того, чтобы в более позднем периоде перейти к отношениям романтическим. Иначе придется «добирать» дружбу в то время, когда пришла пора подумать о любви. И это может стать большой психологической проблемой.

Дружба — ​понятие качественное, а не количественное. Забив свои телефонные книжки номерами друзей, начинаешь называть их «френдами».

— То есть «френд» не друг?

— Если я могу в любой момент соединиться с тем, с кем мне захочется, у меня возникает иллюзия широкого дружеского общения. Подростки часто говорят «у меня очень много друзей», но настойчиво ищут все новых и новых. Вот что значит «ненасыщаемая потребность в общении». Причем одно дело, когда речь идет о человеке, которого ты знаешь (твой бывший одноклассник), иное — когда «френдом» становится человек, которого ты никогда не видел.

Да, у подростка возникает ощущение того, что он имеет много друзей, но это может быть только иллюзия. Социальная психология здесь в большом долгу. Вспомним феномен дневников 12–13-летних. Их изучал когда-то И.С. Кон. А сейчас любая сокровенная мысль торопится в Facebook. И это практически никто не изучает.

Ты обмениваешься с людьми, которых, возможно, никогда не увидишь. Твой партнер может построить любой образ и вынудить тебя также построить некий образ в ответ, возникает феномен «игры в друзья». Человеку кажется, что он получает от своего собеседника сочувствие. Но оно может быть выдуманным. Твой партнер говорит, что скучает, но проверить это невозможно. И это не требует от нас больших душевных затрат? Вот эту проблему электронного общения я бы поставила в ряд главных в современной социальной психологии.

Ведь как было в эпоху «домобильную»? Тесное общение начиналось с первого свидания. К нему надо было серьезно готовиться. При­вести себя в порядок, найти в себе смелость посмотреть в глаза, стремиться быть интересным.

С появлением мобильного общения все стало гораздо проще: эсэмэснуть «ты меня любишь?», получить положительный ответ и побежать куда-то дальше. Исчезает цена деятельности.

И значит, теперь чувство любви вроде бы обесценилось. Из недосягаемо высокого превратилось во что-то просто приятное.

Знаете ли вы, что сахар вызывает привыкание аналогичное наркотическому? Он быстро всасывается в кровь, и ты одномоментно получаешь порцию энергии в чистом виде и, соответственно, порцию удовольствия. Но к счастью, у организма есть жесткий контроль над уровнем сахара в крови: от большой дозы вас начнет тошнить.

Так же и с мобильной связью: ты получаешь «порцию теплоты», словно кусочек сахара. Ты можешь его «положить под язык», чтобы снять стресс и тревогу.

— То есть мобильник стал новым «кусочком сахара»?

— Наше общество атомизируется, люди сидят по своим квартирам как отдельные «свободные радикалы», а движения души подменяются работой электронных приспособлений. Но самое странное, что многим этого вполне хватает! Возникает даже такое понятие — ​«отдаленное знакомство». Это знакомство, которое не подразумевает продуктивных отношений. Молодые женщины подменяют поиск любви «удаленным знакомством». С таким партнером легко общаться, он говорит (а чаще пишет) что-то приятное, о нем можно думать одинокими вечерами. Но встречаться с ним вживую девушки не хотят. Они и так получают достаточную для них дозу нежности и тепла.

А как же популярные в прошлом встречи «Кому за 30» или «За 40»? Там-то все было по-настоящему?

— Все эти встречи закончились полным провалом. Количество заключенных браков оказалось ничтожным. Проблемы одиночества они не решили. И неудивительно. Человека силком тянули в общество неинтересных ему женщин или мужчин. А вот интернет дал неожиданный результат. Количество браков с интернет-партнерами намного превысило показатели кружков «для тех, кому за…». Да, в компьютере ты действительно придумываешь себе партнера, но и он придумывает тебя, и дальше общаетесь уже не вы, а созданные образы. И вот они-то постепенно подтягивают вас к себе. Вы вольно или невольно становитесь тем, кем хотели бы казаться партнеру. Если это получается, то и возникает вполне реальная связь. Но судя по наблюдениям, не очень прочная и не очень надолго.

Мы живем в удивительное время симбиоза техники и живого. Сейчас мобильник мы носим в руке, а завтра он будет висеть серьгой в ухе. Новая жизнь станет все более технологичной. Новые радости, новые страхи…

Заговорили о страхах, и я вспоминаю недавний теракт в Санкт-Петербурге. Погибли и пострадали люди, но гораздо больше их мучилось в тревожной неизвестности: не оказались ли мои родные в этой мясорубке? В это время фейсбук завел у себя тревожную кнопку «Я живой». И вот ситуация: твой близкий человек не нажал эту кнопку, и ты сходишь с ума. А он просто не знал или забыл, или вообще не придал этому значения.

— Я не считаю, что такая кнопка создала дополнительную тревогу. Да, кто-то сходил с ума, но сотням это помогло получить быстрое известие от своих близких. Вообще, как ни странно, но развитие средств связи не сильно влияет на нашу способность получать информацию в остром случае. Жизнь всегда прорастает сквозь любые электронные приспособления. Во время ГКЧП я с детьми находилась в маленьком прибалтийском городке, а муж — ​в Америке. Прямой связи не было, и он действительно очень волновался. И все равно выход был найден. Он связался с нашими московскими соседями, они позвонили мне, и таким образом телефонный мост был налажен.

В далекие предвоенные годы прошлого века у людей из средств связи был вообще лишь громкоговоритель — ​«тарелка», и то не в каждом доме. Новости слушали толпой у столба. Но сама эта толпа была уже и новым средством связи: люди обменивались эмоциональной информацией, и это отлично сработало для мобилизации народа. Кажется, то время давно ушло. Ушло, но не­ожиданно появилось новое явление — ​флэшмоб. Такое же «переваривание» заданной информации «с помощью» толпы. Договорились в социальной сети и вышли все вместе на улицу, чтобы отреагировать на событие.

Ну а как быть с теми, кто даже при обилии средств связи все равно чувствует себя страшно одиноким и потерянным?

— Это называется «синдром невидимки». «Я всех знаю, мне все интересны, но сам я никому не виден». Это может быть невротическим расстройством и в отдельных случаях нуждается в лечении. Но всегда надо помнить: если вам кажется, что вам никто не звонит и не пишет, это не проблема средств связи, а только ваша личная проблема.

— Как говорила героиня одного старого теледетектива, «если к вам не прижимаются в парижском метро, это еще не значит, что метро в Париже не существует»…

— У меня была пациентка, 17-летняя девушка, с которой не общались ровесники — ​не звонили, не писали в интернете. На этой почве у девушки развилось настоящее невротическое расстройство. Лечение заняло около года. И у каждого найдутся примеры на эту тему.

Вячеслав Недогонов —
специально для «Новой»

Синьор-помидор стал мутантом

В мировых научных кругах вот уже несколько лет обсуждается важный вопрос: почему помидоры стали большими, красными и… невкусными.

Ответ на самом деле не так прост, как кажется. Несколько лет международная группа генетиков (семь лабораторий по всему миру, в том числе Флоридский университет и Китайская академия сельхознаук) проводила масштабное изучение десятков сортов помидоров. В результате этой очень дорогостоящей и трудоемкой работы было выяснено: на протяжении многих лет селекционеры выводили помидоры с заданными свойствами — ​чтобы были покрупнее и покраснее. Кто ж знал, что в результате такой селекции из помидоров стало исчезать вещество, придающее им неповторимый запах. Теперь генетики работают над тем, как вернуть помидорам былую прелесть. Для этого они выделили более 20 перспективных мутаций, и, возможно, в скором будущем на прилавках появятся первые «помидорные помидоры». Конечно, они будут не такими красными и, очевидно, помельче, но со вкусом точно все будет в порядке.

Улыбка — ​враг компетентности

Оказывается, для ученого чрезвычайно важно выглядеть «правильно». К такому выводу пришли исследователи из Кембриджского университета и университета Эссекса (Англия) под руководством доктора Уилла Скайларка. В ходе эксперимента его участникам раздавали фото реальных ученых и предлагали сделать вывод о том, является ли этот человек представителем науки. Оказалось, чтобы в тебе признали ученого, надо выглядеть «высокоморальным и компетентным». А те, кто выглядел просто «дружелюбно и привлекательно» (может быть, даже улыбался в кадре) в настоящие ученые «не записали».

По материалам информационных научных порталов «Элементы» и «Научная Россия», журналов Proceedings of the National Academy of Sciences и Science

«Определение размеров и концентрации капель воды в экспериментах с камерой Вильсона», «Отождествление рентгеновских источников и открытие переменных звезд», «Новый подход к 1,2-дитиенилацетиленам» 

— это не названия научных исследований, претендующих на Нобелевскую премию этого года, а всего лишь несколько заголовков из работ российских школьников, которые (и работы, и школьники) получили высшую оценку на недавнем международном Конкурсе научных и инженерных проектов Intel ISEF, который проводился в Лос-Анджелесе, в штаб-квартире корпорации Intel.

Из Америки с триумфальной победой вернулась команда российских ребят, чьи работы высоко оценило представительное жюри. Ядро нашей сборной в этом году составляла команда «Юниор», которую готовили к конкурсу специалисты МИФИ.

Первый российский национальный полуфинал конкурса Intel ISEF — ​конкурс «Юниор» — ​был организован МИФИ при поддержке корпорации Intel еще в 1998 году. Сегодня этот конкурс — ​одно из самых авторитетных состязаний страны среди одаренных детей.

В этом году юниоровцы взяли пять призов из девяти, полученных российскими школьниками. Учитывая, что в американский финал выходят около сотни работ — ​неплохой результат.

В этом году участниками отборочного этапа конкурса «Юниор» стали 757 школьников приблизительно из ста городов и поселков нашей страны. В жюри вошли не только представители МИФИ, но профессора ведущих московских вузов, специалисты РАН и видные педагоги.

Отборочный конкурс проводился по двум направлениям, каждое из которых состояло из нескольких секций — ​«Инженерные науки» и «Естественные науки». Победителями стали 62 школьника, и вот уже из этих — ​лучших из лучших — ​были отобраны несколько суперпроектов для участия в Intel ISEF.

Вообще за последние 20 лет школьная Россия получила в Силиконовой долине около 80 различных наград, в том числе первые места в основном конкурсе и специальные призы «За выдающиеся достижения», которые присуждаются в единичных случаях. Вот и в этом году мы показали отличные знания и удивили международных экспертов интересными проектами.

Не все из этих вундеркиндов станут выдающимися учеными. Хотя почему бы и нет? Этот престижнейший конкурс дает серьезные льготы при поступлении в МИФИ, и, как показывает практика, именно победители Intel ISEF часто становятся лауреатами и Нобелевской премии, и премии Филдса.

В. Н.

При содействии пресс-центра НИЯУ МИФИ

Досье «Новой»

С 1950 года американская некоммерческая организация по популяризации научных знаний (Society for Science and the Public) проводит ежегодный конкурс научных и инженерных проектов учащихся старших классов всего мира (International Science and Engineering Fair — ​ISEF). В конкурсе участвуют более 1500 школьников примерно из 65 стран. Конкурс проводится по 15 научным направлениям. В жюри — ​профессора ведущих американских университетов, ученые и аналитики корпорации Intel, к работе жюри привлекаются лауреаты Нобелевской премии. С 1996 года генеральным спонсором ISEF является компания Intel, которая не только оплачивает расходы участников, но и формирует призовой фонд — ​более 4 млн долларов. И главное: спонсирует региональные отборочные конкурсы по всему миру; в России это — ​«Юниор» (Москва), «БалтикСЕФ» (Санкт-Петербург), «РОСТ» (Нижний Новгород).

По итогам Intel ISEF: команда конкурса «Юниор» взяла 5 призов из 9, полученных российскими школьниками

Победители

2-е место по химии — ​Самойлова Александра, 11-й класс: «Изучение реакции восстановительного аминирования без внешнего источника водорода», — ​а также специальные призы от American Chemical Society и от Sigma Xi (The Scientific Research Society).

2-е место по химии — ​Макарова Мария, 11-й класс: «Восстановительное алкилирование карбонильных соединений», — ​а также специальные призы от American Chemical Society и от Sigma Xi (The Scientific Research Society) (Москва, Научно-образовательный центр «МХЛ — ​ИНЭОС РАН»).

4-е место по математике — ​Морозов Егор: «Обобщенная задача Аполлония», — ​а также специальный приз от American Mathematical Society (г. Москва, лицей «Вторая школа»).

Финалисты

Гончаров Евгений (Нижегородская обл., г. Саров, СарФТИ НИЯУ МИФИ, 11-й класс): «Определение размеров и концентрации капель воды в экспериментах с камерой Вильсона».

Карачурин Рауль, Тимофеев Сергей (Москва, Центр «На Донской», структурное под­разделение ГБП образовательного учреждения «Воробьевы горы», 9-й класс): «Отождествление рентгеновских источников и открытие переменных звезд».

Милевский Никита (Москва, Институт органической химии им. Н.Д. Зелинского РАН, 11-й класс): «Новый подход к 1,2-дитиенилацетиленам».

Головань Ольга (Московская обл., г. Фрязино, Московский физико-технический институт (МФТИ), 10-й класс): «За гранью возможностей. Силой мысли».

Теги:
наука
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera