Репортажи

«Чиновник — проклятие нашего времени»

В Мурманской области на митинг протеста вышли ученые

Фото: Татьяна Брицкая/ "Новая газета"

Общество

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

1

«Мы на дальние участки даже ходить не можем: туда по одиночке нельзя, медведи появляются, а на то, чтобы вдвоем работать там, народу не хватает, сократили»,— старший научный сотрудник Полярно-альпийского ботанического сада-института в городе Апатиты Мурманской области Любовь Вирачевабуднично рассказывает о том, как живет ботанический сад в Заполярье.

Сад-институт с 30-х годов изучает флору Заполярья, проводит уникальные исследования, экспериментирует, и даже выращивает в тропической теплице кофе и апельсины. Теплицу надо отапливать, зимой в Апатитах до -30. Раньше сад пользовался льготами на оплату электроэнергии, теперь нет, и все, что он зарабатывает, выращивая растения по заказу муниципалитетов, отдают за «коммуналку». Не подкрепленное дотациями требование главы государства повысить зарплаты ученым (согласно «майским» указам, они должны вдвое превышать среднюю зарплату  в регионе), подкосило окончательно. Чтобы исполнить указ, нужно поувольнять половину сотрудников. Тогда финансирования, которое сокращается ежегодно, хватит на приличные зарплаты оставшимся.

В среду более сотни ученых КНЦ РАН вышли на миинг.

«Долой ФАНО – пятое колесо в телеге», — держит в руках самодельный, напечатанный на черно-белом принтере плакат пожилой мужчина.«Россия остается от Греции, Польши, Венгрии, Эстонии по расходам на фундаментальную науку» - плакат в руках молодого человека по соседству. Плакаты раздает председатель профкома КНЦ Елена Полоскова. Говорит, на митинг пришли представители всех 11 НИИ, входящих в Кольский центр. Роль сцены играет высокое крыльцо здания Президиума КНЦ. На дверях объявление: 7 июля выборы нового председателя КНЦ. За место идет реальная борьба.

«Перевод на мизерные доли ставки, неоплачиваемые отпуска, массовые сокращения», – называет реалии, в которых существует последние пару лет КНЦ, председатель профкома.

Последней каплей стали большие сокращения в двух НИИ – промышленной экологии Севера и экономических проблем. НИИ промэкологии в Год экологии сокращают целыми лабораториями – на улице окажется 16 человек, это почти треть всех сотрудников, в судах несколько исков о признании увольнений незаконными. При этом никакими мантрами о повышении эффективности работы сокращения уже не мотивируют. В интервью  местному информагентству врио директора НИИ Николай Кашулин признал: «Мера вызвана недостаточным бюджетным финансированием, оно сокращается, и мы не в состоянии обеспечить заработной платой всех работающих». Поясню: институт занимается изучением влияния  ГОКов и металлургических предприятий, то есть крупнейших налогоплательщиков области, на экологию Заполярья. Один из таких налогоплательщиков – АО «Апатит» — расположен в непосредственной близости от самого института – в соседнем городе Кировске. Сокращения ожидаются и в других НИИ, но в каких – неизвестно. Денег нет.

«Директоров институтов ФАНО заставляет подписывать соглашения об  исполнении «Майских» указов – о повышении зарплат», — со сцены заявляет Елена Полоскова. – «В результате они вынуждены волей-неволей проводить сокращения. У нас не остается средств на материально-техническое обеспечение исследований, экспедиции, командировки, расходные материалы, обновление инфраструктуры. Недавно в Госдуме слушались корректировки бюджета на 2017 год. Так вот фундаментальной науки планировалось добавить 8 миллиардов рублей. А добавят всего 1. На всю российскую науку!».

Фото: Татьяна Брицкая/ "Новая газета"

На митинге публика нетипичная для политических протестов. Ни хипстеров, ни молодежи, ни хорошо одетых рассерженных горожан. Люди в потрепанных плащах и старомодных туфлях, люди в очках с толстыми стеклами, старички, опирающиеся на палочки. Просившие слова говорили о своем стаже в науке: 40, 50 лет… Низкими зарплатами их не удивить, а вот то, что в силу катастрофического устаревания лабораторного оборудования их исследования уже не вполне конкурентоспособны на Западе, - это серьезно. Между тем, оборудование в иных НИИ, не менялось с 1957 года. Но госзадание не финансируется должным образом, и обновить аппаратуру невозможно.

«Массовые акции протеста – наш первый шаг!» – провозглашает Елена Полоскова в мегафон.

Чего хотят добиться ученые? Да, в общем-то, немногого:

«Профсоюз работников РАН составил обращение к председателю правительства и министру образования с требованием увеличить финансирование фундаментальной науки до уровня 0,22% ВВП», — зачитывает Елена со сцены. Да-да, 22 сотых доли процента – чтобы добиться таких «астрономических» показателей ученые готовы идти на площади. Потому что сейчас – и того меньше. Что до больших зарплат, то от них некоторые участники митинга и вовсе предлагали отказаться:

«Отменить «майские указы», если государство не может их профинансировать», — предложение встретили аплодисментами.

«Все это наше собрание – ячейка гражданского общества», - говорит в мегафон человек в потертой куртке. Это  Владимир Каржавин старший научный сотрудник Геологического института. В этом НИИ, например, изобрели метод датирования подземных вод, который в Швейцарии применяют для обнаружения захоронений токсичных отходов. А еще здесь, изучая текстурные изменения пород, предсказывают изменения климата, устанавливают закономерности формирования месторождений полезных ископаемых…  В Геологическом институте оборудование 1950- годов.

«На Руси чиновник решает все, — говорит Каржавин. – И лишь сообщает или не сообщает о своих решениях. Чиновник, который вчера руководил баней, а сегодня наукой, — проклятие нашего времени.»

Фото: Татьяна Брицкая/ "Новая газета"

На крыльцо поднимается, опираясь на две палочки, Петр Скуфьин – ведущий научный сотрудник того же НИИ: «Послушаем СМИ, так у нас все хорошо, лишь небольшие неполадки. Вот губернатор говорит, что зарплаты медиков великолепные, цифры называет. А я спросил у медиков, так ли это. Говорят, так. Только если на 2-3 ставки работать. То же и у нас. Смотрите, а уровень зарплат-то у нас неплохой. А если еще и с грантами посчитать, так нас еще щипать и щипать можно. Если правительство совмещает несовместимое: реформирование и сокращение финансирования, мы не можем бороться. Правительство по сути борется с развитием экономики. Правительство борется с повышением уровня жизни».

«Я пережил расцвет науки в КНЦ», - горько начинает Андрей Билин, ведущий научный сотрудник Горного института. – «Я видел, как создавались институты, множились научные направления. Запасы наших разработок и сейчас велики. Только их никто не использует. Тяжелейшее положение с оборудованием. И за 2 года мы ни разу не обсуждали происходящее на Ученом совете.»

На митинге не хватало голоса лишь одного человека —  врио председателя КНЦ  Юрия Войтеховского. Молодой блестящий ученый, экс-директорГеологического института, талантливый лектор, он возглавил находившийся в хозяйственном упадке КНЦ два года назад. И к нему сразу пришли пожарные и прочие проверяющие.  Штрафы, предписания, угрозы закрытия корпусов. Вместо научной работы – латание дыр, съедающее весь бюджет. За время работы на руководящей должности Войтеховскому даже не идет научный стаж. Год назад он уговаривал коллег объединиться в структуре  исследовательского центра, надеялся на новые источники средств. Не уговорил. И средства сократили. Бюджет КНЦ ежегодно урезается – то на 10%, то на 5. Сейчас вопрос объединения вновь на повестке дня. Ряд НИИ уже наотрез отказался, желая сохранить самостоятельность и боясь сокращений. Войтеховский на митинг не пришел. Перед выборами он вместо агитации плюнул и уехал в отпуск подальше – в Магадан.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera