Сюжеты

Ядерная зима в царстве Берендея

Создаст ли Большой театр универсальную формулу успеха в новом сезоне, если «Снегурочка» в авторской постановке Александра Тителя и Тугана Сохиева пошла в баню

Фото: Дамир Юсупов / Большой театр

Этот материал вышел в № 70 от 3 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Культура

1

«Снегурочка» — это опера с трудной сценической судьбой, и ее возвращение в репертуар первого театра страны через паузу в 15 лет вряд ли окажется радужным, но равнодушным точно никого не оставит. На сей раз весенняя сказка пережила апокалипсическое превращение в «ядерную зиму», и если вызывает какие-то мистические ощущения, то лишь тотального страха и безысходности.

Концепция Александра Тителя идеально отображает всепоглощающую депрессию, что ныне испытывает человек от катастрофы — военной, экологической, социальной. В спектакле нет ничего созидательного и живого. Все разрушено и изуродовано: от дома, с руин которого, восторженно повизгивая, катаются, как с горки, до кучи горящего металлолома, в который превратилось все, что создано человеческим разумом, — вышки ЛЭП, колесо обозрения, вагон электрички и бочки (сценограф Владимир Арефьев). А главное, люди (или берендеи, если по Островскому) превращены в пустые телесные оболочки, похожие на бомжей или пациентов психиатрической клиники.

Они примеряют на себя самые разные образы. Характеры большинства героев не имеют четкого определения, а те, кто узнаваем, откровенно странные персонажи. Снегурочка — просто дикий зверек, Берендей будто одноглазый, лишившийся своего могущества бог Вотан, Мороз — знаменитый создатель системы оздоровления Порфирий Иванов, а Лель похож на Есенина. Между этими людьми нет ничего общего — ни интересов, ни чувств. Из оперы изъята ключевая тема оперы, говорящая о силе любви.

Партитура композитора тоже не откликается на режиссерский произвол. При этом музыкальный замысел спектакля Тугана Сохиева очень кропотливый, что касается работы с оркестром. Но дирижерского внимания солистам недостаточно. К тому же выбор исполнителей не всегда выглядит точным. Много разных неточностей и проблем с фразировкой. Похоже, руководство театра уже смирилось, что, как правило, слов у певцов не разобрать даже на родном языке, и дает титры по-русски.

Образцово хороши в этой густонаселенной опере лишь сопрано Анна Нечаева (Купава) и бас Глеб Никольский (Мороз). Тенор Богдан Волков пока еще слишком молод для партии Берендея, ему недостает выносливости и мощи: в финальном ансамбле его и вовсе не слыхать, а Ольге Селиверстовой-Снегурочке не хватает виртуозности, чистоты тона и страстности.

И если в начале спектакля читается попытка сформулировать важное гуманитарное послание человечеству даже ценой утраты основных лейтмотивов Римского-Корсакова, то постижение любви Снегурочкой в бане выглядит лишь пошлым бытовизмом…

Под лучами огромных прожекторов Снегурочка растаяла, а Большой театр исчерпал список премьер.

Теперь все чаянья связаны с новым театральным годом. Большой театр объявил планы на 242-й сезон. Премьерный марафон стартует постановкой, адресованной детям. В одном представлении свяжут «Карнавал животных» Сен-Санса и «Путеводитель по оркестру» Бриттена. Следующей премьерой станет «Альцина» Генделя. Предыдущее обращение к Генделю — опера «Роделинда» — в этом году принесла театру «Золотую маску».

«Бал-маскарад» пополнит список вердиевских опер из «Травиаты» и «Дон Карлоса», которые публика любит в любом постановочном варианте. Бесспорно, станет фаворитом и новая постановка «Богемы» Пуччини. А уже в 243-м сезоне есть надежда вернуть в афишу театра пуччиниевскую «Тоску». Об участии в ней идут переговоры с самой знаменитой оперной парой мира: Анной Нетребко — Юсифом Эйвазовым.

Но самая ожидаемая оперная премьера предстоящего сезона — «Пиковая дама» Чайковского. Юсиф Эйвазов споет Германна в премьерной серии. За постановку «Пиковой» отвечает та же команда, что два года назад сотворила «Леди Макбет Мценского уезда», — худрук Вахтанговского театра Римас Туминас и музыкальный руководитель Большого Туган Сохиев. В середине следующего сезона (31 января 2018 года) у Тугана Сохиева заканчивается контракт с театром, но гендиректор Большого Владимир Урин отшутился от вопроса, сказав, что даже забыл об этом. Напрашивается вывод: изменений в ближайшие три года на позиции главного дирижера не ожидается.

Выдающаяся певица и всеобщая любимица Анна Нетребко вернется в Большой в январе 2018-го, чтобы вновь исполнить заглавную роль в опере Пуччини «Манон Леско». Худрук балета Махар Вазиев считает, что будущий сезон для балетной труппы Большого пройдет под знаком 200-летия Мариуса Петипа. Среди предстоящих премьер — возобновление «Коппелии» Делиба, где хореография Петипа должна была предстать в редакции Сергея Вихарева. Но в связи с трагической кончиной хореографа судьба этой работы неясна.

Также на афишах Большого должно вновь появиться имя Алексея Ратманского. Он представит балет Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта», поставленный им несколько лет назад в Канаде.

А после традиционного парада «Щелкунчиков» в новогодние праздники театр покажет балет «Анна Каренина», который сочинил известный хореограф Джон Ноймайер, но на музыку не Щедрина, а Чайковского и Шнитке.

Еще театр запланировал несколько знаковых концертных программ. 17 декабря прозвучит «Реквием» Верди в память о жертвах катастрофы самолета Ту-154 над Черным морем 25 декабря прошлого года. В Бетховенском зале 5 ноября представят театрализованную музыкальную программу «Серп и молот» — к 100-летию Октябрьской революции. Прозвучат произведения Бетховена, Листа и Исаака Дунаевского. 30 сентября на исторической сцене отметят 100-летие со дня рождения Юрия Любимова.

Надо заметить, что пока концертный план смахивает на «политинформацию», в музыкальном формате откликающуюся на социально-идеологический заказ. Впрочем, представляя грядущий сезон, Владимир Урин позволил себе эмоциональный комментарий на актуальную тему: обладает ли государство правом на цензуру тех произведений, что созданы при государственной финансовой поддержке: «Сегодня так называемые «государственные люди», чиновники, любят задаваться вопросом: «А что-то вы на государственные деньги что хотите, то и ставите?» И данная философия, к сожалению, часто пропагандируется. Но нет никаких государственных денег! Есть наши с вами деньги! Деньги налогоплательщиков. И если мы придем к пониманию этого, то и вопрос будет не актуален. Государство занимается лишь распределением этих денег. А чему быть в театре, чему не быть — это запрос общества. Если это не востребовано обществом, а носит характер государственного заказа, то такого не должно быть. Все зависит только от таланта художника, его способности говорить таким языком, чтобы это было востребовано обществом», — заключил гендиректор Большого.

Итак, нынешний сезон Большой театр начал значимой оперной премьерой «Манон Леско» с Анной Нетребко в заглавной партии, а завершает привлекающей повышенное внимание премьерой балета «Нуреев» на музыку Ильи Демуцкого. Автор либретто, режиссер и сценограф — Кирилл Серебренников, хореограф-постановщик — Юрий Посохов. Спектакль делается той же постановочной командой по точным лекалам феноменального балета «Герой нашего времени», уже вписанного в историю и национального, и мирового театра.

Так что «Нуреев» в июле и «Пиковая дама» в феврале 2018 года, возможно, дадут ответ на вечный вопрос: можно ли найти универсальную формулу успеха? Только теперь театрам, и Большой не исключение, надо бы афиши у нотариуса заверять, чтобы факт премьеры имел не только художественную, но и юридическую силу.

Мария Бабалова —
специально для «Новой»

Теги:
театр
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera