Сюжеты

Кто взорвал Капитолий?

Может ли руководитель сверхдержавы быть эталоном порядочности

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 71 от 5 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Культура

Роман АрбитманНовая газета

Телесериал: «Последний кандидат» (Designated Survivor). США, 2016–2017

Жанр и действующие лица: политический триллер; среди персонажей — политики США и других государств, чиновники из Белого дома, дипломаты, военные, агенты спецслужб, а также журналисты и террористы

Кто придумал: Дэвид Гуггенхайм

Кто участвует: Кифер Сазерленд («Коматозники», «Темный город», сериал «24»), Наташа МакЭлхоун («Шоу Трумана», сериал «Блудливая Калифорния»), Адан Канто (сериалы «Ловушка», «Кровь и нефть»), Италиа Риччи (сериалы «Как я встретил вашу маму», «Настоящий Арон Стоун»), Кэл Пенн («Гарольд и Кумар уходят в отрыв», «Король вечеринок», сериал «Доктор Хаус»), ЛаМоника Гаррет (сериалы «Политиканы», «Форс-мажоры»), Мэгги Кью («Дивергент», сериал «Никита»), Вирджиния Мэдсен («На обочине», «Кэндимен», «Благодетель», «Дюна»), Мэлик Йоба (сериалы «Люди Альфа», «В поле зрения»), Эшли Цукерман (сериалы «Манхэттен», «Конец детства», «Терра Нова»), Джеффри Пирсон («Подмена», сериалы «24», «Декстер», «На грани»)

Продолжительность: 1 сезон

Словосочетание «Designated Survivor» — официальный термин, который можно перевести как «Назначенный уцелеть» или «Назначенный преемник». В те редкие моменты, когда президент США, вице-президент и другие высшие руководители страны оказываются все в одном месте, специально выбранный член правительства или парламента должен находиться в другом месте — физически удаленном, безопасном и неразглашаемом. Если вдруг случаются форс-мажорные обстоятельства и те, кому было положено, по каким-то причинам больше не могут управлять страной, именно этот человек по закону становится главой государства.

К счастью, в реальной практике США ничего подобного не было, но в этом сериале — произошло. Уже в самом начале первого эпизода во время ежегодного послания президента Конгрессу взорвано главное здание на Капитолийском холме. После гибели высшего руководства обязанности нового президента автоматически переходят к тому, кто остался «на дежурстве». Малозначительный правительственный чиновник — министр жилищного строительства и городского развития Том Киркман (Кифер Сазерленд) — становится первым лицом. В стране не должно быть безвластия. Еще утром герой готовился к скорой отставке и отъезду из Вашингтона, а уже вечером принимает ускоренную президентскую присягу…

Американского телезрителя не удивишь драматическими или комедийными шоу, действие которых происходит в вашингтонских «коридорах власти». В последние годы список подобных сериалов значительно разросся: «Карточный домик», «Государственный секретарь», «Грейвс», «Политиканы», «Вице», «На грани» и другие. «Последний кандидат» — гибрид политической драмы с лихо закрученным политическим триллером и боевиком. В условиях бедствия национального масштаба и постоянного цейтнота главному персонажу приходится решать одновременно две глобальные задачи — восстанавливать сильно накренившееся здание американской демократии и разбираться, кто, каким образом и с какой целью устроил в Америке крупнейший в ее истории террористический акт.

Сериал построен на том, что для Тома Киркмана обе задачи одинаково трудны.

Первая проблема главного героя: он — хороший управленец и хороший человек, но у него нулевой опыт в политике и, кажется, вообще нет властной харизмы. Том Киркман — интеллигентный очкарик, похожий на коротышку Знайку с иллюстраций к рассказам нашего Николая Носова. Таких экземпляров в Овальном кабинете на Пенсильвания-авеню, 1600, даже в спокойные времена не водилось. Глядя на Тома, едва ли не все вокруг уверены, что ученым рохлей, занявшим президентскую вакансию, будет легко манипулировать.

Сразу же после принятия присяги на Тома обрушивается целая лавина неприятностей. Первые два-три эпизода сериала — цепь нескончаемых кризисов. Кризис на Ближнем Востоке. Кризис в штате Мичиган. Кризис в рядах собственной администрации. Штатские и военные, республиканцы и демократы, свои журналисты и чужие дипломаты — все рвут его на части в режиме non stop. Он в панике. Он думает, что эта работа не для него, надо уходить, пока не поздно. И — остается. Внутри ученого рохли живет чувство ответственности, которое сильнее страха…

Кифер Сазерленд, в 80–90-е годы переигравший немало маньяков, злодеев и просто скользких типов, в начале нового века выбрал для себя иное амплуа: в популярнейшем сериале «24» (2001–2010) ему досталась роль суперагента Джека Бауэра — бесстрашного, безжалостного, готового ради блага Америки и американцев и погибнуть, и убить. За восемь сезонов зрители приучились ассоциировать Кифера с Джеком, да и сам исполнитель сроднился с персонажем, а потому попытка сменить творческий имидж (сериал «Связь», 2012–2013) особого успеха не имела.

В новом сериале внешний рисунок роли другой. Суперагент был собран, контролировал тылы и обладал пластикой рукопашного бойца. Новый президент, человек с добрым виноватым лицом, — сама рефлексия и искренность, часто себе во вред. «Я в жизни никого не бил, даже в начальной школе, всегда был миротворцем», — признается Том. Нельзя сказать, что Киркман — полный антагонист Бауэра. Оба патриоты Америки, оба стараются держать слово. «Он ставит службу выше амбиций, а честность выше выгоды» — эта характеристика Тома применима и к Джеку. Разница в методах. Эффективность Бауэра близка к стопроцентной, поскольку он готов без колебаний пренебречь этикой и формальностями, жертвуя единицами ради тысяч и тысячами ради миллионов. Мирный Том, ставший вдруг руководителем крупнейшей ядерной державы, с подобной арифметикой не согласен. Он медлит, занеся палец над кнопкой. Ему трудно решиться двинуть авианосцы, отдать приказ о бомбежке и пр. Хотя за весь первый сезон никто не может «накопать» на Тома даже хиленького компромата, для врагов и конкурентов он — легкая мишень. Этический компонент для него важнее целесообразности. Именно поэтому главный герой особенно уязвим…

Авторы «Последнего кандидата» выстраивают сюжет таким образом, чтобы «политическая» и чисто детективная линии постоянно чередовались. Пока президент борется с кризисами, агент ФБР Ханна Уэллс (Мэгги Кью), рискуя жизнью и профессиональной репутацией, ищет виновных в теракте. Если кулуарные вашингтонские интриги заставляют нас вспомнить о хитросплетениях «Карточного домика», то детектив отсылает к «Родине» и особенно к упомянутому сериалу «24». Перестав быть Джеком Бауэром, Кифер Сазерленд — на правах исполнительного продюсера — старается перенести в проект все лучшее из своего прежнего телехита: ураганный драйв и эффектную аранжировку конспирологических теорий.

Кто взорвал Капитолий? Наиболее очевидное объяснение происшествия окажется неверным и агенту Уэллс придется распутывать нити заговора, следы которого ведут на самый верх властного олимпа. Не так уж трудно найти группировку алжирских религиозных фанатиков, лидер которой берет на себя ответственность за взрыв. Куда труднее отыскать предателя в Вашингтоне. Киркман узнает, что в Белом доме он по-настоящему может положиться на полдюжины самых близких людей.

О подробностях и о финале первого сезона, конечно, умолчим: детектив есть детектив. Заметим лишь, что главный герой не обманывает зрительских ожиданий. Набив шишек, вынужденно набравшись политического опыта и пережив немало разочарований, Том эволюционирует как профи, но не превращается ни в безжалостного Джека Бауэра, ни в циничного Фрэнка Андервуда из «Карточного домика». Настоящая искренность помогает в деле не хуже показной, идеализм — неплохое топливо для машины власти, а понятие «совестливый политик» не синонимично «слабому политику».

Примечательны взаимоотношения главного героя с матерым журналистом Эйбом Леонардом (Роб Морроу). Его репортерская пронырливость пару раз всерьез нарушает планы нового президента. Тому советуют в интересах нацбезопасности на время ограничить свободу неудобного журналиста. Учитывая форс-мажор, американская публика, может, и смирилась бы с временным «урезанием» Первой поправки к Конституции США, а вот сам президент — нет. Он готов на трудный компромисс с Леонардом, однако при любых обстоятельствах свобода прессы для Киркмана неоспорима. Российскому зрителю этот сюжетный ход сегодня покажется, увы, просто ненаучной фантастикой.

Кстати, президент России, однажды посоветовавший министру Сергею Шойгу посмотреть «Карточный домик», ни разу не упоминал о «Последнем кандидате». Должно быть, президент-интриган Андервуд Путину по-человечески понятен, а вот чистюля Киркман — абсолютный марсианин… Интересно, хватит ли новому «кризисному менеджеру» Америки силы духа, чтобы и дальше оставаться самим собой? Узнаем уже осенью, когда на телеэкраны выйдет второй сезон.

Теги:
сериалы
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera