Сюжеты

«Вот моя обида пожизненно»

Россия до сих пор не признала подвиг солдата Григория Булатова, который 30 апреля 1945 года первым водрузил Знамя Победы над Рейхстагом

Григорий Булатов (в центре) на ступенях нацистского логова

Этот материал вышел в № 71 от 5 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

23

Под рубрикой «Народная карта войны» в ближайшем номере «Новой газеты» будет опубликован исторический очерк Сергея Баймухаметова о штурме Рейхстага, о бойцах и офицерах, что первыми пошли на приступ «логова зверя» и подняли над ним красные знамена Победы. Первым среди первых был рядовой Григорий Булатов. Его флаг солдаты сшили из красного чехла перины, которую нашли в разбомбленном берлинском доме. Позже это полотнище из тика было разрезано на «памятные» квадратики для оставшихся в живых бойцов и офицеров. Был среди них и старший лейтенант Василий Субботин (войну начал 22 июня 41-го года на границе, закончил на ступенях Рейхстага в 45-м). Сегодня эту реликвию хранит его внучка — Мария Баскова. О Василии Субботине, его боевых товарищах — в ближайшем номере «Новой».

А сейчас мы возвращаемся к судьбе и подвигу Григория Булатова.

Виталий Ярошевский,
«Новая»

Этот квадратик красного тика в руках Марии Басковой — частица первого флага на Рейхстаге. Фото: Анна Артемьева / «Новая»

«Ведя ожесточенные бои, подразделения полка к 5:00 30.4.45 г. заняли министерство внутренних дел — канцелярию Гиммлера и к 9:00 заняли исходный рубеж перед штурмом рейхстага. После артподготовки, начавшейся в 14:00, начался штурм рейхстага. В 14:25 30.4.45 г. ворвались в здание рейхстага с северной части западного фасада 1 стрелковая рота и взвод 2 стрелковой роты 1 стрелкового батальона 674 стрелкового полка, с которыми было 6 человек разведчиков для установления флага над рейхстагом.

Командиром взвода разведки 1 стрелкового батальона, младшим лейтенантом Кошкарбаевым, и бойцом разведвзвода полка Булатовым было водружено знамя над зданием рейхстага».

Эта телеграмма — итоговое донесение командира 674-го стрелкового полка Алексея Плеходанова, отправленное 2 мая 1945 года в Кремль Иосифу Сталину.

Официальная советская история сделала знаменосцами Победы смолянина Михаила Егорова и грузина Мелитона Кантарию. Человеку же, который за день до них первым ворвался в Рейхстаг и поднял над ним красное знамя, была уготована тюрьма, предложение «забыть свой подвиг» и полученное от собутыльников насмешливое прозвище Гришка-Рейхстаг.

Приказано забыть

Уроженец уральской деревни Черкасово Григорий Булатов на фронт попал не с первой попытки. В 1942 году пришла похоронка на отца. Гриша, которому было всего 16 лет, решил мстить, но в военкомате развернули: мал еще. Отправили учиться на водителя, а затем — охранять передвижные склады.

На передовой Булатов оказался лишь в апреле 1944 года. И сразу проявил себя. Уже через два месяца — первая награда, медаль «За Отвагу». «За то, что в бою 22—28.06.44 года за высоту 228,4 Пустошенского района (Псковская область. И. Ж.), под непрерывным огнем противника вброд через реку своевременно доставлял боеприпасы на передний край», — говорится в приказе командира 674-го стрелкового полка. В сентябре — еще один приказ, и снова — медаль «За Отвагу»: «За то, что он с группой разведчиков в ночь на 26.7.44 в районе деревни Черная захватил «языка», который дал ценные сведения».

За год и месяц на войне Григорий Булатов был представлен к наградам семь раз. Но свою главную награду так и не получил.

Из воспоминаний Булатова о событиях конца апреля 1945 года: «К нам, разведчикам, пришел комполка полковник Плеходанов и замполит Субботин. Военный совет 3-й ударной армии учредил 9 знамен, которые нужно водрузить над Рейхстагом. Первые водрузившие знамя будут представлены к званию героя. Нашему полку жребий не выпал. Комполка сказал, что над Рейхстагом может развеваться не обязательно Знамя Военного совета. Подыщите подходящий материал — вот вам и Знамя».

30 апреля 1945 года после продолжительного артобстрела центра Берлина Булатов вместе со старшим сержантом Виктором Провоторовым проникли в Рейхстаг.

«Находим окно. Улучив момент, влезли в окно, предварительно бросив туда по гранате, — вспоминал потом Провоторов. — Коридорами вышли на лестницу, забрались на второй этаж. Здесь мы с Булатовым подошли к разбитому окну, посмотрели на Королевскую площадь, за которой в домах и прямо на улицах залегли наши бойцы, приготовившиеся к решительному штурму. Гриша Булатов просунул знамя в окно, помахал им, затем мы укрепили его. В это время внизу послышались выстрелы, взрывы гранат, стук сапог. Мы приготовились к бою. Гранаты и автоматы — начеку. Но схватка не состоялась. Это по нашим следам пришли Лысенко, Брюховецкий, Орешко, Почковский. С ними лейтенант Сорокин.

— Отсюда его плохо видно, ребята, — сказал он. — Надо пробираться на крышу.

По той же лестнице стали подниматься все выше и выше и нашли выход на крышу. Цель достигнута. Где поставить знамя? Решили укрепить у скульптурной группы. Подсаживаем Гришу Булатова, и наш самый молодой разведчик привязывает флаг к шее огромного коня. Посмотрели на часы: стрелки показывали 14 часов 25 минут».

Так 19-летний Григорий Булатов стал первым советским воином, кто установил над Рейхстагом Знамя Победы. Тот факт, что он был первым, подтверждает целый ряд документов и воспоминаний. Вот хотя бы свидетельства официального знаменосца Мелитона Кантарии: «Утром 30 апреля увидели перед собой Рейхстаг — огромное мрачное здание с грязно-серыми колоннами и куполом на крыше. В Рейхстаг ворвалась первая группа наших разведчиков: В. Провоторов, Гр. Булатов. Они укрепили флаг на фронтоне. Флаг тотчас же заметили воины, лежавшие под огнем противника на площади».

6 мая 1945 года командир 674-го стрелкового полка Алексей Плеходанов подписал на Булатова наградной лист: «Достоин присвоения звания Героя Советского Союза».

Но звезду Героя Булатову не вручили. Вместо нее дали орден Красного Знамени, а после он был приглашен на прием к Сталину.

«Гриша был доставлен, — вспоминает друг Булатова Виктор Шуклин. — Разговор был кратким и без свидетелей: «Товарищ Булатов! Вы совершили героический поступок, и поэтому достойны звания Героя Советского Союза и «Золотой Звезды», но на сегодняшний день обстоятельства требуют, чтобы на вашем месте были другие люди. Вы должны забыть, что совершили подвиг. Пройдет время, и вас дважды наградят «Золотой Звездой».

После приема в Кремле Булатова привезли на одну из правительственных дач (в открытых источниках чаще всего упоминается дача Берии). На даче была разыграна инсценировка — горничная обвинила Григория в попытке изнасилования. Молодого знаменосца приговорили к полутора годам тюрьмы.

Выйдя из заключения в конце 1946 года, Булатов смог вернуться на службу в Берлин, а в 1949-м, уволившись из армии, уехал в город Слободской Кировской области, где до этого с пяти лет жил с родителями.

На дне

Мысль о том, что его обманули — приказали забыть о совершенном подвиге, а затем и отправили в тюрьму, — не покидала Булатова всю жизнь. В мае 1965 года он писал своему боевому товарищу Рахимжану Кошкарбаеву, также участнику штурма Рейхстага, следующее:

«В настоящее время работаю на фанерном комбинате «Красный якорь» мотористом на катере, учиться не пришлось, да и жилье даже не позволяет, одна маленькая комната 13 м. Даже дочке некуда поставить кровать… Конечно, обиды неисчерпаемые. Как могло все быть обманом? Я хорошо помню слова Зинченки и остальных офицеров: останетесь в живых и дойдете — получите по золотой звездочке. Мы же выпрыгивали из окна на смерть».

Год спустя: «Квартиру дали лучше, но неблагоустроенную. Работаю на фанерном комбинате слесарем… Почему нас совсем забывают?»

Все это время Григорий отчаянно пил. В первую очередь от того, что редкий окружающий верил в его подвиг. Одна из поверивших, врач Эмилия Пэма, вспоминает:

— Я стучалась в горком. Сначала робко, потом надоедливо. Они мне: зачем? Героев вам дали, повесили «иконы»: Сталин, Жуков, вот на них и молитесь, и нечего вытаскивать всяких выпивох. Пьяница, забулдыга, «судимый». Если мы его имя вслух произнесем, дотошные пионеры докопаются, что это низменная личность. С чем он жил после 45-го, с какой раной! Не приведи господь. Ничего не докажешь, а еще и хохочут: «Гришка-Рейхстаг, Гришка, пойдем выпьем».

В 1970 году затравленный Булатов вновь попадает в тюрьму — за мелкое хищение.

— Я работал в Слободском ОВД инспектором уголовного розыска, — вспоминает бывший следователь Василий Ситников. — Именно тогда мне пришлось вести дело Григория Булатова. Он полностью признал свою вину. Его не арестовывали, но в квартире, где он жил, я делал обыск. Ничего говорящего о хищении мне не попало, зато в руках оказались письма и фотографии от Жукова, Романа Кармена, генерала Шатилова. Жукову, помнится, принадлежали письма три-четыре, была и его фотография с дарственной надписью: «Григорию». Подпись и год — 1945-й. Я, конечно, заинтересовался и прочитал письма. Особенно врезались в память строчки: «Гриша! Твои сапоги топтали крышу Рейхстага. Неужели они не могут растоптать бутылку?» Он в то время зачастую был под хмельком.

В моем кабинете Григорий написал маршалу Жукову, просил помощи. Я письмо положил в конверт, запечатал и отправил.

В общем, дали ему тогда срок, а через некоторое время встречаю его на улице и удивляюсь: «Как ты так, Григорий, быстро? Полсрока не отсидел — и уже на свободе?» — «Это Жуков мне помог. Помнишь, я у тебя в кабинете письмо писал».

Вот тогда-то он и принес мне все свои ценности: письма, фотографии, орденские книжки и предложил взять их на хранение, положить в сейф для надежности. До сих пор сожалею, что не пошел ему навстречу.

По-видимому, не было у него здесь, в Слободском, настоящих друзей, если он навеселе зачастую приходил ко мне, следователю, который отправил его в заключение, делиться своими болями и переживаниями.

Григорий был у нас в Слободском знаменитостью, правда, печальной. Семейная жизнь у него не получилась. Однажды, когда он снова пришел поговорить по душам, сказал: «Жизнь мне опостылела. Был бы пистолет — застрелился».

12 января 1973 года Булатов написал последнее письмо своему сослуживцу Кошкарбаеву: «Вот как уже полгода я освободился из мест заключения. Жизнь моя не блещет, хвалиться нечем. Я ни на кого не надеюсь больше, когда были нужны — нам обещали. Хотя мы были молоды, нас легко было обмануть. Как получилось, тебе известно. Вот моя обида пожизненно. Я прошу насчет меня не хлопотать. Думаю, бесполезно все и надоело».

19 апреля 1973 года Григорий Булатов повесился в туалете Слободского механического завода.

«Не может быть награжден»

История Григория Булатова впервые прозвучала на страницах «Новой газеты» еще в 2015 году. Заручившись воспоминаниями его знакомых, сослуживцев и архивными документами, мы обратились в Министерство обороны РФ с просьбой удостоить Булатова звания Героя Российской Федерации (звание Героя Советского Союза уже не может дать никто. — И. Ж.) посмертно.

Но получили отказ. Заместитель министра обороны РФ Николай Панков сообщил:

«В соответствии с решением президента РФ от 13 сентября 2012 года № Пр-2469 представление фронтовиков к награждению государственными наградами за подвиги в годы Великой Отечественной войны, как исключение, возможны лишь на основании нереализованных наградных материалов.

В результате дополнительного изучения документов Центрального архива Минобороны России установлено, что за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками при освобождении Берлина, а также водружение Красного знамени над Рейхстагом <…> красноармеец Булатов Г.П. был представлен командиром полка к присвоению звания Героя Советского Союза. Однако командующий 3-й ударной армией изменил вид награды на орден Красного Знамени. Причины такого решения в документах архива не отражены.

Таким образом, представление к присвоению звания Героя Советского Союза Булатова Г.П. за отличия, о которых сообщается в обращениях, было реализовано.

К сожалению, у Минобороны нет правовых оснований пересматривать решения военного командования».

То есть герою вновь отказали в признании, ссылаясь на формальные основания. В распоряжении «Новой газеты» есть другой документ — официальное письмо начальника Института военной истории Минобороны РФ Александра Кольтюкова, кандидата военных наук, в котором говорится: «Приказом командующего войсками 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта № 012-н от 8.6.1945 года Булатов Г.П. от имени Президиума Верховного Совета СССР был награжден орденом Красного Знамени за образцовое выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество». Упоминаний о водружении Знамени Победы над Рейхстагом в приказе о награждении Булатова орденом Красного Знамени нет.

28 апреля 2016 года во время посещения президентом России военно-исторической панорамы «Битва за Берлин. Подвиг знаменосцев» автор выставки Дмитрий Поштаренко рассказал главе государства о группе военной разведки под командованием Семена Сорокина, в которую входил и Григорий Булатов. К сожалению, никакой реакции не последовало.

Тем не менее мы не оставляем надежды восстановить историческую справедливость. Подвиг 19-летнего юноши, под шквальным огнем прорвавшегося в Рейхстаг с красным стягом, должен войти в учебники. И государство должно назвать героя — Героем.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera