Сюжеты

Мать родна

Победы на фронте терпения и любви

Этот материал вышел в № 72 от 7 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Представляем историю из собрания Русфонда, старейшего благотворительного фонда в России, который около 20 лет помогает тяжелобольным детям. Это обычный семейный портрет и простой рассказ о том, как люди преодолевают самое сложное, что может быть в жизни, — недуг собственных детей.

Фото автора

Шестилетний Кирилл Калинин из Ярославля похож на стойкого солдата, пришедшего с собственной войны. Весь как будто израненный, без конца по больницам, ноги в шрамах, в колени вшиты железные пластины, но характер бойкий — все ему интересно, все ему надо, обо всем хочется узнать, все сделать самому. Сразу видно, он побеждает в сражении, которое на научном языке называется врожденным продольным пороком развития правых голени и стопы. Ну и, конечно, кому война — тому и мать родна. Выбор боевых действий был драматическим: либо бороться за ногу, либо ампутировать ее. Так что мальчик и вправду возвращается к матери со своей маленькой войны — после операций, с которыми Кириллу помогал Русфонд, удалось компенсировать разницу в длине ног аж в шесть с половиной сантиметров. Реконструирован коленный сустав, парень теперь ходит. Мы разговариваем с Юлией Калининой об этих победах и о том, что еще предстоит пережить на фронте терпения и любви.

«Мы с мужем родились в Ярославле. Училась я на педагогическом, стала учителем математики в средних и старших классах. Мне всегда это нравилось, с детства. Рассаживала игрушки и учила их.

В школе я поработала два года, а потом не выдержала. Очень большая нагрузка. Перешла на завод экономистом. Есть моторный завод в Ярославле, он изготавливает двигатели. Здесь мы с мужем и познакомились. Он был инженер, проверял справедливость претензий. Мы встретились и через полгода поженились.

Я хотела родить девочку. Мне врачи и говорили, что будет девочка. Но муж у меня с самого начала знал, что будет мальчик, относился к медицине несерьезно. А я ко всему относилась как надо. Может, кстати, и зря. Беременность у меня проходила тяжело. На первых сроках была угроза выкидыша, я лежала в больнице. Но потом все было хорошо. Даже на последних УЗИ перед родами никто никаких проблем или отклонений не видел.

В роддоме, когда Кирилл родился, тоже все было в порядке. Единственное, что мне сказали: на правой ножке оказалось два сросшихся пальчика, и немножко она была как бы вывернута, как при косолапости. Но меня успокоили, сказали: да это все сейчас лечится, даже не беспокойтесь, а пальчики рассоединить — это вообще обычное дело. Вы, говорят, пока никуда не ходите, а станет мальчик чуть побольше, покажите его ортопеду.

Но помимо ноги-то у нас оказалась врожденная патология кишечника — там образовалась лишняя петля, и поэтому были проблемы с запорами. И вот моя тетя говорит: у меня сосед был хорошим хирургом, а сейчас работает в детской реанимации. Я, говорит, попрошу, он Кирилла посмотрит. Начал смотреть Кирилла, вертеть его и так, и так. И говорит: а вы знаете, что у вас одна ножка короче другой? Ищите хорошего ортопеда.

Мы вышли на Максима Александровича Вавилова в областной детской больнице. Кириллу было тогда два месяца. Он его посмотрел и сказал: идите срочно на рентген. У вас в ноге либо совсем нет кости голени, либо она недоразвита. Пошли на рентген, и я сама увидела: в голени большая берцовая кость есть, а вместо малой — просто небольшой отросточек, от которого идет такой как бы тяж из нервов или я не знаю из чего. И этот тяж большую берцовую натягивает прямо как лук. В стопе тоже оказались проблемы. Половины костей нет, другие сросшиеся.

Если честно, мне было очень плохо. Я, наверное, отойти от этого не могла еще года два. Вот я ходила, заглядывала в коляски с другими детьми, видела, как они бегают по улице или катаются на велосипедах, — я прямо на улице начинала реветь. Никто не мог мне помочь, а я не могла свыкнуться с тем, что произошло. Потом я думала: за что? Добавляли переживаний даже врачи. Пришли однажды к одной, она говорит: господи, как же вам не повезло, что же вы будете с ним делать? Лучше бы у него ручка больная была. Вы отказаться от него не хотите? Врач! Женщина!

Я справлялась со всем этим сама. У меня были истерики. Но, видимо, какая-то сила все равно оставалась. Мне, конечно, повезло еще с мужем, он не начал говорить: ты родила такого, ты и виновата. Хотя нам сказали, что это, возможно, генетическое заболевание, мы ни разу даже не выясняли, чьи именно гены дали сбой. Повезло и с доктором Вавиловым. Он меня никогда не утешал. Он сказал: есть два метода лечения. Можно пытаться бороться за ногу, вытягивать ее, выравнивать до тех пор, пока не прекратится рост костей. И что будет — то будет. А можно ампутировать по колено и просто менять с возрастом протезы. Мы осознанно решили бороться, так что это помогло изменить ситуацию — многое пришлось принять.

К четырем годам разница в длине ног была шесть с половиной сантиметров. Я до сих пор храню ботинки, которые мы специально ездили шить в Питер. Смотрю на них и не понимаю, как он в них вообще ходил. Но ходил. Вообще в этом движении и есть спасение для меня и для него.

Я, конечно, до сих пор с трудом переношу все эти боли, через которые ему приходится проходить. То у него операция, то восемь месяцев он лежит на кровати, не вставая, то аллергия на спицы, а из-за аллергии нагноения, а надо тянуть кость, а менять спицы только под общим наркозом. В общем, я страдаю вместе с ним. Говорю об этом только с двоюродной сестрой. Есть еще подруга, которая выдержала все эти мои молчания, неотвечания на звонки. Наверное, я все еще нервная, но я уже не задаю вопросы «почему?» и «за что?». Я больше думаю о «где?» и «когда?». Мы очень надеемся, что мы справимся с этой ногой. Кирилл оказался парень очень энергичный. Думаю, этой энергии хватит и ему, и мне, и всем вокруг».

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Благотворительный фонд Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Коммерсантъ». Решив помочь, вы сами выбираете на rusfond.ru способ пожертвования. За эти годы частные лица и компании пожертвовали в Русфонд 9,932 млрд руб. В 2017 году (на 3 июля 2017) собрано 862 089 026 руб., помощь получили 1137 детей, протипировано 4717 потенциальных доноров костного мозга для Национального регистра. С начала проекта Русфонда в «Новой газете» (с 25.02.2016) 4898 читателей «Новой газеты» помогли (на 03.07.2017) 60 детям на 337 882 руб.

Нужна помощь

Аня Чуперчук, 5 лет, порок развития мочевого пузыря, спасет серия операций

520 366 руб.

Только на последнем месяце беременности врачи увидели на УЗИ, что у нашей девочки мочевой пузырь находится не внутри живота, а снаружи. Поэтому рожала я Аню не в ближайшем роддоме в Волновахе, а в Донецке. На следующий день дочку забрали в Донецкую областную детскую клиническую больницу. Сделали пластику мочевого пузыря, но швы разошлись, мочевой пузырь остался снаружи. В год Анечку прооперировали в Киеве. В конце 2015 года мы снова приезжали в Киев. Во время обследования выяснилось, что, помимо беспокоившего недержания, есть заброс мочи в левую почку, а главная беда — не растет мочевой пузырь. В дальнейшем лечении нам отказали, сославшись на отсутствие врачей необходимой квалификации. Аню согласилась принять ДГКБ имени Филатова. Но лечение здесь предстоит очень дорогое. Мы живем в сельской местности, муж работает трактористом, у нас трое детей. Таких денег нам не собрать никогда. Помогите, пожалуйста!

Юлия Чуперчук,
мама Ани, Донецкая область, Украина

Помочь Ане Чуперчук

Реквизиты для помощи

Благотворительный фонд Русфонд

ИНН 7743089883
КПП 774301001
Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва
К/с 30101810200000000700
БИК 044525700

Назначение платежа: организация лечения, фамилия и имя ребенка (НДС не облагается). Возможны переводы с кредитных карт, электронной наличностью. Вы можете также помочь детям, пожертвовав через приложение для iPhone: rusfond.ru/app, или сделав SMS-пожертвование, отправив слово ФОНД (FOND) на номер 5542. Стоимость сообщения 75 рублей. Абонентам МТС и Теле2 нужно подтверждать отправку SMS.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110; rusfond.ru
e-mail: rusfond@rusfond.ru
Телефон 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный, благотворительная линия от МТС), факс 8 495 926-35-63
с 10.00 до 20.00

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera