Репортажи

«Бог просто еще не доиграл». 4 дня до запрета «Свидетелей Иеговы» в России. Фото

Они изменят методы служения, нарушат закон или все эмигрируют?

Этот материал вышел в № 75 от 14 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Виктория Одиссоновафотокорреспондент

59
Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

20 апреля Верховный суд России признал организацию «Свидетели Иеговы» экстремистской и запретил ее деятельность в нашей стране. (На это решение подана апелляция, и оно не вступило в законную силу.) Минюст выявил «нарушения уставных целей организации и действующего законодательства РФ», в частности нарушение Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности». Религиозная литература свидетелей (брошюры, буклеты, журналы «Сторожевая башня», «Пробудитесь!» и т.д.) также признана экстремистской и запрещена к распространению. Имущество организации и 396 «Залов Царств» (среди которых огромный комплекс главного российского филиала «Управленческий центр» в Санкт-Петербурге) по решению суда уйдет в пользу государства.

справка

Международная религиозная организация «Свидетели Иеговы» была основана в 1884 году в США. Она насчитывает около 8 миллионов последователей по всему миру, из них около 175 тысяч живут в России. Основная священная книга свидетелей — это их собственный современный перевод Библии. Они верят в единого Бога Иегову, свое избранничество, пацифизм, отрицают религиозные фетиши типа икон и крестов и категорически протестуют против переливания крови. Основные способы служения свидетелей — обязательные чтения Библии и проповеди. Распространение божественной литературы на улицах и хождение по домам — это тоже часть их служения.

В разное время «Свидетелей Иеговы» судили в Америке, Канаде, странах Европы. Основное обвинение, как правило, — разжигание религиозной розни.

В нацистской Германии и Советском Союзе, свидетелей, как и других убежденных верующих, ссылали в лагеря и массово уничтожали.

В понедельник, 17 июля, Верховный суд будет рассматривать апелляционную жалобу «Свидетелей Иеговы».

А 13 июля «Левада-центра» опубликовал опрос, согласно которому 79% россиян поддерживают запрет «Свидетелей Иеговы» в России.

Свидетели за чаем. Слева — Евгений (свидетель с 1994). Справа — Марина (свидетель с 1994) и ее дочь Катя (свидетель с 2003). Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

«На Пасху мама всегда красила яйца, но зачем она это делала — объяснить не могла, — Марина накрывает на стол — готовится к приходу соверующих. — Я перерыла кучу литературы, проштудировала Закон Божий, но ничего о яйцах там не нашла. Пыталась найти Библию почитать. В начале 90-х папа одной из моих учениц работал в издательстве и подарил мне ее. Я начала читать — про яйца ничего, а как дошло до пророчеств и кучи имен, то я перестала вообще что-либо понимать. И тут к нам в дом постучались свидетели — предложили изучать Библию. Мы с мужем и согласились. А потом и Кате стало интересно».

Первая Библия Марины — синодальный перевод, полученный ею в подарок в 90-е. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

Мужа Марины и отца Кати не стало несколько лет назад. «Раньше я боялась покойников до животного страха. Когда у меня умерла бабушка, то я подойти к гробу не могла: мне было 30, а я верила, что она выскочит и схватит меня, — рассказывает Марина под смех дочери. — Сейчас уже это смешно, ведь в Библии сказано, что мертвые находятся в бессознательном состоянии и не могут ни помочь, ни навредить. Так что когда умер муж — не было такой боли от потери, о которой многие говорят. И сейчас нет. У меня ощущение, что он просто уехал и когда-нибудь вернется».

Верующая читает Библию с планшета. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

После закрытия «Залов Царств» массовые собрания верующих сменились домашними посиделками с чаем. Разговаривают, обсуждают Библию. Многие продолжают проповедовать на улице. «Нас в Арбатское ОВД однажды забрали, и майор стал говорить: «Идите по Садовому, зачем вы на моем участке-то ходите?» Я ему показываю строки из Библии, где Иисус говорит о том, что нужно идти и проповедовать. Майор мне в ответ понимающе: «Ну и работенка у вас!» Мы после этого с ними даже заобщались, Люда им журналы одно время носила, они их в ОВД раскладывали. Читать, может, не читали, но листали с удовольствием», —  вспоминает Евгений.

Главный вход московского «Зала Царств» на Михалковской улице. Строительную ленту растянули сами свидетели: показать, что здание не эксплуатируется. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»
В закрытом «Зале Царств». Свидетели Дмитрий и Евгений. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

По требованию суда свидетели должны передать свои здания государству. Основной московский «Зал Царств» находится на Михалковской улице. Из дворца культуры свидетели своими руками переделали его в дом для служений — сами клали плитку, красили стены, обивали сиденья, провели электрику.

Чтение Библии дома. Справа — Евгений и Людмила (свидетель с 1989 года, в четвертом поколении. Ее прадед и дед были репрессированы в Советское время, продолжали проповедовать в лагерях Сибири. Смогли вернуться). Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

«Я был веселым молодым человеком, но не было чувства полноты. Было ощущение, что во всем есть какой-то недодел. В армии ты особенно это ощущаешь. После встречи с Людмилой началась настоящая жизнь «паломников»: ездили по стране, проповедовали. Даже в Чечне жили — вот где было действительно тяжело».

О предстоящей апелляции 17 июля Людмила с Евгением говорят с надеждой: «Даже если решение не изменится, то есть еще Европейский суд. Уезжать из страны из-за запрета мы не хотим. Мы любим Россию. Мы любим русский язык. Мы любим этих людей».

Верующие читают Библию как в бумажном варианте, так и с электронных устройств. Катя объясняет выделенное маркером: «Голубой и розовый — обратить внимание, фиолетовый — основная мысль, зеленый — как применить к себе, а желтый — что могу рассказать другим». Фото Виктория Одиссонова/ «Новая»

Фотография мужа стоит в гостиной рядом с компьютером. Когда свидетели приходят к Марине в гости — он как будто действительно по-прежнему с ними. «Когда стала изучать Библию, то прочла, что жена должна подчиняться своему мужу. Я подумала: «Щаз!» Я же воспитана была как пуп земли». Катя добавляет: «Да мама вообще! Кочерыжка ядреная!» «Мне пришлось себя переламывать очень, — признается Марина. — И я теперь очень жалею лишь об одном — что очень поздно узнала о Библии. Так могла бы и первый брак сохранить: этот-то был уже третий. Я же как: не устраивает — пошел нафиг. Этот бы тоже пошел нафиг, если бы не свидетели».

Верующие читают Библию за столом. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

За чаем и пиццей верующие обсуждают историю организации, вспоминают про Элеонору Рузвельт, которая вступилась за преследуемых свидетелей, и надеются, что 17 июля судьи примут другое решение. В поражение Катя не верит: «Если так все сейчас происходит, значит, так нужно Богу, а у Бога не бывает проигрышей. Если тебе кажется, что он проигрывает, значит, он просто еще не доиграл».

Валентина, свидетель с 1993 года. Живет вместе с соверующими Евгением и Людмилой. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

«Они уже 11 лет со мной живут. Я в одной комнате, они в другой, — объясняет Валя. Она с трудом держится на ногах, но от помощи твердо отказывается: — Сама дойду, сейчас расхожусь немного и дойду!»

«Если бы не Люда, я бы такую чистоту поддерживать не смогла. Она и убирается, и готовит каждый день. Хорошо мне с ними», — Валя отзывается о соверующих с теплотой. Будучи бывшим научным сотрудником, о Библии говорит почти как о научном достижении — для нее там все логично и последовательно. А еще как о детективе — поистине захватывающем чтении на каждый день. После запрета печатной литературы Валентина снова освоила компьютер.

«Моя подруга сейчас живет в Новой Зеландии, она тоже свидетельница. Они там просто в шоке от происходящего, — возвращается Валя к 20 апреля. — Поддерживают, молятся, верят, что справедливость восторжествует».

«Нас назвали экстремистами и в умах большинства людей приравняли к террористам», — говорит подруга Валентины.

Вероника, свидетель с 2010 года. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

«Я столкнулась с открытой агрессией на религиозной почве, — рассказывает Вероника. — Год назад, 8 марта, я проповедовала, ходила по квартирам и приглашала всех на наш праздник — Вечер памяти смерти Иисуса Христа (единственный религиозный праздник, который отмечают свидетели. Ред.). Я была с напарницей. Пока я разговаривала на лестнице с молодым человеком, из двери напротив вышла пьяная женщина. Она стала ругаться матом — я хотела уже уйти, но она стала ругаться матом на имя Бога. Я стала просить ее перестать, но она ударила меня ногой по ягодице, толкнула, и я полетела вниз по лестнице. Она подлетела ко мне, схватила за волосы. Напарница пыталась вызвать полицию, но в подъезде не ловила связь. Она пыталась звонить в квартиры и просила помочь, но все отказались. А та женщина кричала парню:

«Я поймала сектантку! Зайди ко мне, у меня там в шкафу травмат под иконами лежит!»

Приехал муж моей напарницы — он и разнял нас. Полиция потом отвезла нас в участок, и там эта женщина написала заявление, что я ворвалась в ее квартиру и хотела ее обокрасть».

Вероника переживает эту ситуацию до сих пор. Именно тогда она впервые задумалась о переезде в другую страну. Еще одним фактором стало решение суда в апреле. «Жить в этой стране страшно: здесь порядочного и законопослушного человека могут выставить в ином свете и посадить. Одно дело — сидеть за дело, другое — когда тебя подставят. А я уже испытала это на себе: та женщина в заявлении написала тогда совсем другое».

Пока Вероника только думает о возможности переезда. Однако некоторым свидетелям даже в туристических визах уже сейчас принимающие страны отказывают. Одна семейная пара не смогла уехать в США: на собеседовании узнали о том, что они едут в Америку по религиозным убеждениям. Другой не одобрили шенгенскую визу, когда те пытались выехать на Конгресс свидетелей в Финляндии.

Молитва перед едой. Слева направо: Юрий (свидетель с 2007 года), его жена Александра (свидетель с 2006 года), мама Александры Ирина (свидетель с 2006 года). Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

«До свадьбы крещеные свидетели не могут вступать в интимную близость, — объясняет Юра. — То есть гуляй, ходи на свидания, даже целуйся, но без физической близости».

У Саши своя группа «Амели на мели». Они нередко выступают на летних террасах популярных столичных кафе. Юра — журналист. Сашу нашел в социальных сетях, долго следил за ее творчеством.

«Я думал, что раз она певица, то явно не все библейские каноны соблюдает, — смеется Сашин муж. — Я ошибался».

Александра. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

О решении суда 20 апреля ребята узнали из интернета. «Это было то же самое, как если бы вы услышали в новостях про страшного преступника, стояли бы и слушали про него с замиранием сердца — а потом на экране появилась бы ваша фотография», — говорит Саша.

Александра и Юрий. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

Саша и Юра вместе с 2012 года, в 2014-м сыграли свадьбу. Жить вместе двум творческим людям, каждый со своими тараканами, — по их мнению, помогает изучение Библии. По вечерам читают. На их книжной полке две Библии соседствуют с Брэдбери и Стругацкими.

Евгений и Даниил едут проповедовать. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

Евгений: «В России сейчас демонизируют образ свидетелей. Раньше нам тоже придумывали много разных названий: враг народа, сектант, шпион, теперь это модное слово — «экстремист».

«Свидетели не берут в руки оружие, не участвуют в войнах и митингах. Мы бороться будем чисто правовыми методами, — объясняет Евгений и добавляет: — Я не понимаю, почему нас запрещают. Но мне кажется, что и те, кто запрещает, тоже не знают ответа».

Евгений готовится позвонить в домофон и начать проповедовать. Фото Виктория Одиссонова / «Новая»

«Я когда прочитал, что Иисус сказал: «Идите и рассказывайте обо мне», то я так расстроился, — смеется Евгений. — Ну не хотел я ни к кому идти и ни с кем общаться. Тяжело мне это давалось, да и сейчас дается».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera