Сюжеты

Декорация о доходах

Красноярская власть передумала поднимать себе зарплаты. Победа это общественного мнения или его позор?

Этот материал вышел в № 78 от 21 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей ТарасовОбозреватель

5
Петр Саруханов / «Новая»

Морально-нравственное большинство празднует свою победу — постами-репостами и лайками — над Заксобранием Красноярского края. По инициативе членов «Единой России», напомню, депутаты подняли себе зарплату вдвое, до двухсот тысяч (это вместе с премиями и надбавками), губернатор немедленно подмахнул (в смысле подписал — закон повышал жалованье и ему), но потом, когда этим возмутилась прокуратура и Первый канал, а в Красноярск примчался полпред президента, тут же передумали. И 19 июля закон отменили. Столь же единогласно.

Разоблачительному сюжету Первого канала и протесту прокурора предшествовали бурления — в негосударственных СМИ и соцсетях, а потому случившийся фурор общественное мнение записывает на свой счет.

Меж тем в деятельности красноярских депутатов и губернатора (и в принятии такого закона, и затем в его отмене) новости нет абсолютно. Что сделают коты, пусти их к сметане? И разве можно осуждать их за это? От депутатов кто-то ждал чего-то качественно иного? Что они себе зарплату понизят?

Всё как всегда, но есть нюансы. Причем не поведения депутатов, а общественного мнения. Которое совершенно не смутило, что его так легко и радостно подхватил Первый канал и прокуратура, что это идеально вписалось в пред-предвыборную риторику Кремля.

Слушайте, это зябликово яйцо, тьфу и растереть, это медяки и сущая безделица по сравнению с куда более масштабными и вредными (для всех абсолютно!) тратами из казны, это предъявление Чикатило несоблюдения личной гигиены, плохо вычищенных башмаков. Да, а вот Госдума одновременно с красноярскими коллегами увеличила транспортные расходы с 297 тыс. до 830 тыс. рублей на одного депутата в год. Эти лимиты тоже не индексировались 10 лет. А мы давайте поднимем бучу по этому поводу. И соответственно — поскольку мы молчали о всем другом или не выражали свое несогласие столь же четко и громко — о войнах на Украине и в Сирии, о политзаключенных, о культивировании пороков, о деградации страны по всем значимым направлениям и во всех значимых сферах, об уничтожении медицины, образования и науки — мы это как бы само собой одобрим. Нас возмущает лишь крой шляпки, да.

Натурально: власти в 1932/33-м не знали/не верили, что в стране лебеду всю съели, что люди едят людей и мрут как мухи. Они и сейчас ничего о стране не знают, им кажется, что 86% — это реально, что мы едины с партией и правительством. Бывают, конечно, недостатки и издержки. Берут не по чину. Вот тут как раз народ возмутился отдельной борзотой, мы и поправили. Диалог, хех, возможен. И дальше заживем.     Возмущаться следует низкими зарплатами остальных, а не высокими кого-либо. Это если по-человечески, а не по-пионерски. Варежку разевать надо потому, что наша (средняя по стране) зарплата опустилась — если в долларах — до уровня десятилетней давности. То же и ВВП (который обещали «удвоить»). А повышение зарплат в разумных пределах кому бы то ни было и в любых обстоятельствах — это прекрасно. Порадоваться надо. Ну или простить. Неужто мы такие, что — лишь о деньгах и нисколько — о принципах? Где позвоночник-то? Не прощается ведь совсем другое: больные дети, которым собирают на лечение эсэмэсками. Старики в казенных домах на железных, панцирных, без простыней и матрасов койках, продавленных до засранного пола. Вымирающие деревни и города. Загубленные напрочь, отравленные бизнесом реки, горы, земли, города. Вот все это — на фоне всех тех наших триумфов и достижений, что берутся откуда-то в телеэфире.

В Красноярске главная проблема вовсе не зарплата депутатов и министров, как можно подумать (да пусть в сто раз ее поднимут — дело бы делали!), а то, что депутаты и губернатор Толоконский ковриком лежат под московским и китайским бизнесом, скармливая ему край и вытирая ему салфеткой губы. Под московским — это условно: бенефициары и собственники больше обитают в Лондоне/Монте-Карло/Порто Черво и черт знает где еще. Ну так не по месту же прописки их промышленных активов им жить, не в Красноярске же и Норильске — там экологическая катастрофа. Благодаря именно этому бизнесу. Еще точнее — благодаря государству со всеми его депутатами, министрами, губернаторами. Это они позволяют такому пещерному, со столетними технологиями бизнесу существовать: только за счет заниженных ниже плинтуса экологических стандартов и ничтожной цены здоровья и человеческой жизни они дают бизнесу преференции, разрешают минимизировать налоговые выплаты до невидимости и контролировать свои выбросы самим.

Да, этот край, одна седьмая России, всегда был колонией. Где-то газ, заводы по сборке авто, театры, а где-то колонии, ядерные могильники, химзаводы, рудники, плавильные печи и уголь. Каждому свое.

До демократии назначаемые воеводы и губернаторы следили, чтобы механизм выкачивания ресурсов — пушнины, леса, алюминия, нефти, никеля — в метрополию не давал сбоев, чтобы туземное население не мешало бизнесу. В позднем СССР, правда, об этом населении начали заботиться и строить кроме тюрем и зон еще дворцы спорта и культуры. Для чего сюда пришла демократия? Правильно, избирать местную власть, дабы она защищала народ от бизнеса. Хотя бы пыталась. Какой еще в ней может быть смысл? От Русала, Норникеля, СГК, «Полюса» и т.д. Полномочия и возможности у региона, кстати, немалые.

Ничтожность нынешнего депутатского корпуса, губернатора и всей его камарильи особенно заметна на фоне той власти, что была в крае в 90-е. Тогда Красноярский край стал лидером среди регионов-доноров в отстаивании их интересов, в борьбе за реальный федерализм. Подавал, скажем, в суды на федеральные власти, громко требовал децентрализации управления, настаивал на региональной структурной перестройке, на «переносе центра тяжести реформ на места». Да, Москва по-своему понимала этот тезис, и жизнь «на местах» становилась действительно тяжелей, тем не менее намечались контуры реальной Федерации с равенством всех ее субъектов. Не получилось. Но региональные власти тогда хотя бы пытались отстаивать региональные интересы.

Сегодня Заксобрание и губернатор — декорации, освящающие существующий порядок вещей, их функции вновь те же, что при феодализме: способствовать выкачиванию из региона ресурсов. И что же то самое «общественное мнение»? Оно не протестовало против программ освоения Нижнего Приангарья и достройки Богучанской ГЭС, когда министры цинично предписывали жителям затопляемых территорий жить на дне, под водой (это не метафора, реальность), против планов проведения Универсиады-2019, под что сейчас вырубают городские скверы и леса, не возмущалось наращивания крупным бизнесом мощностей и льгот ему. Да, общественность писала петиции об экологической катастрофе в Красноярске князю Альберу II в Монте-Карло, Леонардо Ди Каприо, Пан Ги Муну, и это не казалось абсурдом. При этом прощала депутатам их инициативы ограничить в городе движения авто: по четным дням с четными номерами и наоборот — якобы не промышленность, а именно горожане виноваты в смоге.

В общем, нас не смущает умирание Красноярска (эколого-планировочный и социально-экономический индексы связаны), то, что Минздрав и Роспотребнадзор уже запустили проект адаптации подрастающего поколения к смогу, а среднегодовой прирост рака составляет 5% (цифра из последнего краевого госдоклада о состоянии окружающей среды). Нет, нас смутило баблополучие депутатов. Уф, «конфеткой отравились» (с).

Да очень хорошо, взятки бы меньше брали. Много ли таких бунтовщиков, как глава Мотыгинского района Храмцов — он недавно просто уволился, пояснив, что на зарплату семью с детьми не прокормить.

Мечтали об ответственном гражданском обществе, а выходит, похоже, все тот же инфантилизм, Павлик Морозов и бессмертный Полиграф Полиграфыч. Давно знакомые грабли: «Вы украли деньги у нас, у народа!» Откуда у народа такие деньги, интересно?

И сдается, что этой пьеской в двух действиях — сиди и смотри — потрафили черни и потеребонькали низменные рефлексы не просто так. Это не просто пар в свисток. Такой вот пошлостью, обезьянством, пародией на гражданское общество — сливаются протестные настроения. Это отвлечение внимания.

Видимо, медики правы: если дышать диоксидом серы, наступают необратимые разрушения головного мозга. Человек постепенно становится дебилом. Ну и тот же алюминий, накапливаясь в организме, тоже умерщвляет клетки мозга, ведет к потере памяти и слабоумию.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera