Сюжеты

Дружба с диабетом

Самая лучшая борьба — ее отсутствие

Фото автора

Этот материал вышел в № 81 от 28 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Представляем историю из собрания Русфонда, старейшего благотворительного фонда в России, который около 20 лет помогает тяжелобольным детям. Это обычный семейный портрет и простой рассказ о том, как люди преодолевают самое сложное, что может быть в жизни, — недуг собственных детей.

Что может быть понятнее и нужнее борьбы? Допустим, борьбы за жизнь семилетнего Вани Коногорского из Иркутска. С четырех лет у мальчишки диабет в тяжелой форме, сахар в крови скачет как обезумевший. Круглые сутки надо его лишний раз проверить, вколоть ребенку инсулин, да еще выбрать, куда лучше сделать укол: на животе не осталось живого места — от инъекций появляются уплотнения. Хорошо, что в какой-то момент удалось найти средства на помпу, с ней стало намного проще. Но кончаются расходные материалы, опять нужно понять, где взять на них деньги. А ведь еще дом, муж, осенью Ване в школу, вот-вот родится второй ребенок… В такой ситуации что может быть важнее и полезнее борьбы? Только ее отсутствие. Ванина мама Евгения Коногорская считает, что диабет — это, конечно, тяжелое испытание, но бороться с ним нельзя. С ним можно только дружить. Об этом мы и разговариваем:

«И муж, и я — мы оба из Тулуна, это город в Иркутской области. Такой угольный город, основное предприятие — угольный разрез. И вот получается, что в свое время километрах в пятидесяти от Тулуна сделали такой современный поселок городского типа, питерские проектировщики этим занимались. Очень красиво: коттеджи, пятиэтажки. Был даже запланирован трамвай, то есть строились грандиозные планы. Мои родители и родители мужа получили там квартиры. Так что мы с Данилом знали друг друга, получается, с пятого класса. Жили напротив, играли вместе. Потом поехали учиться в Иркутск, в политех, стали чаще общаться. Со второго курса начали вместе жить, а потом поженились.

Появился у нас Ваня. Родился он первого мая, праздничный такой ребенок. Все с ним было хорошо. До полутора лет он был со мной, а потом я вышла на работу. Пошли сначала в маленький частный детский садик, семь детишек всего там было. Но он вдруг что-то начал болеть. Нашли тогда няню, оставили его дома. А в четыре года опять отдали в детский сад. И вот он стал там нервничать, капризничать, много пить жидкости. Воспитательница нам сказала, что это бывает: дети всегда поначалу так себя ведут. Адаптация, ничего страшного.

На майские поехали в Тулун к бабушкам и дедушкам. Был у Вани как раз день рождения, поели мы сладкого. Смотрю, вялый какой-то. Ну что это значит? Непонятно. Вернулись домой. Каникулы еще были, в подъезде у нас начали делать ремонт, краской пахло, так что мы уехали к сестре. Там Ваня тоже как будто не в себе был. Я думаю: ну, может, переживает, что не дома. А когда вернулись, смотрю: нет, что-то тут не то. Вызвали педиатра. Она взяла кровь на анализ и этим спасла нашего ребенка. Его сразу отправили в реанимацию. Это было 13 мая 2013 года. Два дня Ваню там держали на капельницах, потом перевели в отделение — и мы начали жить по-новому.

Я вообще ничего не знала про диабет. Ну то есть я знала, что диабет есть, но не больше того. Слово «инсулин», мне кажется, я даже до этого не слышала. Слава богу, попались мне в стационаре мамочки опытные, одна из Ангарска, а другая из Братска. И вот они давай меня накачивать информацией: как считать гликемические индексы, какие нужны иголки для инъекций, как делать массаж, как колоть, куда колоть. Загрузили меня. В хорошем смысле, конечно. Потому что у меня был шок и ужас. К тому же Ваня был в это время неадекватный совершенно. Ничего не слышал, не понимал. Сахар с перепадами: то высокий, то низкий. Дети в такое время есть хотят дико, и Ваня кричал: «Мама, отдай мою сосиску!» Лез мне в рот. Или вдруг его начинало трясти от низкого сахара, я бегала по отделению и звала на помощь. У меня от всего этого поначалу были истерики. И вот в какой-то момент ко мне в больнице подошел мальчик, тоже диабетик. Посмотрел так на меня — а у меня, видимо, слезы были, — посмотрел и говорит: «Только не вздумайте говорить вашему ребенку, что он умрет». У меня сразу все истерики как отрезало.

Ну первый месяц, конечно, все равно был один ужас. Я сахар мерила по 15 раз в сутки. Колола Ваню все время, чтобы хоть понять, как и что на него действует. Но ничего, постепенно острое состояние сняли. Я начала разбираться, узнавать, как вообще люди с такими проблемами живут. Мне рассказали про помпу, про то, что она стабилизирует положение. Нам помогла приобрести ее организация, где работает муж. А с расходниками помог Русфонд. Нам прислали и иголки, которых я сначала боялась. Они вставляются не приборчиком, а рукой — под углом складку на коже делаешь и втыкаешь. Страшно. Иголка 17 миллиметров. Но она нас в итоге спасла. В живот и в попу предыдущие иголки уже не шли: была непроходимость. Так мы попробовали в ногу — и получилось!

Вообще в нашей ситуации умение справиться со страхом многое меняет. Например, мы сначала боялись думать о втором ребенке. Но потом решили: жизнь долгая, если всего бояться, проще пойти повеситься. Теперь вот будет второй парень. А Ванька — он молодец, справился с ситуацией быстрее нас. Он мне даже говорит теперь: «Знаешь, мама, мне повезло, что у меня диабет, — я теперь хотя бы правильно питаюсь».

Мне кажется, в такой жизни, как наша, главное — понимать, что труднее всего приходится ребенку. Не у тебя беда, а у него. Ему надо помочь. Надо научиться действовать так, чтобы у него было меньше проблем, меньше осложнений. Надо этому научить и его. А для этого нужно разобраться с собой, то есть принять ситуацию. Вот она есть, от нее никак не избавиться, придется с ней жить. Так что с диабетом не бороться надо, с ним надо дружить».

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Благотворительный фонд Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Коммерсантъ». Решив помочь, вы сами выбираете на rusfond.ru способ пожертвования. За эти годы частные лица и компании пожертвовали в Русфонд более десяти миллиардов рублей. Помощь оказана почти тридцати тысячам детей.

НУЖНА ПОМОЩЬ

Дана Шинкоренко, 10 лет, правосторонний грудопоясничный сколиоз 2-й степени, требуется корсет Шено. 145 390 руб.

К семи годам дочка начала сильно сутулиться. У моей старшей дочери инвалидность из-за сколиоза, поэтому я попросила ортопеда в поликлинике обратить внимание на позвоночник Даны. Дочке сделали рентген, выяснилось, что у нее сколиоз грудного и поясничного отдела позвоночника. Мы проконсультировались в Брянской областной детской больнице, врачи порекомендовали лечебную гимнастику и массаж. Улучшений не было: у дочки болела спина, образовался горб справа, появились проблемы с дыханием, изменилась походка. Дане стало трудно сидеть на уроках. Я обратилась в Московский центральный институт травматологии и ортопедии (ЦИТО) имени Н.Н. Приорова. Доктор рекомендовал ношение жесткого ортопедического корсета Шено, который поможет предотвратить дальнейшее искривление позвоночника. Корсет дорогой. Мне самой его не оплатить: я одна воспитываю двух дочерей. Пожалуйста, помогите!

Ольга Шинкоренко, г. Унеча Брянской области.

ПОМОЧЬ ДАНЕ ШИНКОРЕНКО

Реквизиты для помощи

Благотворительный фонд Русфонд
ИНН
7743089883
КПП 774301001
Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва
К/с 30101810200000000700
БИК 044525700

Назначение платежа: организация лечения, фамилия и имя ребенка (НДС не облагается). Возможны переводы с кредитных карт, электронной наличностью. Вы можете также помочь детям, пожертвовав через приложение для iPhone: rusfond.ru/app, или сделав SMS-пожертвование, отправив слово ФОНД (FOND) на номер 5542. Стоимость сообщения 75 рублей. Абонентам МТС и Теле2 нужно подтверждать отправку SMS.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110; rusfond.ru
e-mail: rusfond@rusfond.ru
Телефон 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный, благотворительная линия от МТС), факс 8 495 926-35-63
с 10.00 до 20.00

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera