Расследования

Хозяева жизней

Кто и как пытается скрыть следы внесудебных расправ в Чечне. Публикуем доказательства

GettyImages

Этот материал вышел в № 82 от 31 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

25

В начале июля «Новая газета» опубликовала материал «Это была казнь» — о внесудебных расправах в Чечне. Мы привели список погибших и передали все известные нам данные в Следственный комитет. Проверять их никто не стал. Зато мы получили упреки в том, что доказательств газета не привела. Ну что ж, вот вам доказательства. А также — рассказ о том, кто и как пытается скрыть следы преступлений

9 июля «Новая газета» опубликовала список 27 жителей Чечни, ставших, по нашим данным, жертвами массовой внесудебной казни. В ночь с 25 на 26 января все эти люди были предположительно расстреляны в Грозном на территории дислоцирования полка патрульно-постовой службы полиции (ППСП) им. Ахмата Кадырова.

С момента публикации прошло 20 дней. Никаких убедительных опровержений нашей информации за это время не последовало.

Однако, как мы предполагали, родственников указанных в списке людей стали вызывать в отделы полиции. Угрожая задержанием оставшихся в семьях мужчин, от людей требовали подписывать заявления о том, что их родственники, фигурирующие в списке «Новой газеты», якобы ушли в Сирию. Также от семей требуют выдать заграничные и российские паспорта указанных в списке людей. Мы не исключаем, что затем эти документы могут появиться на территории Сирии. По данным «Новой газеты»,

в Сирию, где чеченское руководство занимается активной внешнеполитической деятельностью, были вывезены телефоны некоторых фигурантов расстрельного списка.

Звонки с этих номеров могут быть использованы как доказательство, что люди из списка до сих пор живы и находятся за пределами Российской Федерации.

Версию о том, что расстрелянных людей задним числом пытаются выдать за сирийских боевиков, подтвердило и независимое расследование журналистов «Би-би-си». По данным «Би-би-си», родственников убитых заставляли подписывать пустые бланки протоколов или писать заявления, что их родные выехали из Чечни в неизвестном направлении и никаких претензий к сотрудникам чеченской полиции они не имеют.

Еще раз подчеркнем. Попытки «списать» на Сирию бесследное исчезновение минимум 27 жителей Чечни были предсказуемы. Мы подготовились к такому развитию событий.

Итак. В марте «Новая газета» получила документальные подтверждения существующей в Чечне практики внесудебных казней. Мы добились проведения доследственной проверки и передали все имеющиеся на тот момент у нас сведения в Следственный комитет России. Была начата доследственная проверка.

Позднее «Новая газета» получила ксерокопии фототаблиц, составленных сотрудниками МВД по Чечне. Они плохого качества, однако их данные подтверждаются заявлениями родственников по фактам задержания их близких чеченскими силовиками.

Первая фототаблица касается людей, принимавших участие в нападении на полицейского в Грозном 17 декабря 2016 года, а также задержанных позже — ​по подозрению в причастности к этому нападению.

Напомним, 17 декабря 2016 года несколько молодых людей убили знакомого сотрудника полиции и угнали его машину. В ходе погони они сбили сотрудника ДПС. Большая часть нападавших была уничтожена, трое были ранены и задержаны. По факту нападения было заведено уголовное дело, о чем сообщили уполномоченные ведомства и государственные СМИ.

В фототаблице, которая оказалась в распоряжении «Новой газеты», фигурируют все трое задержанных: Исмаил Бергаев, Сахаб Юсупов и 18-летняя Мадина Шахбиева. В результате ранений все они были госпитализированы в ГКБ № 9 г. Грозного. После помещения в больницу, по сведениям «Кавказского узла», задержанным была оказана медицинская помощь (Мадине Шахбиевой ампутировали раздробленную пулей ногу), общее состояние всех троих позволяло «принимать участие в следственных действиях».

Задержанные по подозрению в нападении на полицейского 17 декабря 2016 года

Однако в фототаблице напротив фотографии Шахбиевой указано: «22.12.2016 скончалась в ГКБ № 9».

Обстоятельства смерти Шахбиевой доподлинно неизвестны. По данным «Мемориала», «девушку живой забрали из больницы родственники и впоследствии при неизвестных обстоятельствах убили. А затем тихо, не устраивая поминальных обрядов, похоронили на кладбище родного села Шалажи Урус-Мартановского района Чечни».

По данным «Новой газеты», Мадина Шахбиева является племянницей близкого к депутату Адаму Делимханову чеченского силовика Шахмана Шахбиева. В Чечне это обеспечивает вполне достаточный мотив для внесудебной расправы. Дело в том, что участие Мадины Шахбиевой в нападении на полицейского чрезвычайно скомпрометировало ее семью и родственников, а «убийство чести» с точки зрения негласных чеченских законов как раз могло бы семью реабилитировать.

справка

Шахман Шахбиев, кличка «Бандит», входит в так называемый «Чеченский полк», состоящий из чеченских сотрудников МВД по ЧР, находящихся в Москве якобы для охраны руководства республики, традиционно останавливающихся в «Президент-отеле». На самом деле чеченские силовики под этим прикрытием занимаются силовым сопровождением рейдерских схем. Высокопоставленные чеченцы — либо бенефициары этих схем, либо задействованы в качестве «решальщиков» в бизнес-конфликтах.

После того как в марте 2012 был задержан Зелимхан Исраилов (более известный по кличке «Бес» и возглавлявший самую мощную на тот момент коллекторскую чеченскую группировку), Шамхан Шахбиев и его группа заняли лидирующие позиции. В 2014 году Шахбиев и его группировка были задержаны за стрельбу в ночном клубе Москвы, всем было предъявлено обвинение в хулиганстве. Шахбиев был осужден на 2 года условно и освобожден из-под стражи в зале суда.

Бергаев и Юсупов были, по данным «Новой газеты», расстреляны месяц спустя в Грозном на территории ППСП им. Ахмата Кадырова.

Между тем с момента возбуждения уголовного дела все трое — ​Бергаев, Юсупов и Шахбиева — ​являлись подследственными. То есть без ведома следователя, ведущего дело, никакие действия с этими людьми никто не мог совершать. После выписки из больницы эти люди должны были быть помещены в СИЗО.

Как получилось, что, находясь под следствием, все они были убиты?

Судя по ответам на запросы «Мемориала», тщательно отслеживающего эту ситуацию, СУСК ЧР не в состоянии внятно объяснить, что именно произошло с Бергаевым, Юсуповым и Шахбиевой. И это очень странное молчание чеченского СУСКа в лице генерала Сергея Соколова.

С момента публикации «Это была казнь» прошло уже 20 дней, а мы до сих пор не получили никакой реакции от СКР, хотя направили следствию запрос. При этом список убитых мы передали следователю еще три месяца назад — ​в апреле этого года. В соответствии с российскими законами мы ждем официального ответа.

Установив контакт с семьями указанных в списке жертв, мы выяснили удивительную вещь.

Оказывается, за 100 дней, что идет доследственная проверка, следователи до сих пор так и не опросили никого из родственников задержанных и предположительно убитых жителей Чечни. Более того. Журналисты «Би-би-си», ведущие параллельное расследование, выяснили, что Следственное управление Следственного комитета Чечни (СУСК ЧР) на протяжении всего этого времени отказывается принимать у родственников заявления о бесследном исчезновении их близких.

Это, по сути, свидетельствует о том, что доследственная проверка фактов внесудебных расправ в Чечне, санкционированная в апреле этого года руководством страны, игнорируется ведомством Бастрыкина.

Если бы чеченский СУСК (да и СКР в целом) был более решителен, то вполне возможно, что январскую казнь удалось бы предотвратить. И вот почему.

После 17 декабря чеченская полиция начала так называемые «веерные» задержания всех, кто был знаком или контактировал с напавшими на полицейского. Затем были задержаны знакомые этих знакомых и так далее. Всего за период с конца декабря по январь было задержано, по данным газеты, около 200 жителей Чечни.

Так, были задержаны фигурирующие в расстрельном списке «Новой газеты» Адам Ильясов и Ислам Алимханов. В фототаблице указано, что они были задержаны 18 декабря 2016 года. 19 декабря был задержан Ризван Маликов. Альви Хакимов, Сайхан Эскарбиев были сняты с автобуса и задержаны 21 декабря 2016 года. Зелимхан Джабаев был задержан 21 декабря у себя дома. Адам Абубакаров был задержан 22 декабря.

Обратим внимание читателей на важный момент: в полицейской фототаблице четко указан статус — ​ЗАДЕРЖАН.

То есть очевидно, что этих людей намеривались преследовать в уголовном порядке. О казни без суда и следствия речи не шло. Эти предположения подтверждаются сведениями из журналов СИЗО г. Грозного, куда были помещены некоторые задержанные, оказавшиеся затем в расстрельном списке «Новой газеты». То есть сначала хотели действовать по закону и привлечь людей к уголовной ответственности. Но затем, видимо, кем-то очень могущественным было принято спонтанное решение о внесудебной расправе. И чеченский СУСК в этой ситуации занял удивительно пассивную позицию, которую, как мне кажется, невозможно трактовать иначе как пособничество.

«Следы», свидетельствующие о задержании чеченскими полицейскими всех 27 человек, расстрелянных в ночь с 25 на 26 января, остались в большом количестве. Собственно говоря, их даже и не прятали, рассчитывая, видимо, что никто никогда о казни не узнает.

В распоряжении «Новой газеты» имеется еще одна полицейская фототаблица, в которой фигурируют 67 жителей Чечни, задержанных в прошлом декабре и в январе этого года.

Фрагменты списка 67 жителей Чечни, задержанных в декабре 2016-го и январе 2017 года. 14 из них, по сведениям «Новой газеты», были расстреляны

В этой таблице также присутствуют фотографии всех 67 человек, сделанные, очевидно, сразу после задержания. На некоторых фотографиях зафиксированы явные следы физического насилия, на других фото мы видим, как задержанные прикованы наручниками к батарее или шведской стенке. 47 человек из числа упомянутых в этой таблице были привлечены к уголовной ответственности. Один человек был передан в Центр по противодействию экстремизму МВД по ЧР и судьба его неизвестна. 5 человек были отпущены. Остальные 14 человек, обозначенные в этой таблице, были, по нашим сведениям, расстреляны.

Информация из этой полицейской таблицы подтверждается еще одним документом. Мы получили его из секретариата Уполномоченного по правам человека при главе Чечни Нурди Нухажиева. Это — ​одно из многочисленных заявлений, с которыми родственники задержанных на протяжении восьми месяцев обращаются во всевозможные республиканские инстанции.

Заявление лаконичное (орфография и пунктуация оригинала):

«С 17 декабря 2016 года по 15 января 2017 года из дома были увезены в неизвестном направлении наши сыновья. В наши дома в ночное время ворвались неустановленные сотрудники правоохранительных органов, вывели на улицу и увезли в неизвестном направлении наших сыновей. Сотрудники не представились, не сообщили в чем они подозреваются и куда везут. По настоящее время судьба этих ребят нам неизвестна.
Уважаемый Нурди Садиевич прошу Вас оказать возможное содействие в установлении местонахождения наших сыновей и защите их конституционных прав».
Заявление родственников задержанных, зарегистрированное в секретариате Уполномоченного по правам человека в Чечне

В этом заявлении указаны полные данные и дата задержания 13 парней. Данные всех человек полностью совпадают как с полицейскими фототаблицами, зафиксировавшими факт задержания, так и с расстрельным списком «Новой газеты».

Заявление подписали 13 матерей и отцов, в нем указаны номера телефонов подписантов, их адреса. Заявление зарегистрировано 14 июля, то есть через 5 дней после публикации «Это была казнь».

По данным «Новой газеты», на днях всех этих людей заставили подписать заявления о том, что их сыновья «ушли на войну в Сирию и претензий к сотрудникам чеченской полиции не имеют».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera