Сюжеты

«Мы потеряли столько, что даже потеряли страх»

Число погибших в ходе уличных протестов в Венесуэле уже перевалило за сто человек и продолжает расти

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 83 от 2 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Татьяна ВорожейкинаНовая газета

3

30 июля 2017 г. президент Венесуэлы Николас Мадуро смог осуществить свой план, объявленный два с лишним месяца назад, и провести выборы в Конституционную Ассамблею, которая должна разработать и принять новую конституцию страны. Это произошло, несмотря на беспрецедентные в истории Латинской Америки массовые протесты оппозиции, «восстание граждан», которое не прекращается уже четыре месяца. Число погибших в ходе уличных протестов уже перевалило за сотню и продолжает нарастать: только в день голосования были убиты, по меньшей мере, 12 человек, включая одного из кандидатов от правящей партии.

Означает ли это победу авторитарного режима над демократической оппозицией и поддерживающим ее населением? Созыв Конституционной ассамблеи, намеченный на первую неделю августа, должен, по замыслам режима, привести к роспуску действующего парламента страны, Национальной ассамблеи, большинство в которой принадлежит оппозиционному Круглому столу демократического единства, одержавшему сокрушительную победу на парламентских выборах декабря 2015. Борьба Мадуро с оппозиционным парламентом, попытки прекратить его полномочия с помощью подконтрольного режиму Верховного суда, и привели в начале апреля к массовому взрыву недовольства. Порядок выборов 545 депутатов Конституционной ассамблеи, принятый Национальным избирательным советом, отводит треть мест фактически назначенным сторонникам режима (представителям так называемых «сообществ»), а распределение остальных мест происходит при явном преимуществе в пользу сельских округов, где режим все еще контролирует население, перед городскими округами, которые массово поддерживают оппозицию.

На этих условиях оппозиция отказалась участвовать в выборах, несмотря на призывы режима к «конструктивному сотрудничеству». С самого начала и оппозиционный Круглый стол, и влиятельные круги внутри чавизма (в частности, генеральный прокурор Венесуэлы Луиса Ортега) указывали на то, что созыв выборов в Конституционную ассамблею путем указа президента противоречит действующей конституции страны, принятой под руководство Уго Чавеса в 1999 г. и предусматривающей решение этого вопроса только путем всенародного референдума. Так что античавистская оппозиция выступает в данном конфликте как защитник законности, установленной основателем режима, в то время, как его преемник на посту президента ее очевидно для всех нарушает, стремясь узаконить окончательное разрушение институтов и фактический переход к диктатуре.

16 июля оппозиция провела собственный референдум, на котором призвала граждан ответить, согласны ли они на проведение запланированных режимом выборов в Конституционную ассамблею. 7,2 миллиона венесуэльцев приняли участие в этом референдуме и отказались поддержать план режима. Это означает, что примерно половина тех 15 миллионов человек, которые участвовали в последних президентских и парламентских выборах, однозначно выступают на стороне оппозиции. Эта доля электората практически не меняется в последние годы: в 2013 г. кандидат от оппозиции Энрике Каприлес получил 7,3 млн. голосов на президентских выборах (Мадуро, соответственно, 7,5 млн.); на парламентских выборах 2015 г. оппозиция собрала 7,7 млн. голосов против 5,6 млн. у правящей партии. Это означает, помимо прочего, что оппозиции, несмотря на все ее старания, не удалось вовлечь в протесты и перетянуть на свою сторону основную часть довольно многочисленных слоев беднейшего населения, которые были сторонниками режима Чавеса и основными бенефициарами его социальной политики, а теперь являются жертвой безумной экономической политики и разрушения экономики в некогда богатейшей нефтяной стране Латинской Америки. Традиционное недоверие низов к средним слоям, составляющим главную социальную опору оппозиции, все еще сильнее нарастающего недовольства бедных режимом Мадуро.

Согласно официальным данным Национального избирательного совета, в выборах в Конституционную ассамблею приняли участие 41,43% (8,1 млн. человек) зарегистрированных избирателей. По данным оппозиции, на участки для голосования пришли не более 12% тех, кто имел на это право. Судить о подлинности официальной цифры в условиях ужесточения репрессий и фактического распада государства, на мой взгляд, практически невозможно. Многие наблюдатели отмечают, что официальные каналы телевидения давали только крупные планы отдельных голосующих (не давая общих) и сопровождали эти картинки комментариями о выстроившихся к участкам для голосования тысячах граждан. В ряде районов, являющихся оплотом оппозиции (в частности на востоке и юго-востоке Каракаса), избирательные участки вообще не открылись. Оппозиция призвала своих сторонников выйти в день выборов на перегороженную баррикадами главную магистраль столицы Франсиско Фахардо, пересекающую город с запада на восток. Накануне правительство запретило любые массовые демонстрации 30 июля под угрозой уголовного преследования. В полдень моторизованные отряды Национальной гвардии начали жестко разгонять собравшихся, с применением дубинок и слезоточивых газов.

Венесуэла совершенно очевидно вступила в решающий момент своей истории. Режим, а точнее его наиболее авторитарные и коррумпированные круги мертво вцепились во власть. Мадуро, до известной степени, оказался в собственной ловушке. Его попытки договориться с оппозицией накануне выборов в Конституционную ассамблею пойти на уступки оппозиции с тем, чтобы ее кандидаты приняли участие в выборах и тем самым легитимизировали их, столкнулись с сопротивление тех чиновников правительства, которые имеют наиболее серьезные проблемы с юстицией, в том числе международной. Главной движущей силой проекта «Конституционная ассамблея» называют второго человека режима, бывшего председателя парламента Дьосдадо Кабельо. В том случае, если ему удастся возглавить вновь избранную Конституционную ассамблею, он имеет реальные шансы стать фактическим президентом страны, превратив Мадуро в номинальную фигуру. Кабельо – бывший военный, в обличие от Мадуро – бывшего водителя автобуса. Это будет означать попытку фактической ликвидации оппозиции, к чему открыто призывает Кабельо. Мадуро, впрочем, также заявил, что проведенные выборы дают возможность чавизму «свести все счеты».

Оппозиция считает, что единственное средство противостоять неуправляемому развитию ситуации и ускоренному сползанию страны к полному хаосу, является продолжение мирных демонстраций с требованием отставки Мадуро и скорейшего проведения президентских выборов. Как заявил председатель Национальной ассамблеи Хулио Борхес, «мы не хотим столкновения с другими гражданами, мы ведем борьбу только против правительства, которое убивает». Важную роль должно сыграть внешнее давление на режим Мадуро: результаты выборов 30 июля не были признаны большинством латиноамериканских правительств, США и Евросоюзом. Президент соседней Колумбии, куда устремляется нарастающий поток бегущих от нищеты и репрессий венесуэльцев, Хосе Мануэль Сантос в самых жестких выражениях отказал проведенным в Венесуэле выборам в законности.

Но главное, конечно, решится и очень скоро внутри страны. Это будет зависеть от того, смогут ли венесуэльцы и дальше выходить на улицу, препятствуя окончательному утверждению диктатуры (по словам одного из демонстрантов, «Мадуро привел страну на самое дно. Мы потеряли столько, что даже потеряли страх»), а также от того, осмелится ли армия стрелять в народ, когда сил полиции и Национальной гвардии перестанет хватать.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera