Сюжеты

Фальшь-парад

Парламентские партии хотят бороться со спойлерами, потому что последние, кажется, мешают «официальным оппозиционерам» выполнять ту же функцию

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 85 от 7 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анна Байдаковакорреспондент

3
Петр Саруханов / «Новая»

Лидеры КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР заявили, что законодательство о партиях необходимо ужесточить, чтобы отсечь «фейковые партии». В 2012 году, после массовых протестов, на волне политической либерализации правила регистрации партий были максимально смягчены, и почти все депутаты проголосовали за снижение минимальной численности партий для регистрации. Теперь они жалуются на партии-спойлеры и хотят вновь ужесточить правила. Заявления Геннадия Зюганова, Владимира Жириновского и Сергея Миронова о необходимости борьбы со спойлерами прозвучали в пятницу на молодежном форуме «Территория смыслов» на Клязьме. «Известия» опубликовали заявления лидеров о том, что они предложили администрации президента ужесточить законодательство о партиях.

— Мы эту тему с администрацией президента обсуждали. Они понимают, что сегодня чуть ли не каждый может создать партию. Мне кажется, что группа по изменению избирательного законодательства, работающая сегодня при АП, обязательно займется этим вопросом, — сказал изданию Геннадий Зюганов. Сергей Миронов заявил, что партия, которая в течение двух лет не может провести хотя бы одного муниципального кандидата, должна лишаться регистрации, а для тех, кто сможет пробиться в законодательные собрания регионов, нужно отменить даже действующий муниципальный фильтр.

— Существовавшая система с 77 партиями, которые никто не знает, требует перемен. Если партия смогла провести своих депутатов в заксобрания пяти субъектов РФ, она освобождается от прохождения муниципального фильтра  — это тот самый барьер, который отсечет неизвестные партии на выборах, — сказал «Известиям» Миронов. Поддержал идею ужесточения законодательства и Владимир Жириновский.

Напомним, что правила регистрации для партий были существенно смягчены в 2012 году: второго апреля 2012 года президент Дмитрий Медведев подписал им же внесенный закон, который, в частности, позволял регистрировать партии с минимальной численностью не сто тысяч членов, как до этого, а всего пять тысяч. Тогда практически все депутаты проголосовали «за»: голосов против не было вовсе.

Во всех трех партиях затруднились ответить «Новой», существуют ли какие-то официальные документы с инициативами по изменению Закона «О политических партиях». По словам секретаря ЦК Сергея Обухова, скорее всего, речь пока идет только о некоем «общем проговоре» вопроса между лидерами парламентских фракций с замглавы АП Сергеем Кириенко.

— Либерализация в итоге обернулась дискредитацией демократических принципов, это вылилось в фейковые партии, — сказал Обухов «Новой». — Форточка возможностей какое-то время была открыта, какие-то партии зарегистрировали, а затем остались партии, которые участвуют в политтехнологических играх администрации президента. По словам Обухова, основные спойлеры, досаждающие КПРФ, — это КПСС Андрея Богданова и «Коммунисты России». «Какие-то спойлеры есть у «Справедливой России». У ЛДПР — нет, они полностью легли под «Единую Россию», — считает Обухов. По его мнению, минимальную численность партии, необходимую для регистрации, нужно поднять до пяти тысяч человек.

По словам главы отделения КПРФ в Москве Валерия Рашкина, в начале июня парламентские партии обсуждали возможную реформу выборного законодательства с администрацией президента, в частности, отмену муниципального фильтра, и тогда же был поднят вопрос о возможном ужесточении правил регистрации. По мнению Рашкина, не вредно было бы даже вернуться к прошлой норме численности в 100 тысяч человек.

— У нас более сотни партий, — говорит депутат от «Справедливой России» Валерий Гартунг. — Если партия на протяжении нескольких лет не участвует в выборах, какой смысл в такой партии? Если она выдвигает кандидатов, но они не проходят — другое дело. Но сейчас вопрос не в количестве партий, а в конкурентности избирательного процесса. Барьеры, которые сейчас есть, в частности муниципальный фильтр, ограничения по наблюдению на выборах — все это существеннее, чем вопрос численности. Нужно не впадать в крайности. Когда сняли барьер по количеству, то у нас сотни партий появилось, приходишь на избирательный участок и видишь портянки с огромным количеством партий.

— 500 человек для регистрации партии — это сверхлиберальное законодательство, и многие партии зарегистрированы только на бумаге, для провокаций и банального зарабатывания денег, когда выдвигаются кандидаты-спойлеры и начинается торг, — говорит депутат от ЛДПР Ярослав Нилов. — Мы вносили инициативу об увеличении минимальной численности до 5 тысяч человек года три назад. В 2012 году мы голосовали за то, чтобы была такая возможность (зарегистрировать свою политическую силу.Ред.) у граждан, которые пытались создать партии. Слишком было зачищено политическое поле, и либеральные шаги были необходимы. Но получилось, что те шаги были совершены с перегибами, налицо злоупотребления.

Политолог, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев считает, что парламентские партии защищают в первую очередь собственную политическую монополию, которую они делят с «Единой Россией».

— Логика другая: «хотим быть только мы», — говорит Кынев. — Фейковые кандидаты от этого не исчезнут. Если у власти есть желание создавать спойлеров, она будет это делать. Но одновременно уничтожаются политические площадки. Когда вы яркие, когда вы всерьез боретесь за избирателя, вас ни с кем не перепутают. Перепутают тех, кто друг от друга не отличается. А сейчас понять, где кончается партия власти и начинается оппозиция, уже трудно. То, что мы наблюдаем сейчас, является следствием многолетнего искусственного замораживания политической системы. Обновить существующие партии нельзя, новые зарегистрировать почти невозможно. Правоприменение осталось выборочным: с одной стороны, государство регистрировало массу партий явно фейковых, но реальные партии, где есть яркие политики, регистрации не получили. Самый очевидный пример — «Партия прогресса» Алексея Навального. Если государство считает нужным регистрировать спойлеров, оно будет их регистрировать, чтобы контролировать парламентскую оппозицию. Не было бы проблемы спойлеров, если бы оппозиция была настоящей, потому что, если мы посмотрим на региональные выборы, успешность спойлеров обратно пропорциональна тому, насколько яркие люди возглавляют региональные отделения партий. Если граждане понимают смысл голосовать за эти партии, спойлеры успеха не имеют. В большинстве демократических стран регистрация партий является предельно либеральной, фактически заявительной. Большая пороговая численность встречается только в странах третьего мира, а данные численности — это всегда фейк: все упирается в желание ее проверить. Единственный измеритель — это количество голосов на выборах. Если кандидаты настоящие и всерьез борются за голоса, то их ни с кем не перепутаешь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera