Репортажи

«Кровь и почва» уходят из-под ног

События в Шарлоттсвилле заставили Америку говорить о призраках гражданской войны

Фото: EPA/MICHAEL REYNOLDS

Этот материал вышел в № 89 от 16 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Пановсобкор «Новой», Вашингтон

57

В американском городке Шарлоттсвилль, штат Вирджиния, в минувшую субботу произошли крупнейшие столкновения на межрасовой почве. Погибла 32-летняя белая женщина, выступавшая против акции неонацистов, Ку-клукс-клана и других ультраправых групп. По данным полиции, не менее 35 человек получили повреждения, пятеро находятся в критическом состоянии. Арестован 20-летний житель штата Огайо Джеймс Алекс Филдс-мл., преднамеренно направивший автомобиль в толпу людей. Двое полицейских, участвовавших в массовой операции по наведению порядка, погибли в результате аварии вертолета. Губернатор Вирджинии объявил чрезвычайное положение, в город были стянуты подразделения Национальной гвардии и полиции.

Реакция Трампа: от «виноваты все» до «расизм — это зло»

Америка, позабыв о текущих политических проблемах, в том числе, о возможном военном ударе по КНДР, вспомнила о призраках Гражданской войны между Севером и рабовладельческим Югом (1861—1865 гг.).

После восьми лет пребывания в Белом доме первого в истории президента-афроамериканца Обамы расизм по-прежнему остается болезненной нерешенной проблемой этой страны. От 6 до 8 тысяч «альтернативных правых»-неонацистов, ку-клукс-клановцев и т.д. съехались в Шарлоттсвилль не столько протестовать против возможного сноса памятника генералу армии конфедератов Роберту Эдварду Ли (решение сносить пока не принято), сколько заявить о себе, как о влиятельной силе, поддерживающей идеи президента Трампа: «сделать Америку снова великой», «вернуть рабочие места американцам, выгнать мигрантов, запретить въезд в США мусульманам».

Сторонники «власти белых» голосовали за Трампа на выборах. Это — часть его самого преданного, «ядерного электората». Дэвид Дюк, бывший лидер Ку-клукс-клана в радиоинтервью в феврале прошлого года заявил, что «не проголосовать за Трампа означает предать свое наследие», а в Шарлоттсвилле в субботу он отметил: марш «Объединяйтесь, правые» знаменует «поворотный момент» в истории США. «Мы полны решимости вернуть нашу страну. Мы собираемся выполнить обещания Дональда Трампа. Это то, во что мы верили, и именно поэтому мы голосовали за Трампа».

Саманта Блюм, мать 20-летнего Филдса-мл., направившего автомобиль в толпу людей, сказала в интервью местной газете, что ее сын сказал, что едет на митинг «альтернативных правых» в Вирджинию. Она подумала, что это мероприятие «связано с Трампом».

Неудивительно, что Трамп снова попал под огонь критики, когда, выступая в субботу в Нью-Джерси, назвал столкновения в Шарлотсвилле «вопиющим проявлением ненависти, фанатизма и насилия со всех сторон». «Со всех сторон», — добавил он еще раз. Американские СМИ, политические оппоненты президента и даже видные представители Республиканской партии отметили, что президент поставил на одну доску неонацистов и антифашистов, тех, кто выступил против расистов.

«Виновата одна сторона», — написал в твиттере бывший вице-президент Джо Байден, а Барак Обама процитировал Нельсона Манделу: «Если люди научились ненависти, их можно научить и любви». Сенатор-республиканец Джон Гарднер сказал: «Господин президент, мы должны называть зло его именем». Сенатор Марко Рубио констатировал: «Президент должен сказать, что это был теракт, выполненный сторонниками власти белых». «Неонацисты полагают, что имеют (в лице Трампа) друга в Белом доме. Я призываю президента разубедить эти группы в том, что он является их другом», — заявил сенатор Линдси Грэм. При этом он добавил: Трамп «упустил возможность быть достаточно четким».

Мэр Шарлоттсвилля Майк Сигнер обвинил президента в росте радикальных настроений в США: «Посмотрите на кампанию, которую он проводил, посмотрите на заигрывание со сторонниками превосходства белой расы, с белыми националистами, с антисемитскими группировками».

Трамп в субботу не назвал вещи своими именами и только спустя 48 часов, в понедельник, выступил, наконец, с «правильным» заявлением, которого от него требовали и союзники, и противники. «Расизм — это зло. И те, кто во имя него совершают насилие, — преступники и головорезы, в том числе Ку-клукс-клан, неонацисты, белые националисты и другие группы, которым ненавистно все, что дорого нам, американцам», — заявил Трамп в телевизионном выступлении из Белого дома. Слова сказаны, но осадок остался.

Вокруг памятников и знамен

В 1924 году в парке тихого студенческого городка Шарлоттсвилль (население менее 50 тысяч человек) установили конную статую генерала Роберта Э. Ли — командующего войсками мятежных южных штатов в Гражданской войне. Любопытно, что автором памятника был скульптор из Нью-Йорка Генри Мервин Шреди, но он скончался и работу завершил итальянец Лео Лентелли. Парк в центре города тоже назвали в честь генерала. Вирджиния воевала на стороне Юга, в Ричмонде одно время находилась столица Конфедерации, этот штат стал полем самых кровопролитных сражений и наиболее пострадал от войны. Кстати, восстанавливали Вирджинию всей страной — при самом активном участии северных штатов: инвестировали, строили мосты и туннели, прокладывали железнодорожные пути.

До недавнего времени в США изваяния и символы мятежного Юга мирно сосуществовали с более поздними монументами — прямо, как в Лондоне, где на одной миле возле Вестминстерского аббатства стоят памятники королю Ричарду Львиное Сердце, Оливеру Кромвелю — мятежнику, который добился казни короля Карла Первого, премьер-министру сэру Уинстону Черчиллю и Махатме Ганди. Такое соседство подчеркивает: для британцев одинаково ценны разные вехи их истории. В США такого примирения с собственной историей не произошло. Центральное место в Гражданской войне занимал расовый вопрос. А он с тех пор так и не был решен — чтобы «полностью и окончательно».

Теперь, похоже, мирному сосуществованию памятников приходит конец. Два года тому назад убийство афроамериканского пастора и восьми прихожан в городе Чарльстон в штате Южная Каролина потрясло страну. Фотографии убийцы — Дилана Руфа, позировавшего со знаменем Южной Конфедерации и горящим звездно-полосатым флагом США неожиданно стали последней каплей.

Знамя Конфедерации и другие памятники и символы Юга рассматривают теперь как символы расизма, а законодатели в нескольких штатах добиваются снятия символики конфедератов, вывешенной наряду с национальными флагами вблизи официальных учреждений. Крупнейшие розничные сети и интернет-магазины не только США, но и всего мира сняли с продажи товары с флагом Конфедерации. До массового убийства черных прихожан белым расистом Д. Руфом (в январе этого года суд приговорил его к смертной казни) были резонансные убийства молодых афроамериканцев — 17-летнего Трейвона Мартина во Флориде и 18-летнего Майкла Брауна в Фергюсоне, штат Миссури.

Фото: EPA/TASOS KATOPODIS

В свете этих событий общественные организации Шарлоттсвилля (в том числе, местное отделение Национальной Ассоциации улучшения жизни цветного населения — N.A.A.C.P.) потребовали демонтировать памятник генералу Ли. На постаменте написали краской: «Жизни афроамериканцев важны» — девиз протестного движения, набравшего значительный вес в американском обществе во время волнений в Фергюсоне. В феврале этого года городской совет Шарлоттсвилля решил убрать памятник генералу, противники сноса немедленно подали в суд, мотивируя тем, что совет не имел юридического права принимать такое решение. В мае представители ультраправых организаций провели митинг протеста. А городской совет в ответ переименовал «Парк генерала Ли» в «Парк Эмансипации» (т.е. освобождения от рабства)!

Памятники Конфедерации — символы сторонников превосходства белой расы, ксенофобии, антисемитизма и антиисламизма, утверждают сегодня одни. Нет, это — символы исторического и культурного наследия Юга, воспетого в произведениях Фолкнера и Митчелл, спорят другие. В 2016 году конгресс США впервые официально призвал ограничить использование флага Конфедерации. В мае этого года монумент генералам Роберту Ли и Пьеру Гюставу де Борегару снесли в Новом Орлеане. Тогда обошлось без погромов.

Как исламский террорист

Субботним столкновениям в Шарлоттсвилле предшествовал факельный марш ультраправых к студенческому лагерю университета Вирджинии вечером в пятницу. Манифестанты скандировали: «Жизни белых важны», «Евреи нас не заменят» и нацистский лозунг «Кровь и почва». В марше мог участвовать и 20-летний Джеймс Алек Филдс-мл., который на следующий день направил автомобиль Dodge Challenger в другие машины рядом с толпой демонстрантов, вызвав цепную реакцию: одна женщина была убита, 19 ранены. Первоначально сообщалось, что он непосредственно влетел на автомобиле в толпу людей.

Но сначала в субботу утром произошли столкновения представителей «белого марша» и анархистской левой организации Antifa. Полиция не разделила две враждебные группы и слишком поздно вмешалась, применив спецсредства для разгона собравшихся, в том числе, перцовый газ. Филдс, одетый в белую майку поло и брюки хаки — униформу движения «Авангард Америки», с черным щитом с двумя перекрещенными белыми мечами (движение поспешило от него отречься, заявив, что не имеет ничего общего с убийцей), после разгона марша совершил наезд на толпу — в духе терактов в ряде стран Европы, совершенных исламскими террористами. Белый националист Филдс повторил действия «европейских» джихадистов на американской земле. Генеральный прокурор Джефф Сешнс назвал это «актом внутреннего терроризма».

В понедельник утром прошли судебные слушания, Филдса-мл. обвинили в «убийстве второй степени», умышленном причинении вреда здоровью, а также в неспособности предотвратить происшествие, в результате которого погибли люди. Он не может быть выпущен из тюрьмы под залог, постановил судья.

По словам учителя истории Дерека Веймера в школе, где учился Филдс-младший, он с детства разделял экстремистские взгляды, написал исследовательскую работу о вооруженных силах нацистов. «Он был большим поклонником Адольфа Гитлера. Сейчас я чувствую, что в этом есть доля моей вины, хотя я пытался изо всех сил донести до него истину, но проиграл», — признается Дерек Веймер.

32-летняя помощница юриста Хизер Хейер, уроженка Шарлоттсвилля, наоборот, всегда активно выступала против насилия и любых форм дискриминации. «Она была сильной и неравнодушной, — вспоминают ее друзья и сослуживцы, — и одновременно ранимой, могла расплакаться прямо у компьютера, прочитав в интернете о какой-то несправедливости». В субботу Хизер пошла на митинг против марша ультраправых. Она погибла, ее друзья получили ранения. Американцы в первые же часы после трагедии собрали 225 тысяч долларов пожертвований в помощь семье погибшей.

Вновь восставшие из праха призраки Гражданской войны — тревожный признак раскола страны. С одной стороны, «белые супрематисты» — сторонники превосходства белой расы, видимо, поверили, что с Трампом пришло и их время. С другой стороны, электоральное движение афро- и латиноамериканцев, интеллектуальной и артистической элиты, женщин-сторонниц Демпартии — всех, кого называли «избирательной базой Обамы», кто неожиданно проиграл выборы Трампу (а они убеждены, что без вмешательства Кремля тут не обошлось), не намерены сложа руки наблюдать, как «Юг снова поднимается» (строка из популярной песни конфедератов). А значит, Шарлоттсвилль может повториться в другом месте.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera