Репортажи

«Сечин сам позвонил и уговорил приехать в «Роснефть»

Начался судебный процесс над экс-министром Алексеем Улюкаевым

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 90 от 18 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

10
 

16 августа в Замоскворецком суде стартовал один из самых громких процессов последних лет — по делу о вымогательстве взятки министром Минэкономразвития у главы «Роснефти» Игоря Сечина. Алексея Улюкаева задержали в ноябре 2016 года. В багажнике служебного автомобиля обнаружили сумку с 2 миллионами долларов. По версии СКР, эти деньги у главы «Роснефти» Улюкаев вымогал за выданную Минэкономразвития положительную оценку сделки по покупке госпакета акций «Башнефти». В уголовном деле 31 том. Бывший чиновник вину отрицает и называет уголовное дело «гнусной провокацией», выгодной «коррумпированной части менеджмента и спецслужб». Суд отклонил ходатайства защиты о прекращении производства по делу и возврате его в прокуратуру, и продлил домашний арест экс-министру до конца января.

9.15 утра. Алексей Улюкаев уже в зале, за столом возле железной клетки. В темно-синей футболке в полоску, сосредоточенно читает электронную книгу. В какой-то момент журналисты спрашивают, что именно он читает.

— Чехова. Великий русский писатель. Я, к сожалению, мало читал в последнее время, — ответил он. Пошли вопросы о суде, о Сечине, о возможном росте ВВП и экономике в целом. Экс-министр был краток. Настроен оптимистично, положение экономики «отличное, но не безнадежное», рост ВВП возможен, что касается главы «Роснефти», лишь заметил: «Ну, он свидетель».

К моменту выхода молодой судьи Ларисы Семеновой зал был набит до отказа. Выяснив личные данные Улюкаева («Где работаете?» — «В настоящее время нигде»), судья передала слово прокурору Борису Непорожному, который огласил обвинительное заключение. (Непорожный был обвинителем по делу о взятке тульского губернатора Дудки. Другой прокурор — Павел Филипчук был обвинителем по «болотному» и по делу Надежды Савченко.)

Бумага оказалась очень короткой: на 2 листа и 4 минуты чтения. Итак. Занимая высокую государственную должность, Улюкаев 27 января 2016 года направил в правительство предложение о продаже находящихся в федеральной собственности более 50% акций «Башнефти». 29 июля из правительства в Минэкономразвития поступило поручение о подготовке предложений о приватизации «Башнефти». Позже Улюкаев направил доклад с одобрением сделки по покупке акций «Башнефти» «Роснефтью». Далее следовало:

— 15 октября 2016 года, находясь в служебной командировке на саммите глав государств стран БРИКС, Улюкаев потребовал от Сечина взятку в сумме 2 миллиона долларов США в качестве благодарности за дачу им положительного заключения на осуществление сделки по приобретению пакета акций «Башнефти», угрожая в случае отказа препятствовать законной деятельности «Роснефти» путем дачи отрицательных заключений иным сделкам компании, — читал прокурор.

Улюкаев напряженно и внимательно слушал. Прокурор продолжал:

— Сечин, реально воспринимая угрозу Улюкаева, будучи поставленным последним в условия, при которых тот вынужден передать взятку в целях предотвращения вредных последствий для интересов компании, согласился на незаконное требование Улюкаева.

В целях пресечения преступной деятельности Улюкаева в период с 27 по 28 октября 2016 года Сечин обратился с соответствующим заявлением в ФСБ, сотрудники которой привлекли его для участия в оперативно-разыскных мероприятиях. 14 ноября 2016 года в 12 часов 41 минуту между Сечиным и Улюкаевым состоялся телефонный разговор, в ходе которого последний подтвердил намерения получить взятку, согласился в указанный день приехать в офис «Роснефти». В период с 17 часов до 17 часов 25 минут, находясь на территории офиса «Роснефти», Улюкаев лично получил от Сечина, действовавшего в рамках оперативно-разыскных мероприятий, взятку в особо крупном размере в сумме 2 миллиона долларов США, то есть 130 миллионов 433 тысячи 400 рублей. Улюкаев поместил указанные средства в багажник своего служебного автомобиля, где они были обнаружены и изъяты сотрудниками Федеральной службы безопасности России.

— Подсудимый Улюкаев, вам понятно предъявленное обвинение? — учтиво-вежливо спросила судья Семенова.

— Ваша честь, обвинение мне понятно.

— Вы с ним согласны?

— Нет, не согласен, — спокойно, без каких-либо эмоций отвечал Улюкаев. — Виновным себя не признаю полностью. В отношении меня сотрудниками федеральной службы безопасности была совершена провокация взятки, организованная на основании заведомо ложного доноса главы «Роснефти» Игоря Сечина и начальника службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова. В отношении меня в отсутствие каких-либо объективных доказательств было сфабриковано обвинение, которое основывается исключительно на показаниях Сечина о том, что я якобы вымогал у него взятку за положительное заключение Министерства о возможности участия компании «Роснефть» в приватизации «Башнефти». О надуманности этих утверждений говорит то, что это заключение по указанию правительства было дано задолго до произошедших с Сечиным событий. Последний заявил, что я также угрожал ему в случае отказа совершить действия, направленные на воспрепятствование деятельности компании «Роснефть». Думаю, что простого здравомыслия более чем достаточно, чтобы видеть ложность и абсурдность данных заявлений. Абсурдность не только ввиду того, что служебные полномочия не позволяют мне вмешиваться в деятельность коммерческих структур вообще, тем более в деятельность «Роснефти», которая не подведомственна ни Росимуществу, ни Минэкономразвития в особенности, но и ввиду очевидной неэквивалентности моего политического веса и веса господина Сечина в российском политическом истеблишменте.

Главным аргументом моей якобы виновности являлся факт получения мной от Сечина сумки, в которой находились 2 миллиона долларов США. В этой связи считаю необходимым заявить, что передача мне этой сумки была заранее спланирована сотрудниками ФСБ, которые в течение нескольких недель, основываясь на ложных показаниях Сечина, ждали моих незаконных требований по передаче взятки. Естественно не дождались этого, и, понимая, что их не последует, Сечин сам позвонил мне и под предлогом обсуждения важных текущих вопросов в деятельности компании уговорил меня приехать в «Роснефть». Обвинение полностью проигнорировало обстоятельства передачи Сечиным мне данной сумки, что в совокупности не оставляет сомнения в совершении относительно меня провокации. Я надеюсь на объективное и честное рассмотрение судом данного уголовного дела.

Впрочем, о том, под каким предлогом Сечин все-таки дал ему эту сумку с деньгами, Улюкаев пока не рассказал. Пока же в суде объявили перерыв до 1 сентября. Тогда, как ожидается, придут первые свидетели обвинения. В списке из 15 фамилий заявлен и господин Сечин, но придет ли он в суд, пока неизвестно. Официальный представитель «Роснефти» Михаил Леонтьев сообщил, что повестку в суд глава компании пока не получал. При этом Леонтьев заметил, что Улюкаев своим выступлением в суде уже признал себя виновным, не отрицая факт получения сумки.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera