Сюжеты

«У кого в шортах крыша или не в шортах, никого это не спасет...»

Как губернатор Меркушкин борется за алкогольные акцизы. Избранное из стенограммы

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Политика

4
 

— Сегодня мы рассматривать будем очень важный для нас вопрос. Важный с разных точек зрения. Это проблемы противодействия нелегальному обороту алкогольной продукции. Она очень важна в целом для страны. Мы это знаем. Она исключительно важна для Самарской области. Почему? Потому что здесь у нас проблем, как нигде в других регионах, очень много. <…> Из территориального дохода, по разным оценкам экспертов, но и не только, и министерства экономики, и министерства финансов области, мы теряем от трех до четырех миллиардов рублей ежегодно. А если брать примеры других регионов, которые работают успешно относительно, то эту цифру можно еще ужать в полтора-два раза. То есть насколько много они в итоге имеют для бюджета и насколько общество у них, значит это, благополучней.

Это еще очень затрагивает жителей губернии. По статистике, это статистика окружная, статистика в целом по стране, количество вызовов скорой помощи, и особенно после праздников, ну, таких, скажем, государственных праздников, Новый год и так далее, в Самарской области в десятки раз, послушайте, в десятки раз выше, чем в соседних регионах по ПФО.

<…>

И сегодня мы еще ряд конкретных предложений обсудим, предложим варианты. Значит, у нас есть все возможности, которых, может быть, нет у других даже регионов, у абсолютного большинства других регионов, чтоб мы смогли здесь навести полный порядок. И я назвал цифры, которые теряет областной бюджет. С учетом того, что акциз делится там пропорционально с федеральным бюджетом и плюс на акциз накладывается НДС, который стопроцентно идет в федеральный бюджет. Если он ушел от акциза, он еще и потерял НДС, то есть если государство потеряло НДС, то называем эти четыре миллиарда, федеральный бюджет ежегодно теряет от работы Самарской области такой доход. Примерно восемь миллиардов рублей. Восемь миллиардов рублей! И это и для страны огромная сумма. И если мы это не поймем, не поймут те люди, которые сейчас сидят в этом зале. И если не услышат то, что сейчас говорим, люди, которые сидят в других залах, я хочу сказать, система сегодня будет такова, что каждый месяц у министра финансов Российской Федерации будут цифры по каждому региону, и каждый месяц будет доклад президенту. И какой регион сколько миллиардов не додал государству, это будет все абсолютно прозрачные вещи. И понятно, кто в этом виноват. Абсолютно будет все ясно.

<…>

Но я буду коротко, просто еще раз всем, до всех довести. Мы получаем в бюджет наш, если брать на душу населения, это более справедливая оценка, на душу населения, в тридцать раз меньше, чем Татарстан. В тридцать раз. В тридцать раз меньше, чем Татарстан! В сорок раз меньше, чем Мордовия. Вы представляете, какие суммы?! Мы получаем пятьсот миллионов, Татарстан получает десять миллиардов. И хочу сказать, десять миллиардов — это не справедливая доля Татарстана, это как раз перетоки наших денег к ним в бюджет. Это, по большому счету, нас можно назвать лопухами. За наш счет значительно лучше живут другие. Мы не получали четырех-шесть миллиардов в течение четырех лет. И наши деньги получали другие регионы. И только вот в этом году окончательно мы свою долю взяли, значит, получили, выровняли...

Что еще можно сказать? Ну, может быть, это, но тем не менее. Наш коэффициент за шесть месяцев не увеличился, а наоборот. Коэффициент был 1,8. Сейчас коэффициент — 1,6. То есть мы раньше получали с коэффициентом 1,8 деньги. Сейчас мы получаем с коэффициентом 1,6. Можно задать вопрос… Послушайте внимательно! И Явкин тоже! Значит, почему? Вроде бы мы работаем, значит, усилили… А коэффициент наш упал. Причина в том, что другие регионы, большинство, работают более эффективно, правоохранительная система работает более принципиально, более принципиально. И мы на фоне этой, они начинают расти, скорость нашего роста ниже. В итоге наш коэффициент падает.

<…>

И первые же признаки нарушений, мы уже имеем право принимать соответствующие, значит, решения. И штрафовать. А второе решение, второй случай — полностью аннулируются все лицензии и заводятся уголовные дела. И я тоже всем, у кого в шортах крыша или не в шортах, может, у них в погонах крыша, никого это не спасет. Никого!..

Благодарим за помощь «Эхо Москвы в Самаре»

Читайте также

Неужели останется? Вот уже год Самара замирает в ожидании отставки губернатора Меркушкина

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera