Сюжеты

Барселона. Я вернусь на Рамбла

Мир должен стать более справедливым и солидарным — чтобы лишить терроризм любого оправдания

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 91 от 21 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

16

Рамбла, шумный бульвар, который ведет к барселонскому порту — ​одно из главных мест, связанных с моими студенческими временами, и он продолжает быть частью моей жизни. Через несколько дней я собираюсь встретиться там с одним из среднеазиатских друзей, который сейчас отдыхает с семьей на каталонском побережье. Мне показалось, что это будет здорово — ​договориться о встрече у фонтана Каналетес и провести потом Марата по улицам Барселоны, сделав тем самым как бы ответный дар за проведенную несколько лет назад экскурсию в замечательный парк Ашхабада.

Фонтан Каналетес — ​это еще и то место, где я встречалась с Тогрулом в декабре 2014 года, когда мой друг из Баку был в Барселоне: он встречался там со своими детьми, один из которых живет в Германии, а другая — ​в Канаде. Мне хотелось показать Тогрулу Готический район и собор Санта Мария дель Мар и таким образом отблагодарить его за то, что он показал мне свои любимые уголки в Азербайджане, в старом Баку и Гандже. Рамбла, где я много раз бывала со своими друзьями — ​русскими, европейцами или североамериканцами, — ​сейчас окрашена кровью.

Результат теракта в Барселоне и попытки теракта в ночь с 17 на 18 августа в прибрежном каталонском местечке Камбрильс — ​15 невинных жертв и десятки раненых, и это не считая пятерых уничтоженных преступников. Давно в Испании не случалось чего-то подобного — ​с тех пор, как 190 человек погибли на вокзале Аточа в Мадриде в марте 2004-го.

Россияне снова демонстрируют свою солидарность, и у посольства Испании в Москве в пятницу лежали цветы, которые москвичи, молодые и взрослые, принесли сюда в память о погибших. Мои русские друзья весь день высказывали мне свое сочувствие и трогательную обеспокоенность.

Тем не менее, возможно, по инерции, а возможно — ​и потому что пропагандистский стиль рано или поздно деформирует мозги, некоторые комментаторы использовали этот теракт для того, чтобы атаковать европейские ценности и критиковать миграционную политику Евросоюза, которая, по их мнению, чрезмерно либеральна. Один радиожурналист, например, назвал случившееся «кризисом левой Европы, которая нуждается в реформах так же, как и Россия», и сделал вывод, что «надо переосмыслить свою идентичность».

Подобные аналитики забывают, что в России, несмотря на ее суровую миграционную политику, тоже временами случаются теракты, подобные тому, что произошел в Петербурге 3 апреля этого года, когда в результате взрыва в метро погибли 16 человек. Или подобные тому, что был в Волгограде в 2013 году, взрывы тогда оборвали жизнь 34 человек… А еще был взрыв террориста-смертника в московском аэропорту «Домодедово» в январе 2011 года, погиб 41 человек…

Мы живем в глобальном мире, и хотя можно и нужно предпринимать меры предосторожности и заботиться о безопасности, не существует ни одной спецслужбы или полиции, которая была бы в состоянии остановить пару безумцев, если они решат умереть, и арендуют грузовичок, чтобы оборвать жизни десятков невинных, даже и не думая выдвигать какие-либо требования. Религиозные убеждения, на которые они ссылаются в свое оправдание — ​это нечто второстепенное…

Испания была землей эмигрантов. Отсюда эмигрировали наши деды в Америку, чтобы прокормить свои семьи в 20-е годы прошлого века. Отсюда во Францию, Мексику, США или в СССР эмигрировали потерпевшие поражение в Гражданской войне. Эмигрировали печальные и голодные «гастарбайтеры» послевоенного времени — ​работать в автомобильной промышленности Германии или Швейцарии. И неужели сейчас мы должны закрыть двери перед теми, кто бежит от насилия, разрушений, от отсутствия перспектив, бежит из Африки или Ближнего Востока? Как будто наследники колониальных держав могут делать вид, что не видят тех, кто тонет при попытке пересечь Средиземное море…

В XXI веке множественные идентичности смешиваются и накладываются одна на другую в различных мультикультурных комбинациях. Такова реальность, и надо добиться того, чтобы разные сосуществующие идентичности взаимодействовали между собой гармонично, а культуры и религии не противостояли друг другу. В этом маленьком и очень хрупком мире должны быть места для достойной жизни для всех и, хотя эта фраза может показаться избитой, надо серьезно работать над тем, чтобы мир стал более справедливым и солидарным — ​в том числе и для того, чтобы лишить терроризм любого оправдания.

…Я вернусь в Барселону, вернусь на Рамбла, чтобы встретиться там с каталонцами, азиатами, азербайджанцами, русскими, украинцами — ​с друзьями. Пусть приезжают, если хотят.

Пилар Бонет,
корреспондент газеты «Эль Паис» в Москве —
специально для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera